1 февраля (22 января) 1699 г. Пётр I повелел писать челобитные и составлять договоры в России исключительно на гербовой бумаге.

14 (4) февраля 1699 г. «Преображенские солдаты кликали клич на Ивановской площади перед Николою Гостунским, чтоб стольники, стряпчие, дворяне Московские, жильцы и всяких чинов люди ехали бы в Преображенское, кто хочет смотреть разных казней, как станут казнить стрельцов и казаков Яицких, а ехали б без опасения.

Накануне, 13 (3) февраля, эти казни происходили и на Красной площади, в Китае (Китай-город) и на болоте за Москвою-рекою. На Красной площади у казни был сам великий государь да боярин князь Михаил Никитич Львов, также и иные прочие». (Н. Забелин «История города Москвы»)

19 (8) февраля 1699 г. на Ивановской площади Московского Кремля были собраны купцы и посадские люди из всех слобод, которым был объявлен указ Петра I, «чтоб они выбрали промеж себя во всех слободах бурмистров и управлялись бы сами собою по выбору».

11 (1) марта 1699 г. молодой Петр I устроил первый в России пир с участием женщин — в Москве, в Лефортовском дворце. В своем дневнике Иоганн Корб, секретарь австрийского посольства, отметил, что этот день ослабил суровость русских обычаев.

первый в России пир с участием женщин

12 (2) марта 1699 г. в Москве умер Франц Яковлевич Лефорт, военный деятель России, адмирал, сподвижник Петра Великого. Швейцарец, родившийся 2 января 1656 г. в купеческой семье, в Женеве. Служил во французской армии. Из-за участия в дуэли был вынужден оставить Францию. Через некоторое время он отправился искать счастья в Россию: в 1675 г. прибыл в Архангельск, но получил отказ в зачислении на царскую службу. Только в 1678 г. после многих хлопот он был принят на службу в чине капитана. Отличился во время русско-турецкой войны 1676-1681 г.г. С 1689 г. он быстро сделал карьеру, став в 1691 г. генерал-лейтенантом.

Вклад Лефорта в создание русского флота велик и неоспорим. В 1697-1698 г.г. Лефорт был официальным «великим послом» вместе с Ф.А. Головиным и П.Б. Возницыным в составе Великого посольства в Западную Европу, фактически возглавлявшегося Петром I. С Лефортом, «дебошаном французским», царя помимо государственных дел связывала и большая личная дружба. «Верность Франца Яковлевича пребудет в сердце моем, доколе я жив», — говорил про него Петр. По распоряжению царя для Лефорта в Москве был построен Лефортовский дворец, который сохранился в измененном виде. В Москве, на левом берегу Яузы, расположен исторический район, названный в его честь, так как именно здесь располагался Лефортовский полк.

У каждого мальчишки есть бывалый старший приятель, который научит пить-курить и расскажет про настоящую жизнь. Таким стал Франц Лефорт для юного Петра. И не важно, что швейцарец при этом получил то, чего не смог добиться военной службой при Софье и Василии Голицыне, ни женитьбой на кузине Патрика Гордона. А стал он и генералом, и адмиралом. И все потому, что посеял в душе Петра мечту о Европе. Учи его не Лефорт, а какой-нибудь настоящий воин или философ, не бросился бы, может, царь очертя голову в стрижку бород и строительство флота, а годами бы тосковал, не зная, к чему применить свою бурную натуру.

23 (13) марта 1699 г. Пётр I издал указ об отмене крепостной зависимости для лиц, взятых по рекрутскому набору и об обязанности помещиков кормить крестьян в голодные годы.

19 (9) апреля 1699 г. Пётр I издал указ «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помёту на улицы и переулки».

Документ обязывал жителей столицы следить за чистотой дворов и мостовых, а все отходы вывозить за пределы города и засыпать землёй. За невыполнение санитарных норм и невывоз мусора со своих дворов указом предусматривалось наказание в виде штрафа и избиения кнутом.

Однако привычка сорить на улицах и в переулках до сих пор не искоренена ни в столице, ни в других российских городах.

15-17 (5-7) августа 1699 г. прошел первый смотр-парад и первые маневры российского флота на рейде Таганрога.

22 (12) сентября 1699 г. впервые русское судно под трехцветным флагом прибыло за границу (в Константинополь).

18 (8) ноября 1699 г. Пётр I объявил о наборе регулярного войска в России, издав указ о добровольной записи «в регулярные солдатские полки изо всяких даточных людей всего государства, из охочих и праздных людей», как тогда писалось, и слуг московских бояр.

Уж если и считать время существования русской регулярной армии, то как не от Петра?

Кстати, известно и имя «первого русского солдата»: Сергей Леонтьевич Бухвостов. Он первым откликнулся на призыв 11-летнего Петра и вступил в Потешный, впоследствии Преображенский полк, «побуждаемый собственною своею охотою». Это произошло 10 декабря (30 ноября) 1683 г., когда Бухвостову, «из стряпчих конюхов», исполнилось 24 года.

Сначала он служил при царе телохранителем, затем стал майором артиллерии, но от дальнейших повышений всякий раз уклонялся. Вот пример, когда человек, трезво оценивая свои возможности, не меняет гражданскую совесть на военную карьеру!

Находился при Петре I в Азовских походах 1695-1696 г.г. и Северной войне с 1700 г. В 1713 г. был тяжело ранен, но продолжал служить в Петербургском гарнизоне. Тем не менее, крепкое здоровье позволило Сергею Леонтьевичу прожить 69 лет.

Пётр I в знак памяти об этом человеке ещё при жизни Бухвостова велел отлить из бронзы его статую в полный рост. К сожалению, она не сохранилась…
Скончался С.Л. Бухвостов 22 (11) декабря 1728 г.

29 (19) ноября 1699 г. умер русский генерал и контр-адмирал, шотландец по национальности Патрик Гордон, советник Петра I в военных вопросах.

2 декабря (22 ноября) 1699 г. Дания, Россия, Саксония и Польша подписали договор о создании Северного союза для войны со Швецией. Как было сказано, они договорились «имети войну обще против короны свейской за многие их неправды». С этого момента начало великой Северной войны, которая продолжалась 21 год, стало лишь вопросом времени.

Собственно, зачинщиками союза стали Август II, который являлся одновременно польским королем и курфюрстом Саксонии, и Пётр I. Датский король Фридрих IV присоединился к этому союзу несколько позже. Почему же именно Пётр и Август решили создать союз для борьбы против Швеции? Дело в том, что между двумя монархами с самого начала установились очень хорошие дружеские отношения. У них оказалось много общего. Им обоим было чуть более двадцати пяти. Они оба обладали огромной физической силой и неиссякаемой энергией. Может быть, Это их и сблизило. Во всяком случае, воевать они решили вместе. А надобно сказать, что воинственная Швеция в XVII в. добилась-таки того, что Балтийское море стали называть Внутренним Шведским озером. И в самом деле — все земли вокруг моря к тому времени были завоеваны шведами, которые по этому случаю серьезно испортили отношения с соседями. А тут еще в 1697 г. на шведский престол вступил молодой король Карл XII, и из Стокгольма стали приходить странные вести. Говорили, что юный монарх любил развлекаться тем, что прямо во дворце отсекал головы телятам и баранам, охотился на зайцев в зале заседания парламента, с гиканьем и свистом скакал верхом по ночным улицам Стокгольма. Такие новости, изобличающие более чем деятельную натуру нового короля, не могли не настораживать. Однако все опасения ближайших соседей Швеции, которыми, кстати, и были Дания, Саксония, Польша и Россия, оказались напрасными. Карл не собирался воевать с ними, а решил ввязаться в другую авантюру, которая завязывалась на противоположном конце Европы. Имеется в виду так называемая война за испанское наследство. Враги Швеции поняли, что настало самое время отвоевать у шведов русские земли в Прибалтике и Карелии, а заодно помочь польскому королю Августу вернуть Лифляндию и Эстляндию. Между тем русский царь оказался в двусмысленном положении. С одной стороны, выход к Балтийскому морю жизненно необходим, а с другой — Россия уже давно воюет с Турцией и война на два фронта просто нереальна. А тут еще Карл XII, как будто почувствовав, что затевается что-то неладное, присылает в Москву посольство с заверениями в дружбе и добрососедстве. И заодно с просьбой подтвердить Кардисский договор, который был заключен за сорок лет до того и по которому Швеция как раз и получила Карелию и Ижорскую землю в вечное владение.

Хорошенько подумав над этой ситуацией, Пётр решает начать двойную игру. Первым делом в Стамбул посылают послов для заключения если не мира, то хотя бы длительного перемирия. Шведское посольство принимается в Москве со всеми приличествующими случаю церемониями.

Шведов заверили в том, что Россия признает Кардисский договор и не собирается воевать с северным соседом. Несмотря на это, послы потребовали от русского царя клятвы на Библии, но их сумели убедить, что царского слова вполне достаточно. Кроме того, было обещано, что в ближайшее время в Стокгольм с ответным визитом отправится русское посольство, а пока к Карлу XII послали, как тогда говорили, резидента для постоянного представительства при шведском дворе. Правда, кроме официальных обязанностей, у него была и негласная обязанность — разведка, о чем шведам сообщать, конечно, не стали. Пышный прием, который был оказан Карлом XII русскому резиденту, еще раз Убедительно подтвердил, что воевать с Россией Швеция не собирается. Однако у Петра I были другие планы.

Буквально на следующий день после того, как царь получил донесение из Стамбула о том, что с турками заключено перемирие на тридцать лет, русские войска вторглись на территорию Швеции. Началась великая Северная война.

11 (1) декабря 1699 г. Пётр I учредил Андреевский флаг. Полотнище с диагональным голубым крестом, так называемым крестом Святого апостола Андрея первозванного, который был выбран в покровители военных моряков, стало официальным стягом российского военного флота.

Вначале флаг был трёхцветный (в зависимости от рода морских сил). Белый применялся для основных сил или для баталий, синий — для авангарда и красный — для арьергарда.

А спустя 13 лет, с 1712 г., стяг основных сил — белое полотнище с голубым крестом — стал общим официальным флагом для всех российских военных кораблей.

Андреевский флаг

18 (8) декабря 1699 г. к виселице, воздвигнутой на Ивановской площади Московского Кремля, по приказу государя Петра Алексеевича привели некоего Михаила Волчкова, обвиненного в «неправом челобитьи на думного дьяка Андрея Виниуса». Вздергивать Волчкова, однако, не стали, но «снятый с виселицы он был бит кнутом на козле нещадно».

Он вырыл пропасть между нашим прошлым и настоящим.
И грудой бросил туда все наши предания.

П. Чаадаев

29 (19) декабря 1699 г. Петр I своим указом известил сограждан, чтобы отныне народ всея Руси счёт годам производил не по древнему обычаю от Сотворения мира, как было раньше, а, подобно всем цивилизованным странам — от Рождества Христова.

30 (20) декабря 1699 г. издан царский указ «О праздновании Нового года». Именно с лёгкой руки Петра, недавно вернувшегося из поездки по зарубежным странам, и в России Новый год стали встречать на западный образец — в ночь с 31 декабря на 1 января. По новому указу новолетие надо было начинать не с 1 сентября, как это было раньше, по византийской традиции. По-старому шел 7208 г., и к 1 января должно было уже исполниться четыре месяца этого года. По новому летоисчислению наступал 1700 г.

 История празднования Нового Года

Праздновать «сей день» Пётр приказал так: «Поелико в России считают Новый год по-разному, с сего числа перестать дурить головы людям и считать Новый год повсеместно с первого генваря. А в знак доброго начинания и нового столетнего века в веселии друг друга поздравлять с Новым годом, желая в делах благополучия и в семье благоденствия. В честь Нового года учинять украшение из елей, детей забавлять, на санках катать с гор. По знатным и проезжим улицам у ворот и домов учинить некоторое украшение от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, чинить пальбу из небольших пушечек и ружей, пускать ракеты, сколько у кого случится, и зажигать огни. А взрослым людям пьянства и мордобоя не учинять — на то других дней хватает».

Утром этого дня Пётр командовал военным парадом, а затем в Кремле устроил угощение для «скудных» людей: вокруг чанов с пивом навалом возвышались калачи. Вечером царь собственноручно выпущенной ракетой открыл грандиозный фейерверк. Новогодние праздники не прекращались 6 дней…

В соответствии с правительственным предписанием празднование Нового года должно было происходить с 1 по 7 января. Загвоздка заключалась в том, что с 28 ноября начинался православный сорокадневный Рождественский пост, который длится до самого Рождества, то есть до 7 января. Православная церковь не стала его переносить в связи с новым указом светского царя.