Порой вечерней, в день морозный,
Гуляя у кремлёвских врат,
Решил Иван Василич Грозный,
Что он ни в чём не виноват.
Плохих людей сажая на кол,
Он сам при этом сильно плакал.
Снося народную хулу,
Сам корчился, как на колу.
Тут на коне подъехал Курбский,
Уж под покровом темноты.
Иван спросил: «Андрей, ты русский?»
— Да, царь, такой же, как и ты!
— Тогда скажи мне, коль ты русский,
Чем пред людьми я виноват?
— Да ты, — расчувствовался Курбский, —
Всем русским людям друг и брат!
Он был политиком неслабым
И норов знал государей.
Иван сказал: «Поедем к бабам!»
— К полячкам, — предложил Андрей.

В. Васильев

30 (20) апреля 1564 г., во времена Ливонской войны, после нескольких неудач русских войск под его командованием, дерптский воевода, князь, боярин, писатель Андрей Михайлович Курбский, друг и соратник Ивана Грозного, предчувствуя опалу, из Юрьева (ныне Тарту), куда он был послан воеводой, бежал в литовские владения, спустившись ночью по верёвке с крепостной стены. Позже он перебрался в Польшу. Главной причиной измены был страх перед возможным арестом и неправедным наказанием, но не только. Курбскому претили террористические методы управления, используемые царем, а также замещение государственных должностей людьми подлыми и низкими взамен доблестных и благородных. Г. Плеханов говорил, что Курбский был первым русским, поднявшим голос в защиту человеческого достоинства и заявившим об ответственности государя перед подданными.

Андрей Михайлович Курбский

Первый диссидент?

Он обвинил режим Грозного в кровожадности, из-за чего некоторым россиянам придётся «без вести бегуном от отечества быть». Он писал о «нерадении державы» и «кривине суда» в стране, печалился о бедственном положении дворян.

Курбский участвовал в Казанских походах, был членом Избранной рады, воеводой в Ливонской войне. Действуя, по его словам, из опасения «неправедной» опалы Ивана IV, бежал в Литву. На службу к Сигизмунду Курбский явился не один, а с целою толпою приверженцев и слуг, и был пожалован несколькими имениями (например, городом Ковелем). Уже в сентябре Курбский начал военные действия против России. Он написал мемуарный памфлет «История о великом князе Московском» (1573) и три обличительных послания «лютому самодержцу» (составивших вместе с двумя ответами Ивана IV уникальный литературный памятник).

Побег Курбского послужил поводом для введения опричнины и усиления антибоярского террора.

5 июля (26 июня) 1564 г. началась переписка Ивана Грозного с первым русским диссидентом князем Андреем Курбским. Узнав о побеге Курбского в Литву и получив от него послание, Грозный написал ответ, в котором поносил беглеца и обосновывал необходимость творимых им жестоких массовых репрессий.

13 (3) декабря 1564 г. вся Москва наблюдала необычное зрелище. На Кремлевской площади стояло множество саней, в которые из дворца сносили золото, серебро, иконы, кресты, одежды и деньги. В это время царь Иоанн IV с усердием молился в церкви Успения. Выйдя из церкви, он сел в сани и в сопровождении семьи, ближайших слуг и вооруженной охраны отбыл в неизвестном направлении. Скоро Москва узнала, что царь живет в Александровской слободе (Сейчас это город Александров во Владимирской области.) В царёвой грамоте, присланной митрополиту, Иоанн жаловался, что бояре его совсем притесняют и слушаться не хотят. «Вследствие чего, мы от великой жалости сердца оставили государство, поехали, куда Бог укажет нам путь», — говорилось в послании. Народ, только недавно устрашавшийся жестокостью молодого царя, возопил от горя. Русские люди, как известно, не представляют себе, как это можно жить без государя. На общемосковском сходе было решено послать к Иоанну посольство — бить челом и плакаться.

1 января 1565 г. (24 декабря 1564 г.) Иван Грозный объявил о своём отречении от престола в пользу старшего сына юного царевича Ивана Ивановича, по причине «гнева» на бояр, церковных, воеводских и приказных людей. После прочтения послания царя в Москве резко накалилась обстановка — в Кремль пришли тысячи москвичей, разъяренных названными в послании изменами бояр и Боярской Думе ничего не остается как просить Ивана возвратиться на царство. Через два дня в Александровскую слободу прибыла депутация во главе с архиепископом Пименом, которая уговорила царя вернуться на царство

12 (2) января 1565 г. Иван Грозный, удалившийся в Александровскую слободу и долго отказывавшийся возвратиться на царство, наконец, внял боярским мольбам и объявил им, что согласен снова сесть на престол. Главным условием своего возвращения государь поставил организацию особого царского удельного княжества со своим войском и своей думой, которое получило название «опричнина». Кроме того, он выторговал себе право казнить любого из подданных, в том числе и боярина, тогда как раньше такое решение могла принять только боярская дума.

13 (3) февраля 1565 г. Иваном Грозным учреждена опричнина. Вся Россия разделилась на две части – опричнину и земщину.

Опричники. Картина Н. В. Неврева.

В декабре 1564 г. Иван IУ со своей второй женой царицей Марией и детьми неожиданно уехал в подмосковную Александровскую слободу. В послании митрополиту и боярской Думе, написанном в начале января 1865 г., он объяснил свой отъезд гневом на бояр, участвовавших в заговорах, и заявил, что отказывается от престола. Его письмо к рядовым москвичам послужило искрой к антибоярским выступлениям в Москве. К царю была направлена делегация с просьбой вернуться в столицу. На праздник Сретения господня, 12 (2) февраля 1565 г., царь «расчувствовался» и вернулся в Москву, но потребовал выделить себе особый удел – опричнину. Это название произошло от слова «опричь» (кроме), первоначально означавшего удел, выделяемый вдовым княгиням. Грозный объявил, что в своём опричном уделе он будет полновластным хозяином, предоставив Боярской думе управлять под контролем царя остальными землями Русского государства – земщиной. В опричнину отошли центральные и северные земли с их городами.

Иван Грозный приблизил к себе самых преданных ему дворян и некоторых молодых бояр. Из них он создал особое опричное войско. Опричники – бойцы войска – носили стальные кольчуги, а поверх их – чёрные одеяния, весьма напоминающие монашеские рясы. Их обязали являться к общей трапезе, сопровождаемой молитвами. Словом, получилось нечто вроде монашеского ордена. Правда, жизнь опричного «монастыря» сопровождалась пьянством, оргиями и бесконечными убийствами. Опричники, как удостоенные особой чести, принесли присягу: вовсе не общаться с «земскими». К сёдлам своих коней они прикрепляли собачьи головы и мётлы. Это символически означало, что они выгрызают и выметают измену из Российского государства.

В целом за годы опричнины было казнено около трёх тысяч человек разного звания. Но при этом был положен конец феодальной раздробленности. Московская Русь стала единым государством с централизованным управлением.

25 (15) февраля 1565 г. Иван Грозный предложил устав опричнины. Он сказал, что учреждает особых телохранителей для своей и государственной безопасности. И в этот же день Москва увидела исполнение условий, объявленных царём духовенству и боярам в Александровской слободе: начались казни мнимых изменников, которые будто бы вместе с А. Курбским умышляли на жизнь его, покойной царицы Анастасии и детей его. Первой жертвой стал воевода князь Горбатый-Шуйский, знаменитый участник завоевания Казанского царства. Он был казнён вместе со своим сыном, 18-летним Петром. На кол был посажен и князь Дм. Шевырёв.

Звон медный несётся, гудит над Москвой…
…И звону внимает московский народ
И молится, полный боязни,
Что день миновался без казни…

А.К. Толстой «Василий Шибанов»

В конце Х1Х в. известный русский психиатр П. Ковалевский после изучения большого количества литературных данных доказывал: жестокий царь страдал психическим заболеванием – паранойей.

23 (13) марта 1568 г. митрополит Московский Филипп (Федор Степанович Колычев) выступил с обличением опричнины на богослужениях в Успенском соборе Кремля. В июле 1568 г. его вынудили сложить с себя митрополичий сан, в ноябре он был брошен в заточение и в конце 1569 г. убит.

17 (7) ноября 1568 г. опричники метлами выгнали из храма московского митрополита Филиппа.

20 (10) июля 1569 г. Иван Грозный предоставил своего рода режим наибольшего благоприятствования английской «Московской компании», основанной ещё в 1550-х годах, — выдал ей жалованную грамоту, расширившую привилегии и права английских купцов. Англичанам было предоставлено право беспошлинной торговли по всей России, право чеканить из серебряных талеров русские деньги и т.д.

23 (13) декабря 1569 г.  «подручный» Ивана Грозного Малюта Скуратов в тверском Отрочь-монастыре задушил «подглавием» (подушкой) причисленного впоследствии к лику святых Русской православной церкви борца против опричнины митрополита Московского Филиппа, в миру Фёдора Степановича Колычева (род. в 1507 г.), годом ранее низложенного и отправленного в заключение.

Будущий митрополит Филипп родился 3 марта (21 февраля) 1507 г. в боярской семье Колычевых и носил в миру имя Фёдор. А имя Филипп он принял при постриге в монастыре на Соловецких островах. Когда началась кровавая опричнина, этот прообраз Большого сталинского террора, Филипп отказался благословить Ивана Грозного после службы 21 марта 1568 г. в Успенском соборе Кремля, сказав: «Не узнаю я царя православного!» Свои позиции и взгляды царь и митрополит отстаивали в диспуте, который закончился не в пользу царя. Митрополит трижды отказывал царю в благословении и заявил, что впредь не будет молчать, ибо его молчание «всеродную наносит смерть».

Грозный затаил ярость.

Вскоре после этого Филипп был низложен, арестован. Иван все не мог выбрать, какой смерти его обречь: сперва хотел сжечь, потом – затравить медведями. Иван все не мог выбрать, какой смерти его обречь: сперва хотел сжечь, потом – затравить медведями.

Во время новгородского похода в 1569 г. Иван направил в монастырь к Филиппу своего «кровавого пса», Малюту Скуратова, попросить благословения на поход. 23 декабря, вошедши в келью Филиппа, Малюта с притворным благоговением припал к его ногам и сказал: «Владыка святой, дай благословение царю идти в Великий Новгород!» На что митрополит ответил: «Делай то, за чем ты пришел ко мне, и не искушай меня, лестью испрашивая дар Божий». После чего Малюта и задушил Филиппа.

Это был не только выдающегося мужества, но и выдающихся талантов человек. Будучи игуменом Соловецкого монастыря, он воздвиг ряд оригинальных сооружений, основал «железоделательный промысел», проложил систему каналов между озерами, построил мельницы, оснастил монастырское хозяйство остроумными механическими устройствами для перекачки пива. Вплоть до 1920-х годов, когда на Соловках разместился особый лагерь НКВД, туда со всех концов страны приезжали подивиться на плоды его технического творчества.

3 января 1570 г. (24 декабря 1569 г.) Иван Грозный послал боярина Ивана Новосильцева к казакам, жившим на Северском Донце, с предписанием, «чтобы они Новосильцева слушались во всех государственных делах и тем Царю послужили» и с обещанием «жаловать их за службу». Эта дата тоже условно может считаться днём рождения Донского казачьего войска.

6 января 1570 г. (27 декабря 1569 г.) по ложному доносу о намерении новгородцев перейти под власть польского короля, а его самого «извести», Иван Грозный выступил в Новгород и вскоре приступил к пятинедельному погрому города: ежедневно спускали под лёд 500-600 чел., а в иные дни и до полутора тысяч.

12 (2) января 1570 г. опричное войско Грозного окружило Новгород, отрезав его жителям все пути к бегству. Поводом для осады послужило донесение М. Скуратова-Бельского о том, что новгородцы и псковитяне якобы хотели перейти под власть польского короля Сигизмунда Августа. Впоследствии выяснилось, что «компромат» на невинных новгородцев, якобы переметнувшихся на сторону литовского короля Сигизмунда II, подбросили Малюте Скуратову сами литовцы.

В тот момент, когда Малюта пришёл с наветом на Новгород, Иван играл в шахматы с князем Вяземским. Столик с шахматами тотчас же полетел вверх ногами, и Грозный в страшной злобе прошипел: «Я покажу, как карает московский царь!»

В качестве свидетеля против новгородцев Скуратов хотел использовать митрополита Филиппа. Однако, когда старец отказался, Малюта его просто задушил.

Поход Грозного на Новгород был настоящим смертоносным шествием. По пути он вырезал Клин, Тверь, Торжок, Вышний Волочек и все города до озера Ильмень. Жители были убиты, а имущество разграблено опричниками. «Повесть о походе Ивана Грозного на Новгород» рассказывает, что людей обливали горючей смесью, поджигали, а затем с камнем на шее бросали в воду с Волховского моста. Тех, кому удавалось вынырнуть, добивали опричники.

16 (6) января 1570 г., спустя 4 дня после полного окружения Новгорода, город был полностью разгромлен.

Известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен
злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет предела.

Ш. МОНТЕСКЬЁ

18 (8) января 1570 г. Иван Грозный во главе опричного войска въехал в Новгород, в тот же день начался кровавый разгром города опричниками, названный «новгородским делом».

Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча. Клавдий Лебедев

Заподозрив, что Новгород и все его жители решили поддаться Литве, Иван Грозный в декабре выступил в поход из Александровской слободы. Во всех встречавшихся на пути городах (Клин, Городня, Тверь, Торжок, Вышний Волочек и др.), где никто не мыслил о неприятеле, устраивались резня и грабеж, не щадили ни жен, ни младенцев. Всякого, кто встречался на дороге, убивали. Царев поход долженствовал быть тайною для России! От города Клина до самого Новгорода царь оставил за собой пустыню. Его опричники стерли с лица земли все, что могли.

11 (2) января передовая дружина вошла в Новгород, окружив его со всех сторон крепкими заставами, чтобы никто не мог бежать. С иноков и священников взыскивали по 20 руб. Если кто-то не мог заплатить, его ставили на правеж: всенародно били, секли с утра до вечера. Никто не знал ни вины, ни предлога опалы. Ждали прибытия государева.

Он появился у города 6 числа, на следующий день казнили всех иноков, бывших на правеже, а 8 января Иван Грозный с сыном и дружиною вступил в Великий Новгород. На мосту его встретил архиепископ Пимен с чудотворными иконами, но не приняв святительского благословения, царь приказал Пимену идти в Софийскую церковь; там слушал литургию, молился усердно, пошел в палату к архиепископу, сел за стол со всеми боярами, начал обедать и вдруг завопил страшным голосом… Архиепископа, чиновников и слуг его схватили, палаты и церковь ограбили, после чего немедленно открылся суд на Городище. Ежедневно пред царем представляли от пятисот до тысячи новгородцев, которых били, жгли составом огненным, привязывали к саням и волокли на берег Волхова, где река не замерзала зимой, и бросали с моста в воду целыми семействами: жен с мужьями, матерей с грудными младенцами, которых заталкивали под лёд палками. Ратники ездили на лодках по реке с кольями, баграми и секирами: тех, кто всплывал, кололи, рассекали на части. Казни продолжались пять недель, а потом город подвергся общему грабежу.

Монарший визит стоил новгородцам тысяч жизней и полного разгрома города. В истории кровавых «подвигов» опричнины новгородский погром был самым отвратительным эпизодом.

После отъезда царя из Новгорода оставшиеся в живых миряне собрались в поле у церкви Рождества Христова служить общую панихиду. Возле церкви, в поле, лежало 10 тыс. погибших. В их число не входили утопленные в Волхове, тела которых запрудили реку…

По всей видимости, разорив пол-России, Грозный насытился кровью, потому что не пошёл на Псков, а приказал опричникам «затупить мечи о камни». В Москву он вернулся в прекрасном расположении духа.

А всего убийства и разрушение города продолжались до конца февраля.

Как писал Карамзин, «некому было жалеть о богатстве похищенном. Кто оставался жив, благодарил Бога и не помнил себя в исступлении».

Не правда ли, что нарисованная Карамзиным картина напоминает наше совсем недавнее прошлое?