1610 — 1610 «Семибоярщина»

Семибоярщина

27 (17) августа 1610 г. изменническое боярское правительство («Семибоярщина») призвало на московский престол польского королевича Владислава, заключило с ним договор о признании русским царём — при условии принятия им православия и ночью пропустило польский отряд в Москву. Этот шаг стоил России долгих лет войны с Польшей, продолжавшейся и после окончания Смутного времени.

1610 — 1612 Владислав IV Сигизмундович Ваза Польский 1595 — 1648

17 (7) сентября 1610 г. Из старорусской хроники: «Пришли из стана Сигизмунда вольные люди, в два часа овладели Козельском; погибло семь тысяч жителей, увели в плен воевод, бояр… Разграбили добро и ушли, предав пламени город».

Владислав IV Ваза

29 (19) сентября 1610 г. Москва занята поляками.

10 декабря (30 ноября) 1610 г. патриарх Гермоген выступил с призывом к населению встать на защиту Русской земли и Православной веры от иноземцев.

21 (11) декабря 1610 г., во время охоты под Калугой, ногайским начальником стражи ногайским мурзой Ураком, в крещении Пётр Урусов, мстившим за казнь Касимовского царя, после трёх лет приключений, возможных только во время великой Смуты, убит один из двух самозванцев, Лжедмитрий II («Тушинский вор»; своё прозвище получил за то, что базировался в селе Тушино, что в 12 верстах от Москвы), выдававший себя за чудом спасшегося сына Ивана Грозного. Вместе со своим младшим братом Урусов зарубил царя самозванца по сугубо личным мотивам. Затем «ликвидатор» бежал в Крымское ханство, где стал советником хана по вопросам организации походов на Московию. Впоследствии Урак-Урусов активно ввязался в гражданскую войну в ханстве, но, увы, не на «той стороне», был схвачен и казнён.

Происхождение Лжедмитрия II неясно. Он появился в 1607 г. в Стародубе-Северском. Основу его войск составили польские отряды князя А. Вишневецкого, князя Р. Ружинского и других. К нему примкнула часть южнорусского дворянства, казаки И. Заруцкого, остатки разбитых войск И. Болотникова. Судя по всему, основным его партнёром был Болотников, а не поляки: к одному и другому подтягивались, говоря по-русски, бандиты. Из Стародуба Лжедмитрий II в июле 1607 г. предпринял поход на Брянск и Тулу. Он не был ставленником «зловредных поляков», как представляли его в былые годы. Подлинными творцами нового самозванства были не столько поляки, сколько русские повстанцы, соратники Болотникова. Почему-то считалось, что он был ставленником польских магнатов, которые, не добившись своего (то есть московского трона) в истории с первым Лжедмитрием, тут же испекли второго.

Даже если принять во внимание очень большое желание поляков посадить своего человека в Кремле, в такую оперативность верится с трудом. Наиболее правдоподобной представляется версия известного историка Р. Скрынникова, который считал, что Лжедмитрий номер два был ставленником не поляков, а своих же русских. Инициаторами новой самозванческой интриги были вождь распространившегося тогда крестьянского бунта И. Болотников и его сообщник, какой-то донской казак, который объявил себя царевичем Петром, сыном незадолго до того умершего царя Федора Ивановича. Под таким именем он и известен в исторической литературе — царевич Пётр. Вот эти два великих деятеля в союзе с белорусской шляхтой, участвовавшей еще в походе первого Лжедмитрия, и решили посадить на русский трон своего человека. Наглости и авантюризма им было не занимать, осталось только найти человека. Утруждать себя поисками они не стали, взяли первого попавшегося бродягу, подходившего по росту и фигуре. Споры о том, кто был этим бродягой, не прекращаются до сих пор. Правды, скорее всего, мы уже не узнаем.

Под знамёна Лжедмитрия II собирался «люд гулящий, люд своевольный», толпы искателей приключений и авантюристы… Обездоленные низы ждали начала «счастливого царства». Второй самозванец обещал народу то же, что и первый, — тишину и благоденствие. Но население не получило ни того, ни другого…

О состоянии русского общества во времена Смуты мы узнаём от историка С.М. Соловьёва в его выписках из иностранных источников: «Во всех сословиях воцарились раздоры и несогласия; никто не доверял своему ближнему; цены товаров возвысились неимоверно; богачи брали росты больше жидовских и мусульманских; бедных везде притесняли. Друг ссужал друга не иначе как под заклад, втрое превышавший занятую сумму, и, сверх того, брал по четыре процента еженедельно; если же заклад не был выкуплен в определённый срок, то пропадал невозвратно. Не буду говорить о пристрастии к иноземным обычаям и одеждам, о нестерпимом, глупом высокомерии, о презрении к ближним, о неумеренном потреблении пищи и напитков, о плутовстве и разврате. Всё это, как наводнение, разлилось в высших и низших сословиях».

А вот приводимые Соловьёвым из того времени слова русского современника: «Впали мы в объядение и в пьянство великое, в блуд и лихвы, и в неправды, и во всякие злые дела».

Не правда ли, содержание обоих свидетельств напоминает нам эпоху лихих 1990-х годов?

После разгрома Болотникова и гибели тушинского вора число безобразий на Руси резко пошло на убыль.

2 марта (20 февраля) 1611 г., после того, как Россия едва не сделалась вотчиной Польши, а панские отряды стали контролировать большую часть её территории, в Нижнем Новгороде земский староста К. Минин и князь Д. Пожарский начали собирать первое народное ополчение. Призыв нашёл горячую поддержку. Ополчение двинулось из Нижнего Новгорода в поход с целью положить конец оккупации и творившемуся в России беспределу, освободить Москву от польских интервентов.

Станислав Жолкевский показывает пленного царя и его братьев на сейме в Варшаве 29 октября 1611 года.

СПРАВКА. Дмитрий Михайлович Пожарский, государственный и военный деятель России, князь, боярин (1613), род. 1 ноября (22 октября) 1578 г. Участник 1-го (1611) и руководитель 2-го земских ополчений (1612). Именно второе ополчение освободило Москву от поляков в 1612 г. А Пожарский ровно через год (1613) стал боярином. До 1618 г. неустанно руководил военными действиями против польских интервентов.

Участвовал в подавлении крестьянского восстания под предводительством И. Болотникова.

После победы над поляками стоял во главе Временного правительства, а в дальнейшем, при царе Михаиле Романове, руководил несколькими приказами. Был он и воеводой Новгорода.

Умер 30 (20) апреля 1642 г.

23 (13) марта 1611 г. из Коломны на захваченную поляками Москву двинулось первое ополчение. Его возглавляли рязанский воевода Прокопий Ляпунов, князь Дмитрий Трубецкой и донской атаман Иван Заруцкий. 29 (19) марта ополчение прибыло в Москву в тот самый момент, когда там вспыхнуло и начало разгораться восстание против поляков.

29 (19) марта 1611 г. в занятой поляками Москве с драки на «торжище» Китай-городе в Москве началось трёхдневное восстание против поляков, поддержанное отрядом зарайского воеводы князя Д. Пожарского. Москва была разграблена и дотла сожжена, кроме Кремля, погибли свыше 7 тыс. москвичей, князь Пожарский получил ранения. Отвоевать город у интервентов на этот раз не получилось.

13 (3) июня 1611 г. окончилась славная оборона города Смоленска, продолжавшаяся с 1609 г. После пятого штурма город был взят войсками польского короля Сигизмунда Ш.. Во время штурма был ранен и пленён комендант крепости, воевода М.Б. Шеин.

1 августа (22 июля) 1611 г. руководитель 1-го антипольского ополчения думский дворянин Прокопий Ляпунов убит казаками. Причиной этого стала подложная грамота, в которой Ляпунов якобы призывал к уничтожению казаков. Как выяснилось позже, документ был изготовлен поляками. Гибель Ляпунова привела к распаду Первого ополчения. Освобождать Москву от поляков пришлось через год Минину и Пожарскому.

1 сентября (22 августа) 1611 г. русский патриарх Гермоген распространил грамоту с проклятием Лжедмитрия и М. Мнишек.

27 (17) февраля 1612 г. в Чудовом монастыре умер заморенный голодом патриарх Гермоген.

Имя патриарха Гермогена должно быть известно каждому русскому человеку. Когда Россия переживала Смутное время, он стоял за избрание на царство царя из русских. Не признавал он избранного боярами польского королевича Владислава и рассылал грамоты, чтобы и русские люди не признавали его. Он призвал русских людей встать на защиту Родины от литовско-польских интервентов. Наказ святителя — освободить Москву — был осуществлён. Но сам он до этого дня не дожил. Когда поднялось земское ополчение с Мининым и князем Пожарским во главе, поляки, завладевшие Москвой, потребовали от Гермогена, чтобы он своим словом остановил это ополчение, и начали морить его голодом, чтобы принудить к этому. Но Гермоген предпочёл лучше умереть, чем отступиться от своих слов.

Тело патриарха было перенесено в Успенский собор московского Кремля.

4 марта (23 февраля) 1612 г. ополчение нижегородского земского старосты К. Минина и князя Стародубского Д. Пожарского выступило из Нижнего Новгорода в поход для освобождения Москвы от литовско-польских интервентов.

19 (9) апреля 1612 г. брошен клич из Ярославля князем Д. Пожарским и К. Мининым о спасении Отечества. Началось формирование второго народного ополчения.

Минин Кузьма и Пожарский Дмитрий

6 июля (25 июня) 1612 г. собранное в Ярославле русское народное ополчение выступило в поход на Москву для освобождения её от поляков.

29 (19) августа 1612 г. 10-тысячное второе земское ополчение князя Д. Пожарского вошло в Москву и заняло весь район между Арбатскими и Чертольскими (впоследствии — Пречистенскими) воротами.

1 сентября (22 августа) 1612 г. в районе нынешней Смоленской и Крымской площадей в Москве состоялся первый бой между поляками и народным ополчением.

3 сентября (24 августа) 1612 г. народное ополчение под командованием князя Д. Пожарского одержало победу над поляками в Замоскворечье.

22 (12) сентября 1612 г. в Польше, в Гостынском замке, то ли умер, то ли был убит В. Шуйский, увезённый из Москвы гетманом Жолкевским.

Туда его просто-напросто спровадили после свержения с престола бояре. Сначала они постригли его в монахи и заточили в монастырь. Однако и там Шуйский не успокаивался и развел всяческие заговоры с целью возвратить себе трон. Тогда его решили просто убить, но побоялись народного возмущения. И тут посланник польского короля гетман С.

Жолкевский предложил отдать Шуйского ему. Бояре вздохнули с огромным облегчением и отправили неудобного узника с глаз подальше. Что самое интересное, народ не особенно-то и расстроился из-за того, что от него увозят бывшего царя. Толпа спокойно взирала на специальные колесницы, в которых Шуйский, два его брата и золовка проезжали по улицам Москвы. Из окон домов даже раздавались напутствия доброго пути в адрес… Жолкевского. По прибытии в Польшу Шуйские оказались в Гостынском замке в 130 верстах от Варшавы.

Пленники находились «под стражей почетной и свободной», как говорилось в специальном рескрипте на этот счет. По свидетельству очевидцев, с ними обходились прямо-таки по-королевски. Однако, несмотря на отнюдь не скудное содержание и оказываемое пленникам уважение, они все почему-то очень быстро умерли, буквально через несколько месяцев. Сначала царь, потом его брат Дмитрий, а потом и золовка, жена того самого Дмитрия. Причина столь стремительной смерти совершенно непонятна. Источники указывают нам лишь на то, что княгиня умерла после болезни, «хворая опухолью». Относительно же смерти самого Василия лишь намекается, что она произошла из-за глубокой старости. Смерть Шуйских казалась, да и кажется до сих пор, загадочной. Говорили, что они умерли от тоски по отечеству. Другие говорили, что братья отравились сами, будучи не в состоянии перенести такой позор. До Москвы также дошли слухи о странной смерти бывшего русского царя и его семьи, однако официальная версия провозгласила, что кончина произошла «нужным страданием».

1 ноября (22 октября) 1612 г. В этот день на улицах столицы шли ожесточённые бои. Поляки, засевшие в Китай-городе, были изгнаны оттуда. Вопрос об изгнании иноземцев со всей русской земли был практически решен.

Однако сейчас речь пойдет не о героизме спасителей отечества, а о том, что происходило в лагере осажденных. Поляки не хотели уходить из Москвы, естественно, и решили до последнего ждать своего короля Сигизмунда. Он к тому времени уже вторгся в русские пределы для того, чтобы удержать в польских руках такой лакомый кусочек, как Москва, но безнадежно увяз где-то в окрестностях Среднерусской возвышенности. На предложение сдаться бравые шляхтичи отвечали отборной польской бранью и смехом, давая понять, что не дворянское это дело — сдаваться на милость мужицкому сброду, каковым в их глазах было русское ополчение. Между тем припасы постепенно кончались, и перед осажденными встала проблема, чем питаться. Сначала они решали ее с помощью подножного корма. Имеется в виду подножный корм и в буквальном смысле — трава и коренья, и в переносном — кошки, крысы, собаки и прочая живность. Но это были только цветочки. Ягодки начались, когда съели всех собак, кошек и крыс. Тут какому-то начитанному поляку в голову пришла нестандартная идея — питаться греческими рукописями, найденными в кремлевских архивах. Технология питания была невероятно проста. Пергаментные рукописи вываривали и таким образом добывали из них растительный клей, которым и удавалось отчасти заглушить чувство голода. Когда кремлевские библиотеки были съедены до конца, началось самое страшное — каннибализм. Солдаты дрались из-за трупов и устраивали чуть ли не судебные процессы, когда один жаловался на другого, что тот съел его близкого родственника. Причем свою правоту истец подкреплял утверждением, что если это его родственник, то и есть его должен был он, а не посторонние.

Все эти ужасы закончились тогда, когда русское ополчение наконец ворвалось в город. Однако безумные поляки еще несколько дней продолжали удерживать Кремль. Остатки польского гарнизона капитулировали 4 ноября.

4 ноября (25 октября) 1612 г. поляки изгнаны, в Кремль торжественно вступили русские войска под руководством Пожарского (земские части) и Трубецкого (казачьи).

С двух концов Китай-города (со старого Арбата и Покровских ворот) вошли архимандриты, игумены, священники с крестами, иконами и хоругвями; за ними двигались войска. Из ворот, которые теперь называются Спасскими, а тогда назывались Фроловскими, вышло навстречу духовенство, сидевшее в Кремле. Затем всё духовенство и войско вошло в Кремль, и в Успенском соборе Кремля состоялся благодарственный молебен об избавлении царствующего града от нашествия иноплеменных.

После освобождения Москвы от поляков установлено особое празднование в честь Казанской иконы Божьей Матери, обретённой за 33 года до этого события под Казанью. Сначала празднование совершалось только в Москве, но с 1649 г. оно стало общим для всех христиан в государстве Российском. Казанская икона Божьей Матери является одним из наиболее почитаемых в православном мире изображений, так как, по преданию, была списана с иконы, созданной евангелистом Лукой.

В ноябре 2004 г. депутаты Государственной Думы России приняли решение об отмене празднования 7 ноября Дня примирения и согласия и установили в честь этой даты, 4 ноября, новый государственный праздник — День народного единства России.

16 (6) января 1613 г. начал свою работу Земский избирательный собор, решавший вопрос избрания нового царя.