Россия знала рабство и христоотступничество, умывалась собственной кровью и своими же слезами, но не было времени для неё постыднее и гаже ХVIII столетия.

В. Бахаревский

1727-1730 Пётр II Алексеевич 1715-1730

23 (12) октября 1715 г. родился император Пётр II. Его отцом был сын Петра I царевич Алексей, матерью — принцесса София-Шарлотта Брауншвейг-Вольфенбюттельская, которую в жёны Алексею выбрал сам Пётр I. У принцессы лицо было изуродовано оспой, а у царевича обнаружилась склонность к алкоголизму. Через две недели после рождения сына принцесса умерла. Ненамного пережил её и супруг.

Петер Шенк. Сцена рождения царевича Петра Алексеевича

Волею судеб Пётр II оказался на престоле совсем юным. Когда умерла Екатерина I, светлейший князь Меншиков приложил все усилия, чтобы упрочить свою власть, а добиться этого можно было, если он становился опекуном малолетнего Петра II. Одновременно с этим Меншиков планировал женить его на своей дочери. Однажды он заболел, и князья Долгорукие научили в это время Петра II пьянству и амурам. После этого юный император изменился до неузнаваемости. Некоторое время спустя он избавился от своего строгого наставника, а его место поспешили занять Долгорукие, которые в свою очередь, начали предлагать ему невесту из собственного клана. Казалось бы, Долгорукие блестяще разыграли партию, но… внезапная болезнь и неожиданная смерть юного императора перечеркнула их планы.

Пётр II

18 (7) мая 1727 г., после смерти Екатерины I, императорский престол перешёл к 12-летнему Петру II. Фактическими правителями все два года его царствования были вначале Меншиков, потом Долгорукие.

24 (13) мая 1727 г. А. Меншиков получил от юного императора давно желанное звание генералиссимуса, и, таким образом, имея под своей властью все сухопутные и морские силы государства, стал считать себя в полной безопасности от всяких интриг и ударов судьбы.

5 июня (25 мая) 1727 г. светлейший князь Меншиков, чтобы укрепить свою партию, обручает свою 16- летнюю дочь Марию с наследником престола Петром II.

30 (19) июля 1727 г. Верховный Тайный совет «для пресечения со стороны сборщиков воровства и притеснения» своим указом отменил «поворотный сбор», т.е. пошлину, взимавшуюся у ворот окружавшего Москву Земляного вала за ввоз в город на продажу дров, сена и других товаров. Сумму, ранее обеспечивающуюся поворотным сбором, приказано было разложить на «питейные кабацкие продажи».

12 (1) августа 1727 г. в Санкт-Петербурге случился второй большой пожар. Молодой император Пётр II сам действовал на пожаре и с «горькими слезами бросался в опасности». На другой день пострадавшим была возмещена из казны треть их потерь. Около 500 чел. оказалось среди погибших…

31 (20) августа 1727 г. русская экспедиция В. Беринга отправилась из Охотска на Камчатку.

Получать, брать и просить — в этих трех словах заключена вся тайна царедворца.

П. Бомарше

10 сентября (30 августа) 1727 г. Меншиков праздновал свои именины. Это было грустное торжество, ничуть не похожее на те пышные празднества, которые обычно устраивались по этому поводу. Список приглашенных состоял в основном из «господ морских офицеров», то есть прямых подчиненных князя, заведовавшего в том числе и Адмиралтейством. А вот знатных персон, и прежде всего императора Петра II на празднике не было. И даже несколько залпов солдат Черниговского полка, выстроенного по этому случаю, не исправили впечатление.

Все это означало только одно: светлейший попал в немилость. Перед человеком, которого считали самым могущественным в Российской империи, замаячила опала. Как это могло произойти? Совсем недавно европейские государи прислали ему поздравления по случаю уже фактически решенного брака его дочери с двенадцатилетним императором, и вдруг опала? В какой момент здравый смысл, которым Меншиков был одарен необычайно щедро, изменил ему и он выпустил из своих рук управление ситуацией? Чтобы разобраться во всем этом, необходимо проследить цепь событий с самого момента помолвки императора Петра II с Марией Меншиковой.

На следующий же день после обручения Александр Данилович увез императора в Петергоф, чтобы в столице Петр не попал под чужое влияние. С мальчика в буквальном смысле слова не спускали глаз. Меншикову на время даже пришлось полюбить псовую охоту, которую он терпеть не мог, лишь бы не отпускать Петра, который без охоты и дня не мог прожить. Когда дела призывали князя в столицу, то будущий зять тоже не оставался без надзора. С ним находились либо невеста, либо жена Меншикова Дарья Михайловна, либо сын светлейшего. Когда вся эта теплая компания, наконец, вернулась в Петербург, то Пётр просто поселился во дворце Меншикова. Все шло как по маслу. Александр Данилович уже представлял себя на вершине власти. Но тут случилось непредвиденное. Можно смело сказать, что вмешалось провидение — Меншиков заболел.

Болезнь была настолько серьезна, что современники ожидали даже смерти. Один из них писал: «Кроме харканья кровью, сильно ослабляющего Меншикова, с ним бывает каждодневная лихорадка, заставляющая за него бояться. Припадки этой лихорадки так сильны, что она перешла в постоянную. Однажды случился такой сильный припадок, что думали о его близкой смерти». Меншиков, несмотря на плохое самочувствие, тоже не забывал об этой старухе, поэтому перед её приходом составил несколько документов — завещание, послания к императору и т.п. Сам Пётр первое время навещал больного каждый день. Потом — через день. Потом и того реже. А потом и вовсе перестал приходить.

Но тут небо сжалилось над князем — он выздоровел. Однако пять недель болезни не прошли даром. Император освободился из-под опеки светлейшего. Но, как мы понимаем, маленький мальчик на троне не мог остаться без присмотра и поэтому тут же оказался под другой опекой — князей Долгоруких, которым очень не нравилось возвышение безродного выскочки Алексашки Меншикова. Теперь его опала была лишь вопросом времени.

19 (8) сентября 1727 г. к Меншикову, этому «счастья баловню безродному» (так называл его Пушкин), пришли с арестом. А ведь положение Меншикова казалось сверхпрочным, власть — огромной. Ещё совсем недавно, 24 (13) мая, он получил чин генералиссимуса, а через несколько дней обручил свою дочь Марию с императором Петром II. Но заговор против вельможи уже зрел. Утром к нему явился генерал Салтыков и зачитал приказ императора о домашнем аресте. В своих «Повседневных записках князя А.Д. Меншикова», которые он вёл много лет подряд (сам ли писал или диктовал?) под эти числом стоит последняя запись: «Сей день было пасмурно, и дождь с перемешкою».

Отчаянию Меншикова не было предела, как, впрочем, — и торжеству его противников.

Для того, чтобы нажить состояние, не нужно проходить курс наук,
а нужно развить в себе ловкость рук.

П. Бомарше

20 (9) сентября 1727 г. император Пётр II подписал указ о ссылке светлейшего князя Александра Меншикова в Нижегородскую вотчину. Однако в этот же день место ссылки было изменено на Раненбург, крепость в Воронежской губернии. Два дня спустя огромный обоз из сотни подвод отправится с семьёй Меншикова из Петербурга в Раненбург (ныне – территория Липецкой области).

У него было конфисковано: 90 тыс. душ крестьян, города Ораниенбаум, Ямбург, Конотоп, Раненбург, Почеп и Батурин; 4 млн. руб. наличными, капиталы в заграничных банках на 9 млн. руб.; бриллиантов и других драгоценных камней на 1 000 000 руб.; три перемены серебряных тарелок (по 24 дюжины каждая), столовые приборы и 105 пудов золотой посуды. Кроме имений в России, у светлейшего князя были земли в Ливонии, Польше и других странах; король прусский подарил ему поместье Речек, а император германский — герцогство Козельское. Для сравнения: годовой доход государства равнялся 8-10 млн. руб., Пётр I на двор свой отпускал 50 тыс. руб. «Птенец гнезда Петрова» имел несколько миллионов в иностранных банках.

Меншиков был лишён всех званий и должностей. До него ещё не дошла мысль, что он теперь никто. Ведь ещё совсем недавно император собирался жениться на его дочери. Надежда исчезла, когда в дороге курьер привёз кольцо от Петра II и забрал кольцо у Марии.

22 (11) сентября 1727 г. двинулся в путь обоз, увозивший ссыльного Меншикова. Его сопровождала пёстрая свита. Среди 133 чел., выехавших из Петербурга в обозе из 33 карет, колясок и колымаг, находились пажи, гайдуки, лакеи, повара, портные, певчие, сапожники, гофмейстер и даже два карлы. Всё это говорило о том, что и в ссылке наш герой решил устроиться со всевозможным комфортом.

А с утра в петербургском дворце светлейшего князя Меншикова творилось что-то невообразимое. Слуги в величайшей сумятице бегали по залам, пытаясь выполнить те противоречивые распоряжения, которые к ним поступали со всех сторон. Сначала в багажные сундуки укладывались какие-то вещи, потом они вынимались и заменялись другими. Беспорядица стояла страшная. Хозяин дворца готовился к отъезду в ссылку.

Двумя днями ранее к Меншикову от императора Петра II прибыл курьер, который привез ему распоряжение никуда не отлучаться из дворца. А на следующий день светлейшему было предписано в течение суток собрать свой скарб и отправиться в нижегородское имение. И лишь по просьбе самого Александра Даниловича Нижегородчина была заменена на крепость Раненбург близ Воронежа, построенную по чертежам Петра .

Последний раз Меншиков, являвшийся владельцем крепости, был там семь лет назад. Тогда к приезду хозяина был наведен всяческий лоск, и Раненбург прямо-таки блистал. А теперь крепость находилась в полнейшем запустении. Большая часть окон оказалась без стекол, а из обстановки были обнаружены лишь несколько старых стульев и семь столов. Это, понятное дело, не шло ни в какое сравнение с тем, что семья светлейшего князя оставила в Петербургском дворце. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что в столице было оставлено отнюдь не все.

До сих пор остается загадкой, почему Меншикову было позволено отправиться в ссылку как в кругосветное путешествие. Может быть, вокруг имени светлейшего князя, бывшего некогда самым могущественным человеком в России, все еще сохранялся определенный ореол неприкасаемости? Кто знает. Хотя было бы справедливо, если бы нашему герою запретили всяческие излишества, как он в свое время запрещал их тем, кого сам отправлял в ссылку.

Например, сохранилось письмо П.А. Толстого, которого Меншиков упек аж на Соловки. Из этого письма следует, что ссыльному было предписано взять с собой «баулку с бельем, денег двести рублев, молитвенник и псалтирь маленькую». Меншиков же «баулкой с бельем» ограничиваться был не намерен. Еще с пути он отправил в Раненбург распоряжение о заготовке продовольствия, меда и пива и о ремонте хором. Приказчикам других княжеских вотчин, в частности расположенных на Волге, было велено проявить старание о покупке разных засолов икры, а дворецкий московского дома должен был позаботиться о разнообразии вин на столе ссыльного вельможи. Режим содержания такого ссыльного, как мы понимаем, был не особо строг. Тем более что капитан Пырский, которому было поручено стеречь князя, регулярно получал от него всяческие безделушки в качестве подарков на свои именины, день рождения супруги, Рождество и т.п. В результате у капитана появились золотые часы, драгоценная табакерка, перстни, парча на камзол и много других предметов роскоши. Так что за некоторое послабление режима для нашего ссыльного можно было не беспокоиться.

1 ноября (21 октября) 1727 г. между Россией и Китаем заключён Кяхтинский договор о разграничении и торговле. При его заключении стороны приняли принцип: «Каждый владеет тем, чем владеет теперь». Договор служил правовой основой взаимоотношений двух стран вплоть до середины ХIХ в.