3 октября (23 сентября) 1550 г. объявлен указ Ивана IУ: вокруг Москвы раздаются поместья «избранной тысяче» дворян и детей боярских, которые должны составить столичное дворянство, своего рода личную гвардию царя.

24 (14 июня) 1552 г. жители Тулы в ходе жестокой и кровавой осады отстояли город перед шедшим на Москву 30-тысячным войском хана Девлет-Герея.

25 (15) июня 1552 г. Иван IV Васильевич во главе 150-тысячного войска со 150 пушками выступил из Москвы «на завоевание» Казанского ханства.

Взятие Казани Иваном IV

2 сентября (23 августа) 1552 г. начата осада Казани Иваном IУ. Это был третий поход Ивана Грозного на Казань: два предыдущих провалились из-за растянутости линий коммуникаций русских войск, их оторванности от своих баз и отсутствия опорного пункта близ Казани. На сей раз поход был предварён строительством опорной базы русских войск на правом берегу Волги в 26 верстах от Казани — крепости Свияжск, куда по Волге заранее были сплавлены припасы и тяжёлое вооружение. Основной проблемой во взаимоотношениях Москвы с Казанским ханством была работорговля: татарские отряды непрестанно совершали набеги вглубь русских земель, захватывая рабов, значительную часть которых затем переправляли на азиатские рынки. По сути, именно торговля русскими рабами была одной из основ экономики Казанского ханства. В середине ХVI в. в Казани было до 100 тыс. русских пленников. Московские государи неоднократно, но безуспешно пытались решить эту проблему переговорным путём. Сорвались и попытки установить контроль над Казанью при помощи насаждаемых на ханский трон марионеток.

12 (2) октября 1552 г. войсками Ивана IУ штурмом взята Казань. Казанское царство присоединено к России. Это им удалось только с третьего раза. Царь пытался и ранее усмирить драчливого соседа. Походы на Казань в 1548 и 1550 годах закончились неудачей.

осада Казани Иваном IУ

Предыдущие неудачи чему-то научили Москву и к третьему походу готовились заблаговременно. Сама Казань стояла на высоком холме при впадении в Волгу речки Казанки. Крепость была защищена лишь дубовыми стенами и глубоким рвом. Однако главной трудностью, с которой пришлось столкнуться русским войскам при осаде, оказались совсем не крепостные стены. Дело в том, что город служил лишь резиденцией хана и знати, а само население в произвольном порядке кочевало по окрестным степям со всеми своими кибитками и табунами. И, несмотря на то, что в Казани гарнизон был совсем небольшой, одолеть его было не так-то просто. Осаждающим постоянно приходилось опасаться нападения кочевников с тыла. Поэтому командующий русской армией, талантливый воевода Александр Горбатый, принял вполне разумное решение — сначала разделаться с кочующей ордой. Погонявшись за ней по степям, москвичам, наконец, удалось разбить кочевников в битве на Арском поле.

А тут другая напасть. Совсем некстати Москву решил повоевать крымский хан. Времени другого не нашел. Причем начал он свой поход так целеустремленно, что дошел аж до Тулы. Пришлось разбираться с ним, забыв на время о Казани. Когда войска вернулись к Волге, за дело, наконец, взялись серьезно. Построили укрепленный лагерь и соорудили специальную трехъярусную осадную башню, которую установили напротив городских ворот и начали методично забрасывать крепостной гарнизон ядрами. Какой-то немецкий инженер, или, как его называет летопись, «розмысл», сделал четыре подкопа под стенами города, натолкал туда ящиков с порохом и подорвал. В результате взрыва засыпало колодцы с водой, которыми пользовались защитники города. Теперь можно было штурмовать с чистой совестью. Штурм не удался. Единственным положительным результатом всех штурмовых усилий было то, что отряду воеводы Басманова удалось занять одну из крепостных башен. Там его и бросили доблестно отбиваться от наседавших казанцев, а основные силы отошли в лагерь.

Отбиваться Басманову пришлось целых два дня, до генерального штурма. В предыдущие два дня русские войска, осаждавшие Казань, добились заметных успехов: были подожжены стены, мосты и ворота, занята Арская башня. Накануне артиллерийским огнём, а также благодаря двум подкопам, через которые произведён подрыв, до основания была разрушена городская стена.

Но перед общим штурмом царь Иван попытался добиться мирной сдачи города: с предложением жителям города выдать изменников и положиться на волю государя был отправлен мурза Камай. После этого начался приступ.

Наступление на город началось сразу со всех сторон. Надо отдать казанцам должное — они бились отчаянно. Потери русских были огромны. В конце концов, наступил такой момент, что штурмовать стало некому. После долгих раздумий Горбатый решил ввести в дело последний резерв — царев полк, личную охрану двадцатидвухлетнего Ивана, который хотя и считался верховным главнокомандующим, однако все время сражения провел в своем шатре и в происходящее не вмешивался. Так бы он там, наверное, и сидел, если бы не необходимость задействовать полк. По традиции полк этот мог возглавить только сам царь. С целью подвигнуть его на этот подвиг Горбатый вошёл в царский шатер, где провел довольно долгое время. После чего Иван начал усердно молиться.

По войскам поползли слухи о малодушии царя. Андрей Курбский, извечный оппонент Ивана Грозного, впоследствии просто-напросто обвинил его в трусости. Там же у Курбского мы читаем: «Воевода приказал развернуть государеву хоругвь и самого царя, хотяща и не хотяща, за бразды коня взяв, близ хоругви поставил». Говоря современным языком, Ивана просто за шиворот выволокли из шатра и поставили во главе полка.

Ещё в самый разгар ожесточённых уличных боёв немалая часть штурмующих, особенно из числа донских казаков, вместо сражения учинила грандиозный грабёж и мародёрство. Как вспоминал А. Курбский, «все сбегошася во град, не ратного ради дела, но на корысть многую». Грабёж был остановлен, лишь когда мародёров по приказу воевод стали забивать на месте буквально пачками.

В Казани не осталось в живых ни одного из её защитников, потому что Грозный велел добивать всех вооружённых мужчин, а в плен брать только женщин и детей. Узнав, что город в руках его войска, царь велел служить молебен под своим знаменем, собственными руками вместе с духовником водрузил крест, а позже повелел ставить церковь во имя Спаса Нерукотворного на том месте, где стояло царское знамя во время взятия города. Все сокровища, взятые в Казани, и пленников он отдал войску, а себе взял только царя Едигера, царские знамёна и городские пушки.

«Казань была одним из звеньев монгольской работорговли за счёт русского народа. После её взятия население Казанского царства включено в состав Империи с сохранением всех своих прежних прав. Татарское дворянство осталось дворянством — впоследствии татарский дворянин мог иметь, — и имел, — татарских крепостных. Бориса Годунова никто не попрекает его татарским происхождением. Так побеждённый народ включается в общую судьбу империи — и в добре и во зле, и в несчастьи. И он становится частью Империи. Если бы этого не было, то за время всех нашествий Россия раскололась бы уже десятки раз» (И. Солоневич «Народная монархия»).

13 (3) октября 1552 г. после взятия Казани «3 октября погребали мёртвых и совершенно очистили город. На другой день Иоанн с духовенством, синклитом и воинством торжественно вступил в Казань; избрал место, заложил кафедральную церковь Благовещенья, обошёл город с крестом и посвятил его богу истинному… да будет вовеки неприступною для врагов, вовеки неотъемлемою собственностью и честию России!..
Так пало к ногам Иоанновым одно из знаменитых царств, основанных Чингиссовыми монголами в пределах нынешней России…» (Н. Карамзин «История государства Российского».)

11 (1) марта 1553 г. Иван Грозный, тяжело заболев и почувствовав, что конец близок, повелел составить завещание, в котором объявил наследником своего первого 6-месячного сына Дмитрия, вызвал к себе ближних бояр, чтобы те присягнули на верность будущему государю.

25 (15) декабря 1554 г. Астрахань (татарский Хаджи-тархан) стала российским городом. Ее завоевали войска И. Грозного. Когда русские ладьи спустились вниз по Волге и доставили к стенам города 30 тыс. ратников, гарнизон после недолгого раздумья решил сдаться. Таким образом, Астрахань была взята без единого выстрела. Вскоре, еще раз усмирив Астрахань, Иван возвел на противоположном берегу реки астраханский кремль, который стоит и поныне. Чтобы сильно не тратиться, кирпичи для строительства взяли из развалин столицы Золотой Орды — Сарая, построенного еще при хане Батые. А Батый, в свою очередь тоже оказавшись на редкость экономным, построил Сарай из кирпичей города Итиля, столицы Хазарского каганата. Было тысячи лет назад на Волге такое государство. Какие иногда бывают в истории парадоксы. Уже никто давно и не помнит, что за каганат такой был Хазарский. А чтобы потрогать рукой кирпичи, из которых была построена его столица, надо всего лишь съездить в Астрахань.

 Астрахань (татарский Хаджи-тархан) стала российским городом

5 июня (26 мая) 1555 г. из Москвы в только что покоренную Иваном Грозным Казань отправился святитель Гурий, избранный по жребию первым архиепископом Казанским. Событие было отмечено с большой торжественностью. В присутствии царя и синклита в Успенском соборе отслужили напутственный молебен. Святитель Гурий сел в приготовленные на реке-Москве ладьи и под звон колоколов отправился в путь. Перед ним была поставлена задача обратить мусульман-татар в христианство. За миссионерскую деятельность он был канонизирован православной церковью

2 июля (22 июня) 1556 г. московские войска под командованием И. Черемисина вступили в Астрахань. Обломок Золотой Орды — Астраханское ханство — было присоединено к Московскому государству.

Это ханство почти всегда находилось в зависимости от более сильных Казанского и Крымского ханств. В ХУI в. Крымское ханство, во главе которого стоял Саиб-Гирей, стремилось полностью покорить Астрахань. Поэтому Астраханское ханство пошло на сближение с Россией и в 1547 г. заключило с ней договор. В 1547 г. Саиб-Гирей захватил Астрахань и посадил на престол хана Ямгурчея, враждебно настроенного по отношению к России. Иван Грозный, заинтересованный в получении Россией выхода к Каспийскому морю, послал в 1554 г. в Астрахань три русских отряда под началом воеводы князя Ю. Пронского-Шемякина, которые почти без боя захватили город. На престол был посажен ставленник Москвы Дервиш-Али. В 1556 г. состоялся новый поход русских войск. Дервиш-Али был свергнут и, обвинённый в измене, препровождён в Москву.

17 (7) января 1558 г. по приказу Ивана Грозного в ответ на отказ Ливонии платить дань Москве русские войска вторглись во владения Ливонского ордена. Началась Ливонская война.
11(1) мая 1558 г. в ходе Ливонской войны (1558-1583) войсками И. Грозного взята ливонская крепость Нарва, важнейший торговый город и гавань.

Исход дела решил сильный пожар, вспыхнувший на территории города. Поняв, что дальнейшее сопротивление невозможно, ливонцы сдались на милость победителей.

30 (20) июня 1558 г. в ходе Ливонской войны взята крепость Нейгауз. Оборона крепости, которую защищало несколько сот воинов во главе с рыцарем Фон-Паденормом, отличалась особенным упорством. Несмотря на свою малочисленность, они почти месяц стойко сопротивлялись, отражая натиск войска воеводы Петра Шуйского. После разрушения российской артиллерией крепостных стен и башен немцы в этот день отошли в верхний замок. Фон-Паденорм хотел и здесь защищаться до последней крайности, но его оставшиеся в живых сподвижники отказались продолжать бессмысленное сопротивление. В знак уважения к храбрости осажденных Шуйский позволил им выйти с честью.

Ливонская война