Самое преступное и гнусное — это лицемерие тиранов.

Э. Роттердамскмй

22 (12) февраля 1570 г., попив народной кровушки, царь-«благодетель» завершил «Новгородское дело». Государь призвал к себе уцелевших именитых новгородцев, воззрел на них оком милостивым и кротким (гнев и ярость внезапно угасли) и тихо сказал: «…Суди Бог изменнику моему, вашему архиепископу Пимену и злым его советникам! На них, на них взыщется кровь, здесь излиянная. Да умолкнет плач и стенание; да утешится скорбь и горесть! Живите и благоденствуйте в сём граде! Идите в домы свои с миром!»

Разорение Новгорода

В Москву он вернулся в прекрасном расположении духа.

Архиепископа вместе с добычей увезли в столицу, а в опустевшем Новгороде (псковская летопись уверяет, что тогда погибло не менее 60 000 жителей) до осени не могли похоронить всех мертвых. Но вершина безумства тирана еще не была достигнута: все эти месяцы шло следствие, искавшее тайных единомышленников Пимена. Их обнаружили среди ближайших слуг царя, которые вместе с ним веселились на пирах и свирепствовали в убийствах. Казнь «изменникам» была устроена летом в Москве. После этого царь мог еще губить, но уже не мог изумлять россиян никакими новыми изобретениями лютости.

12 (2) мая 1570 г. для защиты русских границ основано Донское казачество — сообщество людей, более знакомых с оружием, нежели с предметами мирного обихода, зато идеально подходящих для службы на неспокойных рубежах.

25 (15) июля 1570 г. в Москве на площади, именовавшейся Поганой лужей (ныне Чистые пруды), Иван Грозный казнил около 120 главных московских дьяков (чиновников различных приказов), обвинённых в измене, и свыше 100 новгородских дворян и приказных вместе с их слугами, заподозренных в намерении предаться Польше.

25 (15) января 1571 г. Длившаяся с августа осада Ревеля русско-ливонским войском во главе с Магнусом Гольштейнским не приносила плодов, потому шведскую крепость с этого дня начали обстреливать «огненными ядрами». Но и это не дало результата, и ровно два месяца спустя осаждавшие прекратили напрасные усилия.

13 (3) февраля 1571 г. Иван Грозный утвердил «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе», разработанный воеводой Михаилом Ивановичем Воротынским. Документ считается первым русским уставом о применении войск, прикрывавших границу: как строить укреплённые линии — засеки, организовать гарнизоны, способные оказать деятельное сопротивление противнику.

«Приговор» также устанавливал меры наказания за ненадлежащее выполнение служебных обязанностей: «А которое сторожи не дождався собе отмены, с сторожи съедут, а в те поры государевым укринам от воинских людей учинитца война, и тем сторожем от государя, царя и великого князя бытии кажненым смертью».

На самом деле это не устав, а обыкновенная инструкция. Летом 1552 г. Воротынский показал, что он не только теоретик: в сражении у Серпухова он разгромил крымско-татарское войско. Вскоре Иван Грозный в своём привычном стиле «отблагодарил» верного воеводу: по ложному доносу Воротынского арестовали и подвергли жестоким пыткам. Он не сознался в преступлениях, которых не совершал, но по дороге в ссылку умер от перенесённых страданий.

2 апреля (23 марта) 1571 г. орда крымского хана Девлет-Гирея вступила в южные пределы Русского государства и направилась к Москве.

24 (14) мая 1571 г. 40-тысячная орда крымского хана Девлет-Герея, спалив Коломну, подошла к стенам Москвы. А дальше, как отмечает Соловецкая летопись, «Девлет-Герей Москву и Посады пожегл, от посадов в Большом граде и в Китае в град божий церкви выгорели несть числа. Зажгли посады и город на пятом часу дни, до девятого часа город и церкви и посады — всё выгорело».

войска крымского хана Девлет Гирея

Из-за сильного ветра город выгорел за 3 часа. Иван Грозный, в час смертельной опасности бежавший в Ростов, после отхода хана вернулся в Москву и по обыкновению круто «разобрался» с «виновными».

Крымские татары в очередной раз разорили Москву. С крымскими татарами сладу не было никакого: они горазды были воевать. А Иван Васильевич был хорош только против собственного мирного населения.

К счастью, это было последнее разорение Москвы крымскими татарами.

7 ноября (28 октября) 1571 г. в Троицком соборе Александровской слободы Иван Грозный женился третьим браком, обвенчавшись с Марфой Васильевной Собакиной, 19-летней дочерью худородного коломенского дворянина, коего иные историки полагают дальним родственником Малюты Скуратова.

Первая жена, Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева, скончалась через 13 лет после венчания, в 1560 г. Вторая, дочь кабардинского князя Мария Темрюковна, скончалась через 8 лет после свадьбы, в 1569 г. Долго вдовствовать царь не собирался, потому учинил всероссийский смотр невест.

всероссийский смотр невест

Жену, по Н. Карамзину, он выбрал следующим образом: «Скучая вдовством хотя и не целомудренным, он уже давно искал себе третьей супруги… Из всех городов свезли невест в Слободу, знатных и незнатных, числом более двух тысяч: каждую представляли ему особенно. Сперва он выбрал 24, а потом 12, коих надлежало осмотреть доктору и бабкам; долго их сравнивал в красоте, в приятностях, в уме; наконец, предпочёл всем Марфу Васильевну Собакину, в то же время избрав невесту и для своего старшего царевича, Евдокию Богдановну Сабурову. Отцы счастливых красавиц из ничего сделались боярами».

Однако уже в вечер свадьбы новобрачная слегла, а затем и скончалась 23 (13) ноября 1571 г. Разумеется, государь, разъярённый столь скорой смертью жены, тут же заподозрил обман, измену и отравление, объявив, что Марфу Васильевну извели враги — «и тако ей отраву злую учиниша». Компетентные органы оперативно провели расследование, изыскали в царском окружении 20 искомых врагов и после жестоких пыток казнили их. После чего Иван Васильевич потребовал от церкви признать брак недействительным, дабы жениться снова, ибо он девства невесты «не разрешил».

13 (3) августа 1572 г. произошла решающая битва при Молодях — «неизвестное Бородино» XVI в.

битва при Молодях

Годом раньше крымский хан Девлет-Гирей двинул на Москву войско в 120 тыс. чел. Иван Грозный бежал, бросив город на произвол судьбы. Татары, подойдя к столице, без долгих раздумий пустили на посады зажигательные стрелы, и город сгорел за три часа. Уцелел один Кремль, куда народ не пускали, поскольку там сидел митрополит Кирилл с царской казной. Жертв было не сосчитать.

Через год Девлет-Гирей решил повторить поход. Над Россией нависла самая большая угроза со времен стояния на Угре.

До самой Оки татарское войско дошло беспрепятственно. На ее северном берегу окопалось русское войско воеводы Михаила Воротынского. Но крымчаки, численность превосходившие русское воинство в два раза, обошли обороняющихся и открыли себе путь на Москву. Воевода бросил ненужные теперь укрепления на реке и погнался за татарами. Настиг он их в пятидесяти верстах от Москвы на берегу реки Лопасни. Там-то и произошла битва, закончившаяся бегством Девлет-Гирея. В добычу русским достался весь татарский обоз, шатры и даже ханское знамя.

Охота ходить с набегами на Москву и отторгнуть от России присоединённое в ХVI в. Поволжье у крымских татар была отбита надолго.

Иван по-своему «отблагодарил» Воротынского: уже через год, в 1573 г., тот был обвинен в измене и умер от пыток.

Нелегко приходилось героям во времена царствования Ивана Грозного.

1 января 1573 г (22 декабря 1572 г.) погиб в бою в Ливонии при взятии крепости Вейсенштейн (ныне г. Пайде в Эстонии) Малюта Скуратов (Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский), думный дворянин, приближённый Ивана Грозного и его любимый опричник, глава опричного террора, участник убийств князя Владимира Старицкого, митрополита Филиппа Колычева и многих других. Злые языки твердили, что пуля прилетела Малюте со своей стороны. Прозвище «Малюта» получил за свой малый рост. Был выходцем из среды провинциального дворянства. Дата и место его рождения неизвестны.

Малюта Скуратов

В сентябре 1567 г. во время похода против Литвы находился в опричном войске среди сотенных голов низшего ранга. Выдвижение Скуратова-Бельского связано с исполнением царских приговоров об арестах и казнях. Совершал налёты на дома московских бояр, воевод, дьяков, отбирая у них жен и дочерей для потехи царя и его приближённых. Стал играть выдающуюся роль в опричнине во время массового террора. Руками отличавшегося невиданной жестокостью и умелого палача Скуратова-Бельского Грозный расправлялся с действительными и воображаемыми заговорщиками. Именно Малюте царь поручил в 1569 г. «зачитывать вины» старицкого князя Владимира Андреевича перед его убийством. В декабре того же года Малюта лично участвовал в расправе над митрополитом Филиппом Колычевым, отказавшим царю в благословении на опричные казни. В мае 1570 г. он упоминался уже как думный дворянин.

Одна из дочерей Малюты Скуратова, Мария, была выдана замуж за боярина, будущего царя Бориса Годунова, а другая — за Димитрия Ивановича Шуйского.

В январе 1570 г. в связи с подозрением Новгорода в измене, Малюта руководил грабежами и погромами в городе — были вырезаны тысячи жителей. Решительность и жестокость, с которыми Малюта выполнял все поручения царя, вызывали гнев и осуждение у окружающих. Образ послушного и бездушного исполнителя бесчеловечных приказов царя раскрыт в исторических песнях русского народа, на века сохранившего в своей памяти имя палача и душегуба Малюты Скуратова.

В 1572 г. Малюта был назначен дворовым воеводой, что стало вершиной его карьеры. Участвовал в дипломатических переговорах с Крымом и Литвой.

В конце 1572 г. «верного пса» царя послали под стены осаждённой Пайде, можно сказать, на убой — как обычного бойца, хотя ратное дело он не знал совершенно, боевыми талантами с роду не блистал, да и опыта военного у него никакого не было. Свою пулю Малюта получил, когда был брошен на приступ в составе штурмовой колонны, словно боярский холоп. Не исключено, что роковая пуля прилетела к нему вовсе не со стороны противника, а совсем наоборот: к тому времени «верный пёс» перестал быть нужным царю, но слишком уж много знал.

Имя «Малюта» сделалось в народе нарицательным названием палача и злодея. Царь жил в постоянном страхе перед воображаемыми заговорами, слепо доверял Малюте и видел в нём всегдашнего спасителя. На совести Скуратова не одна сотня замученных. Идеологией Малюты была испепеляющая ненависть. Его имя стало символом зла и бесправия.

22 (12) июля 1573 г. лучший из воевод Сибирского ханства Маметкул прошёл с войском через Камень (Урал) на Чусовую и затем опустошил округу; манси, платившие дань царю Ивану Грозному, подверглись истреблению.

1574 — 1576 Семён Бекбулатович Касимовский ? — 1616

семён бекбулатович касимовский
28(18) ноября 1574 г.
на территории ногайского укрепления Туратау (в русских источниках именовавшегося Чёртовым городищем) основана русская крепость, получившая название Уфа. Она строилась под руководством воеводы Ивана Нагого и, возможно, ведёт своё название от реки, протекающей рядом. В 1586 г. Уфа получила статус города.

9 ноября (30 октября) 1575 г. Иван Грозный пишет униженную челобитную Семёну Бекбулатовичу: «Окажи милость, государь, пожалуй нас!» И просит разрешения «перебрать людишек», то есть попросту убить.

В книге «Смех древней Руси» говорится, что для Грозного было характерно притворное самоуничижение, порой оно сопровождалось лицедейством и переодеванием (даже в сермягу). Когда царь облачался в красное — проливалась кровь, в чёрное — бедствие и горе преследовали всех: людей бросали в воду, душили и грабили; когда же царь бывал в белом — всюду веселились…

1576 — 1584 Иван IV Васильевич «Грозный» 1530 — 1584

20 (10) октября 1577 г. по указанию Ивана IV из Пушечного стола разрядного приказа создан отдельный Пушечный (Пушкарный) приказ — орган, ведавший управлением не только всей артиллерией, но фактически и всей военной «промышленностью» русского государства.

Приказом управляли барон и два дьяка. Помимо того что приказ заведовал всей действующей артиллерией, полевой и крепостной, в его ведении были все пушечные дворы и казённые «зелейные мельницы» — пороховые заводы. Гранатный двор — выделка и гранат. В ведении приказа находилось вообще всё, что имело касательство к производству вооружения, и не только пушек, но и ружей, пищалей, мушкетов, пистолетов, сабель. Литейное дело, в том числе колокольное литьё, тоже было в компетенции приказа. Приказ строил «ствольные мельницы» — заводы по выделке ружей, отвечал за снабжение городов свинцом и порохом, заведовал строительством крепостей и наблюдал за состоянием крепостных укреплений, курировал засеки.