5 января 1731 г. (25 декабря 1730 г.) на центральных улицах Москвы появились первые уличные фонари — жестяные лампадки на конопляном масле. Деньги на их установку отпустила казна, но включать фонари и содержать их в исправности обязывались жители. Осветительный сезон продолжался с 1 сентября по 1 мая, причем лишь по 18 ночей в месяц, поскольку остальные считались лунными. Впрочем, столбы ставили как попало, а лампады, которым надлежало гореть до полуночи, гасли уже через два-три часа: служители воровали масло, добавляя его… в кашу. На смену масляным вскоре пришли фонари на хлебном спирту, которые приходилось запирать от воров. В 1800-м в Москве было уже больше 6000 фонарей. В 1862 г. Москва перешла на керосиновое освещение, в 1866-м появилось газовое, с 1883-го стало внедряться электрическое.

Но первые уличные фонари в России в действительности появились не в Москве, а в Петербурге перед фасадом Зимнего дворца Петра I. Они изображены на гравюре А. Зубова того времени. Уличное освещение Петербурга, единственного города петровского времени, имевшего это новшество, значительно улучшило его вид и создало невиданное удобство для горожан.

28 (17) марта 1731 г. указом Анны Иоанновны ликвидировалось юридическое понятие «поместья» как временного земельного владения, предоставляемого дворянину на срок службы — теперь все земли помещиков объявлены их наследственной собственностью.

12 (1) мая 1731 г. состоялось открытие судоходства по Ладожскому каналу.

открытие судоходства по Ладожскому каналу

21 (10) мая 1731 г. для охраны побережий и островов Тихого океана, открытых русскими землепроходцами и мореплавателями, создана Сибирская военная флотилия с главной базой в Охотске. В последующие годы главной базой флота будут Петропавловск-на-Камчатке (совр. Петропавловск-Камчатский), Николаевск (Николаевск-на-Амуре), а в 1872 г. база была перенесена во Владивосток. Во время гражданской войны большая часть кораблей была уведена интервентами в японские порты и Манилу, где хозяйничали американцы. Преемником Сибирской флотилии стал Тихоокеанский флот. Фактически это дата основания Тихоокеанского флота России.

9 августа (29 июля) 1731 г. в Санкт-Петербурге образован Сухопутный шляхетский корпус — привилегированное учебное заведение для детей дворян. Его выпускники начинали военную службу не рядовыми, а сразу офицерами. Это заведение было предшественником будущих кадетских корпусов.

21 (10) октября 1731 г. Казахстан добровольно присоединился к России.

1 февраля (21 января) 1732 г. подписан Рештский договор между Россией и Ираном. По договору Ирану возвращались прикаспийские провинции Гилян, Мазендеран, Астрабад, полученные Петром I по русско-иранскому (Персидскому) договору 1723 г. без права передачи их третьему государству. В обмен Россия получила право беспошлинной торговли с Персией и ряд других торговых льгот.

6 февраля (26 января) 1732 г. двор императрицы Анны Иоанновны перебрался из Москвы в Петербург. Этим жестом новая царица хотела показать, что с временами правления Петра II и Верховного тайного совета покончено навсегда.

28 (17) февраля 1732 г. в Санкт-Петербурге, в здании Меншиковского дворца, открыт Кадетский корпус — первое в России военное (сухопутное) учебное заведение. После ссылки светлейшего князя его дворец был приспособлен для размещения в нём Сухопутного шляхетского корпуса. Здесь обучали не только «военным искусствам», потребным для подготовки офицеров русской армии. Отсюда выходили чиновники и учителя гражданских школ. Передача дворца Меншикова Кадетскому корпусу повлекла за собой всевозможные реконструкции и перестройки. Но, несмотря на значительные переделки, этот первый каменный дом на Васильевском острове в основном сохранил свой первоначальный облик.

С того дня кадетские корпуса почти 200 лет готовили для русской армии офицеров, верой и правдой служивших своему Отечеству.

15 (4) марта 1732 г. издан указ «О делании через Неву на Васильевском острову моста на барках». Мост стал первой стационарной переправой, связавшей остров с континентом, и просуществовал до 1916 г.

5 июня (25 мая) 1732 г. в Петербурге заложен первый Зимний дворец, сооружённый для Анны Иоанновны.

2 сентября (22 августа) 1732 г. последовал Указ сената «О поставке в Москве фонарей по определённым местам и в назначенной дистанции».

5 января 1733 г. (25 декабря 1732 г.) в Москву доставлен закованный в цепи и кандалы «царевич Алексей Петрович» и посажен в тюремный острог. Его делом заинтересовалась сама императрица Анна Иоанновна, потребовавшая от московского губернатора С.А. Салтыкова и начальника Тайной канцелярии А.И. Ушакова регулярно сообщать ей о ходе следствия.

Смерть старшего сына Петра I породила в свое время многочисленные слухи и толки в народе. Первый самозванец объявился еще в 1724 г., на следующий год — второй, в декабре 1730 г. еще один. Всех их казнили, но это не помогло. Новоявленного «царевича» подвергли страшным пыткам: били плетьми, прижигали тело раскалённым железом, трижды пытали на дыбе, но арестант стойко переносил мучения и требовал отвезти его во дворец к «своей» сестре Анне Иоанновне. В конце концов, не вынеся неимоверных страданий, узник стал давать показания. Оказалось, что зовут его Тимофей Труженик, в прошлом он был крестьянином московского Новодевичьего монастыря, откуда бежал и много лет скитался по России. В эти годы к нему пришла мысль назваться именем царевича, поднять народ на борьбу с угнетателями и повести на Москву. Убедить людей в своем царском происхождении оказалось трудно, но народ охотно внимал обещаниям уничтожить бедность на земле, одарить их «златом и серебром и золотыми каретами. И хлеба-де столько не будет, сколько золота и серебра». Тимофей назвал только восемь человек в Тамбовском уезде, которые помогали ему агитировать. Вот от них-то следователи и узнали, что у самозванца был якобы и «брат», «царевич Петр Петрович», который оказался казаком станицы Яменской Ларионом Стародубцевым, который сумел собрать несколько десятков бурлаков, беглых крестьян и казаков. Они пытались выручить Тимофея, а затем решили продолжить его дело и ускорить подготовку к походу на Москву, но были арестованы. Еще четыре месяца продолжались допросы и пытки Труженика, Стародубцева и их товарищей, но новых имен сообщников Тайная канцелярия больше не узнала. Осенью 1733 г. Тимофей Труженик, Ларион Стародубцев и девять их товарищей были казнены: им публично отсекли головы.

12 (1) января 1733 г. исследователь Арктики С.Г. Малыгин издал в Петербурге первое на русском языке руководство по навигации.

30 (19) января 1733 г. вышел указ о бочках и кадках, в которых перевозились мёд, сало, масло, смола и многое другое.

О чём шла речь?

Понятно, каждый из торговцев старался побольше «наварить» с товара. Оказывается, кое-кто из купцов с умыслом изготавливал тару из толстой клёпки — для веса. Указом предписывалось: такие бочки «нещадно рубить и портить, взимать за каждую штраф по рублю или бить батожьём».

С жульём особо не церемонились.

4 марта (21 февраля) 1733 г. последовал указ Анны Иоанновны «Об учреждении полиции в городах». Согласно ему, в 23 городах России были созданы полицмейстерские конторы во главе с полицмейстерами.

1 июня (21 мая) 1733 г. принят указ «О нечинении обид и притеснений ясачным людям (нерусские люди-плательщики натуральной подати в виде мехов), живущим в Якутском ведомстве и в Камчатке», чтобы они «лишних никаких ясаков и взяток воеводам, комиссарам и сборщикам, которые они своими вымыслами с разорением неволею брали, — не давали».

Не благородные деяния людей, а деяния, завершившиеся успехом, —
вот что спешит запечатлеть история.

Г.У. Бигер

9 июля (28 июня) 1733 г. торжественно освящен Петропавловский собор, возведённый в стиле барокко по проекту архитектора-швейцарца Доменико Трезини.

Он учился архитектуре в Венеции, в поисках работы вернулся на родину, некоторое время жил в Дании, но постоянной работы не нашел. Посол Петра I Измайлов, искавший специалистов-строителей, в 1703 г. заключил с Трезини («с господином Трецином», как тогда его называли) договор о поступлении на русскую службу. Жалование 20 червонцев в месяц показалось Трезини более чем достаточным, и летом того же года он вместе с другими иностранными специалистами морем прибыл в Архангельск. Первой самостоятельной работой Трезини стало строительство форта Кроншлот (Кронштадт), который не сохранился, но его изображения имеются на старинных гравюрах. Зимой 1706 г. Петр I поручил архитектору начать перестройку в камне земляной Петропавловской фортеции. Этой работе Трезини посвятил 28 лет своей жизни. Через два года в крепости уже были выстроены пороховые погреба, началось возведение казарм, бастионов Меншикова и Головкина. К осени 1720 г. была завершена многоярусная колокольня Петропавловского собора, не успели только укрыть шпиль листами позолоченной меди (общая высота со шпилем 122,5 м, на 32 м выше колокольни Ивана Великого в Московском Кремле). В августе того же года впервые заиграли на колокольне куранты. Петр лично поднялся на колокольню, чтобы осмотреть город. Собор достраивался и украшался еще более десяти лет. Он стал усыпальницей Петра I и других русских императоров и поныне остается самым высоким архитектурным сооружением Санкт-Петербурга.

12 (1) июля 1733 г. по указу Анны Иоанновны заложен Алексеевский равелин в Петропавловской крепости.

Меня дразнит земля. Океаны её огромны, острова бесчисленны,
и масса таинственных, смертельно любопытных уголков.

А. Грин

19 (8) августа 1733 г. из Петербурга на Камчатку навстречу славе выехал 22-летний Степан Крашенинников. Ему предстояло изучить и описать полуостров, где всё ещё жили племенами, дела решали на мужской основе, а определяющим было слово вождя. 4 года провёл там путешественник и учёный. В итоге появилось «Описание земли Камчатки», вошедшее в сокровищницу мировой науки.

5 декабря (24 ноября) 1734 г. произведена первая попытка отливки Царь-колокола, закончившаяся неудачей.

Возглавил дело по отливке нового колокола «российский мастер Иван Фёдоров сын Моторин с сыном своим Михаилом Моториным». Работы велись на Ивановской площади Кремля. В 10 метровой яме сооружалась форма, вокруг построили четыре литейные печи, подъёмную машину, амбары для металла и дров. Однако первая плавка металла, к которой готовились четыре года, успеха не принесла. Вышли из строя три печи, сгорело подъёмное устройство, была повреждена форма. На следующий день мастер Иван Федорович Маторин (Моторин), который не вынес удара, дал письменное объяснение случившемуся…

Смерть не позволила ему осуществить вторую попытку.