9 января 1702 г. (29 декабря 1701 г.) русские войска одержали первую победу над шведами в регулярном сражении.

Северная война началась для России нарвской катастрофой: разгромом армии, потерей всей артиллерии, пленением части генералитета. Сочтя Россию поверженной и неопасной, шведский король Карл ХII отправился воевать против Польши. Прибалтийские владения он оставил под защитой малочисленного корпуса генерала Вольмара Антона Шлиппенбаха.

Между тем, царь Пётр с удвоенной энергией формировал полки, пополнял арсеналы армии. Не оставлял Пётр в покое и шведскую армию в Прибалтике. Тревожить её постоянными набегами было поручено знатному боярину, генералу Борису Петровичу Шереметеву. Под командованием Шереметева было больше войск, чем у Шлиппенбаха: Пётр не мог допустить повторения нарвского разгрома и потому перестраховался, обеспечив численный перевес над неприятелем. Он считал необходимым научиться бить шведов сначала не столько умением, сколько числом. Нужно было научить новобранцев воинскому искусству, помочь преодолеть синдром шведобоязни.

И первым крупным успехом в этом стала именно победа под Эрестфером, хутором близ нынешнего Тарту. 18-тысячный корпус Шереметева застал там врасплох 8-тысячный отряд шведов и сходу атаковал его. Нападение русских для шведов оказалось полной неожиданностью, поскольку наша армия числилась разгромленной. После скоротечного, но кровопролитного боя шведы потеряли 3000 чел. убитыми и ранеными, до полутысячи шведских солдат попали в русский плен. Потери русских составили около 1000 чел. Часть шведской походной артиллерии также стала трофеем русских.

Когда весть о победе достигла Москвы, Пётр I воскликнул: «Мы можем, наконец, бить шведов!»

В честь победителей стреляли из пушек и звонили в колокола, народ угощали вином, пивом, медом. На кремлевских башнях были вывешены захваченные у шведов знамена и штандарты, на Красной площади сооружены государевы деревянные хоромы и сени для банкета, а напротив устроены разные потехи.

Победа под Эрестфером и другие боевые заслуги Шереметева были по достоинству оценены Петром. За Эрестферский бой Б.П. Шереметев был награждён орденом Андрея Первозванного и стал первым российским генералом-фельдмаршалом, а в 1706 г. – первым графом Российской империи. Всем же солдатам вручили по серебряному рублю. А Шлиппенбах еще долго сражался с русскими, пока не был взят в плен после Полтавского сражения в 1709 г. В 1715 г. генерал перешел на русскую службу, получил поместье в Курляндии, титул барона и благополучно дожил до 89 лет.

10 января 1702 г. (30 декабря 1701 г.) царскими указами запрещено подписываться уменьшительными именами, падать пред царем на колени, зимою снимать шапки перед дворцом.

Пётр I говорил: «Какое же различие между бога и царя, когда воздавать будут равное обоим почтение? Менее низости, более усердия к службе и верности ко мне и государству — сия то почесть свойственна царю».

20 (9) января 1702 г. Не стоит слепо верить утверждениям, что раньше все было лучше. Еще Цицерон восклицал: «O tempora! O mores!», поэтому оставим нравы в стороне и поговорим о погоде. Кто только ныне не говорит о глобальном изменении климата, угрожающем нашей планете. То ли дело было раньше, когда лето было летом, а зима — зимой! Но вот что писал голландец Корнилий де Бруин о своем путешествии через Московию: «9-го числа начало таять, даже пошел дождь, и вообще сделалась такая оттепель, какой не бывало уже многие годы».

Всё же вернемся к царившим тогда нравам, точнее, правосудию. В этот же день путешественник наблюдал в Москве страшную казнь 50-летней женщины, убившей своего мужа. Её присудили зарыть живою в землю по самые плечи. Де Бруин пишет: «Я полюбопытствовал взглянуть на неё и нашел её наполовину закопанной, и она показалась мне еще свежею и приятной наружности. Она была повязана вокруг головы и шеи белым полотенцем, которое она, впрочем, попросила развязать, потому что оно очень давило её. Её стерегли трое или четверо солдат, которым было приказано не дозволять давать ей ни есть, ни пить, что могло бы продлить жизнь её. Но дозволено было бросать в яму, в которой она была зарыта, несколько копеек, за которые она и благодарила наклонением головы. Деньги эти употребляют обыкновенно на покупку восковых свечей, которые и зажигают перед образами тех святых, к которым взывают осужденные, частию же на покупку гроба. Не знаю, берут ли себе иногда часть из них приставленные сторожа за то, чтоб тайком дать осужденным поесть; ибо многие довольно долго проживают в таком состоянии. Но виденная мною женщина умерла на другой же день после того, как я ее видел. В тот же день сожгли живым одного мужчину, преступление которого мне было не известно».

23 (12) апреля 1702 г. Петр I подписал контракт с И.Х. Кюнстом, хозяином одной из бродячих немецких актерских трупп, об организации в Москве первого публичного театра. Кюнсту вместе с его «действующими людьми» вменялось в обязанность за жалованье 4200 руб. в год «яко верному рабу» увеселять зрителей «всеми вымыслами и потехами и для того всегда бодр, трезв и готов быти». Представления начались в первые дни 1703 г.

8 мая (27 апреля) 1702 г. указом Петра предписано принимать иностранных офицеров в русскую службу.

На службу к Петру 1 попало несколько французских инженеров: де Кулонж, Лепино, Кулон, Ламбер. Последний из них участвовал в осаде шведских крепостей и в основании Санкт-Петербурга. В петровской армии служили французские офицеры де Браза, Вильнев, Тране, Кайо… Новорождённый русский флот требовал опытных руководителей. Гардемаринская академия, основанная в 1715 г., имела во главе Сент-Илери, но, оказавшись не на высоте, он был уволен. В 1717 г. 20 будущих флотоводцев отправились во Францию для обучения морскому делу.

До их возвращения у Петра служили французские моряки Уину, Шапюзо. А потом Пётр привёз из Франции Вильбуа, который остался у него на службе и написал интересные записки о своей жизни в России. Во Франции получил военно-инженерное образование Абрам Ганнибал, прадед Пушкина. Пётр завербовал на службу также несколько французских архитекторов. Один из них, Леблон, построил Петергоф в подражание французскому Версалю. Скульптор Симон тоже работал у Петра.

18 (7) июля 1702 г. Б.П. Шереметевым была одержана победа над шведами у Гуммельсгофа. Победителям достались впоследствии Вольмар и Мариенбург. Серьёзное поражение, нанесённое шведам, повлияло на весь ход Северной войны.

14 (3) сентября 1702 г. русскими войсками взят город Мариенбург (ныне г. Алуксне в Латвии). В плен к ним попали местный пастор Глюк и находившаяся у него в услужении лютеранка, миловидная 18-летняя девушка по имени Марта Скавронская, впоследствии более известная нам (после принятия православия) как Екатерина I. По традиционной версии её появления, она сначала попала в плен к генералу Боуру, потом на неё обратил внимание Меншиков, и уж потом её приметил Пётр Алексеевич. Звучит это всё, конечно, романтически. Но, однако, и время, и личность Петра дают основания предполагать, что он вряд ли женился бы на женщине из титула неблагородного происхождения, тем более отмеченной вниманием двух его подданных. Для этого Петру нужно было бы быть, по меньшей мере, борцом за сословное равенство.
Существует другая версия происхождения Марты. Она представляется более логичной и более созвучной времени. Как бы там ни было, Марта-Екатерина если и была непросвещённой императрицей, то, во всяком случае, была преданной и надёжной женой. Они прожили с Петром 20 лет. Это был редкостный для коронованных властителей брак, основанный не на политическом расчёте, а исключительно на привязанности и доверии.

Но… всё хорошее когда-нибудь кончается. Идиллия их отношений рухнула в одночасье. Причина – камергер Екатерины Вилли Монс. 13 (2) ноября 1724 г. фаворит императрицы, обвинённый в государственной измене, был казнён. А через три месяца скончался Пётр, так и не простивший жену…

22 (11) октября 1702 г. русская 10-тысячная армия под командованием Петра I взяла штурмом крепость Нотебург, принадлежавшую шведам. Это древняя новгородская твердыня Орешек у истоков Невы до 1323 г. (!) называлась Орешком. Старинный русский город вернулся под российскую корону. Но исконное русское название к нему не вернулось, более того, оно стало еще более нерусским, и нам до сих пор приходится ломать язык, произнося его — Шлиссельбург, что означает «Ключ — город». Город действительно был ключом к морю.

Штурм крепости Нотебург

Наученный горьким опытом поражения под Нарвой, Пётр I тщательно готовил новую экспедицию в земли Оттич и Дедич, в прибалтийский русский край, захваченный шведами в начале ХУII в. За два года была сформирована 20-тысячная экспедиционная армия и обеспечен численный перевес над шведскими гарнизонами в Прибалтике. На верфи под Архангельском была построена целая флотилия гребных судов. Летом 1702 г. По озёрам и рекам Карелии, через лесные просеки, эту флотилию привели в Ладожское озеро. Всё было подготовлено для блокады и штурма Нотебурга.

Всё же штурм крепости был задачей нелёгкой. Древние стены ХIУ в. были неоднократно отремонтированы и укреплены. Труднопреодолимой преградой являлись и рукава Невы. Нотебургский гарнизон был подготовлен к упорной обороне. Вопрос решила ожесточённая бомбардировка Нотебурга, которая продемонстрировала отличные боевые качества русской артиллерии. Затем, когда часть шведского гарнизона была отвлечена на тушение пожаров, русские войска форсировали Неву, завязали бои у стен и штурмовали их. Вскоре над старинной российской твердыней вновь взвился русский стяг. Возвращённый Россией Нотебург стал базой операций в Прибалтике весной следующего 1703 г. Именно оттуда начался поход, завершившийся основанием будущей российской столицы, града Святого Петра.

Впоследствии Пётр наименовал крепость Шлиссельбург, что значит Ключ-город.

27 (16) ноября 1702 г. в России появился первый граф. Этим титулом Пётр 1 пожаловал одного из своих ближайших соратников Фёдора Головнина (1650-1706).

Пётр ввёл графский титул вслед за европейской традицией с целью поощрять дворянство, на которое он делал ставку и возлагал особые надежды. Именно с приходом Петра на Руси служилые люди получили возможность приобретать благородные звания за свершения на благо России.

28 (17) декабря 1702 г. вышел указ Петра об издании в Москве первой русской газеты, в котором, в частности, говорилось: «…желаю, чтобы все русские люди знали, что делается на свете». Первый её номер – она называлась «Ведомости» — вышел 13 (2) января 1703 г. (по другим сведениям – в день подписания указа) – в количестве 100 экз., состоял из 4-х страничек по 27 строк в каждой и был отпечатан славянскими буквами. До 22 мая 1711 г. «Ведомости» выходили в Москве, затем попеременно в Москве и Петербурге. С 1728 г., уже после смерти Петра, газета была преобразована в «Санкт-Петербургские ведомости».