1605 −1605 Годунов Фёдор Борисович 1605-1605х

20 (10) июня 1605 г. произошло убийство в Кремле 16-летнего царя Фёдора Годунова с семейством. Злодеяние — он был задушен вместе с матерью — совершено мятежными стрельцами и боярами, сторонниками Самозванца (Лжедмитрия I). Правил Русью Фёдор всего 58 дней…

1605 — 1606 Лжедмитрий I (Отрепьев Григорий) ? — 1606х

30 (20) июня 1605 г. самозванный царь Лжедмитрий I под звон колоколов торжественно въехал в Москву.

Лжедмитрий I

Сопровождавший его боярин Богдан Бельский поднялся на Лобное место и, сняв с себя крест и образ Святого Николая Чудотворца, произнёс: «Православные! Благодарите Бога за спасение нашего солнышка, государя царя Дмитрия Ивановича. Как бы вас лихие люди ни смущали, ничему не верьте. Это истинный сын царя Ивана Васильевича». В уверение чего боярин поцеловал крест и образ. Богдан Бельский — племянник Малюты Скуратова, двоюродный брат жены Бориса Годунова, деятель опричнины. Именно в его присутствии при игре в шахматы таинственно скончался царь Иван Грозный (по одной из версий, был задушен).

В 1603 г. в Брагине, владении польского князя Адама Вишневецкого, объявился молодой человек. Он назвал себя царевичем Дмитрием, чудом спасшимся от убийц, подосланных Годуновым. Впоследствии русское правительство отождествляло его с беглым монахом Московского Чудова монастыря Григорием Отрепьевым. Вишневецкий решил использовать подвернувшегося «претендента» на русский царский престол. Князь познакомил его с воеводой Юрием Мнишеком и другими польскими феодалами-магнатами. В марте 1604 г. Лжедмитрий был принят польским королём Сигизмундом III — светским иезуитом. Король согласился поддержать самозванца, разрешив ему вербовать наёмников для военного похода на Москву. Авантюрист обещал королю в случае успеха отдать ему Смоленск и часть Новгород-Северской земли, заключить вечный союз с Польшей, допустить распространение католической религии в России и помочь Сигизмунду вернуть шведскую корону, отнятую у него его дядей Карлом IХ. Самозванец тайно принял католичество, 27 (17) апреля 1604 г. исповедался и подписал письменное обязательство служить римскому папе и ордену иезуитов. В октябре 1604 г. Лжедмитрий с отрядом польской наёмной конницы перешёл Днепр и начал поход на Москву. На его сторону перешли жители многих южных городов и областей России, обманутые воззваниями самозванца, провозгласившего себя истинным и законным царём и обещавшим всевозможные льготы и милости своим будущим подданным. К Лжедмитрию присоединились некоторые русские воеводы из бояр, недовольные Годуновым. В Москве зрел опасный заговор. 17 мая 1605 г. на сторону Лжедмитрия перешло посланное против него войско. В середине июня в Москву прибыли гонцы самозванца с его «милостивой грамотой». На Красной площади горожанам прочитали воззвание Лжедмитрия. Народ, обманутый заговорщиками, ринулся в Кремль. Предатели проникли в дом, где скрывались Годуновы и убили Фёдора и его мать. Народу объявили, что Годуновы отравились…

«Дмитрий Самозванец у Вишневецкого» картина Николая Неврева

31 (21) июля 1605 г. Лжедмитрий I, он же, по всей вероятности, галичский дворянин Юрий Отрепьев, бывший монах кремлёвского Чудова монастыря Григорий, был коронован на царство. «Имея наружность некрасивую, Отрепьев заменял сею невыгоду живостию и смелостию ума, красноречием, осанкою благородною…».

Кстати, венчался он на царство дважды. Первая коронация состоялась, как и полагается, в Успенском соборе Кремля. Вторая коронация произошла тут же, не отходя далеко от собора. В соседнем храме, Архангельском, как известно, располагаются могилы почивших Рюриковичей, то есть предков настоящего царевича Дмитрия. Вот там самозванец и решил короноваться во второй раз, рассудив, что уж после этого сомневаться в его царском происхождении никто не посмеет. Он облобызал надгробия всех великих князей Московских и отправился в придел храма поклониться могилам «предков» — «папеньке» Иоанну Грозному и «старшему сводному брату» Фёдору Иоанновичу, приняв затем от епископа Арсения шапку Мономаха.

Кстати, он первым из российских самодержцев заявил претензии на титул императора, однако даже польский король Сигизмунд именовал Лжедмитрия всего лишь «князем».

А за три дня до коронации в Москву из Белозерского монастыря прибыла инокиня Марфа. В миру ее звали Марией Нагой, и была она последней женой Грозного и соответственно матерью Дмитрия. Настоящего Дмитрия. Марфа перед всем народом должна была заявить: «Да, это мой сын», чтобы покончить с колебаниями тех, кто все еще сомневался в царском происхождении нашего героя. В середине июля Нагую привезли в село Тайнинское, что недалеко от столицы. Сначала Отрепьев отправил к ней князя Михаила Скопина, чтобы отвести от себя подозрения в сговоре. А уже через несколько дней выехал он сам, под охраной отряда польских наемников. Местом официальной встречи стало поле у села Тайнинское. Обливаясь слезами, вдова Грозного и беглый монах обняли друг друга. Народ, наблюдавший за происходящим, был тронут зрелищем и выражал свое сочувствие криками, всхлипываниями и рыданиями.

Не процарствовал и года. Но народ поверил, что самозванец — истинный сын Ивана Грозного.

Первым делом самозванца было низложение патриарха Иова, на место которого был возведён архиепископ Рязанский, грек Игнатий. Он венчал самозванца на царство. Лжедмитрий вернул в Москву опальных бояр, но это ему не помогло удержаться на троне.

В течение этого времени самозванец направо и налево раздавал деньги придворным, опустошал государственную казну и начал покушаться на монастырские ценности. Окружавшие Лжедмитрия наёмники вели себя нагло. Дурной пример подавал им сам самозванец. В народе росло недовольство царём. Бояре под руководством Василия Шуйского начали готовить государственный переворот.

22 (12.) ноября 1605 г. в Кракове состоялось обручение (венчание) «по доверенности» дочери сандомирского воеводы Марины Мнишек с представителем Лжедмитрия I, дьяком Афанасием Власьевым.

18 (8) мая 1606 г. в Москве состоялось торжественное венчание и свадьба Лжедмитрия I с Мариной Мнишек, дочери польского воеводы. Польские послы в беседе с русскими боярами ставят тех в известность о тайных обещаниях, данных полякам Лжедмитрием, — распространение на всю Россию Брестской унии, по которой в 1596 г. на территории Речи Посполитой Православная церковь была объединена с католической, территориальные Уступки и завещание русского престола Польше после смерти Лжедмитрия I.

Лжедмитрий I и Марина Мнишек Гравюра

После пышной свадьбы начались бесконечные оргии и бесчинства.

27 (17) мая 1606 г. в Москве заговорщиками во главе с В. Шуйским на девятый день после венчания с М. Мнишек (она умрёт через восемь лет в заточении) низложен и сожжён Лжедмитрий I после того, как, пытаясь спастись, он выкинулся в окно…. Через несколько часов самозванца выдали прятавшие его стрельцы. «Не твёрдо на главе моей лежит венец, и близок моего величия конец», — писал Сумароков в трагедии «Дмитрий Самозванец». «Злосчастная судьба, постигшая Дмитрия, служит новым доказательством превратности человеческой судьбы…» — мнение кардинала Боргезе.

А началось всё рано утром, когда зазвонили колокола. Москвичи, спровоцированные на бунт под предлогом «защиты царя», кинулись в дома, где жили польские феодалы и начали избивать их. В ходе погромов Шуйский под прикрытием беснующейся толпы вместе со своими вооружёнными слугами проник в Кремль уже для проведения спецоперации по ликвидации Лжедмитрия. Возле успенского собора Шуйский, приложившись к образам, призвал бить «еретика». Лжедмитрий сначала отбивался алебардой, затем попытался выбраться через окно во двор, но упал, вывихнув ногу. В него выстрелили из пистолета, а затем забили мечами и алебардами, надругавшись над телом убитого. Позже останки Лжедмитрия откопали, сожгли и, смешав, согласно легенде, пепел с порохом, забили в пушку и выстрелили в сторону Польши.

Смута продолжалась…

Кем был он: самозванцем или действительно чудесно спасшимся сыном Грозного — неизвестно. В своё время известный историк Н. Костомаров весьма убедительно доказывал, что Лжедмитрий I и Григорий Отрепьев — два разных лица.

Царствующий Лжедмитрий 1 убит, а новым царём Руси уже через два дня после убийства самозванно стал Шуйский, сделав то, ради чего весь заговор и учинил.

Нельзя сказать, что Лжедмитрий был плохим царём. Не в пример другим коронованным особам, он считал своим долгом два раза в неделю принимать в Кремле жалобщиков из простонародья и заседать в думе с боярами практически ежедневно.

Итогом однолетнего царствования Лжедмитрия стало некоторое улучшение экономики на Руси. Но, заразившись болезнью многих выскочек, — страстью к стяжательству — он «чёрт знает куда», как писали летописцы, раскидал 500 000 руб., которые составляли всю государственную казну.
Неизвестно, кто именно подал Григорию мысль представиться убиенным царевичем. Сам Отрепьев говорил, что некий монах признал в нём царского сына по осанке и героическому нраву. Странно, но во время московского восстания «героический» нрав «царевича» не проявился в полную силу. Спасаясь от заговорщиков, возглавляемых Шуйским, Лжедмитрий даже не пытался спасти свою любимую жену Марину. Пробегая мимо её комнаты, он только трусливо крикнул: «Сердце моё, измена!»

Стоит остановиться ещё вот на чём. Политическая пропаганда и фольклор использовались теми, кто злоупотреблял в своем стремлении искаженно представить историю, культуру и народное сознание того времени. Пришло время отойти от сплетен и стереотипов и понять человека, которого Р. Хелли (чикагский историк, написавший о Лжедмитрии в 1971 г. большую книгу) называл «одним из немногих действительно просвещенных правителей, которых Россия когда-либо имела».