21 (10) апреля 1735 г. в Нижнем Новгороде в купеческой семье (отец владел мучной лавкой) родился Иван Петрович Кулибин, гениальный мальчик-самоучка, чьё имя сегодня стало нарицательным.

Иван Петрович Кулибин

Вот для каких людей стоит заниматься литературой! Литературой образов, переживаний. Литературой своевременной и безвременной. Литературой реалистичной и фантастичной по насыщенности и своеобразию жизни. Опыт этого человека достоин того, чтобы стать опытом и значением для всех.

Карманные планетарные часы, «зал большого пролета» безопорное здание шириной в 135 м, «подъемные кресла» — лифт в Зимнем дворце, самодвижущийся педальный экипаж, металлические протезы для инвалидов — это даже не перечень, а лишь мизерная часть тех изобретений, которым посвятил себя выдающийся человек и на которые «официальная» эпоха не обратила никакого внимания.

Царица пожаловала медаль за грандиозный фейерверк в Царском Селе и две тысячи рублей, а Потемкин осыпал милостями за слона-автомата. А вот места в «государственном бюджете» для «машины-судна», которое может плыть против течения, не нашлось. Посчитали, что убытку от такой затеи будет больше, чем выгоды. То-то от фейерверков (прошлых и нынешних!) прибыли не убавляется!

А.В. Суворов, впервые встретив гениального механика, низко поклонился ему и, сделав навстречу Ивану Петровичу один шаг, сказал: «Вашей милости!» Затем сделал второй шаг и, поклонившись, проговорил: «Вашей чести!» И наконец, сделав третий шаг и еще раз поклонившись, произнес: «Вашей премудрости!» Затем, взяв Кулибина за руку, сказал: «Помилуй Бог, сколько ума! Много ума! Он изобретёт ковер-самолет!»

Исключительные способности к изготовлению различных механических устройств обнаружились в нём с ранних лет. Ваня очень любил читать. А ещё он любил лазить на колокольню церкви, построенной ещё при Петре I. Там были установлены необыкновенные часы: они показывали время, движение небесных тел, знаки Зодиака.

Его сосед дал ему как-то посмотреть настенные часы. Кулибин разобрал их, собрал, а затем сделал точно такие же из дерева с помощью ножа. Но часы не шли. В Нижнем Новгороде не было ни одного часовщика, но на счастье Кулибина его отправили в Москву. Там один мастер объяснил ему устройство часов и подарил свои старые инструменты. Вскоре Кулибин начал делать часы сам и с успехом их продавал. Заработанные деньги тратил на инструменты и книги.

Как и у его современника Ломоносова, путь Кулибина к знаниям был не очень прям и безоблачен: отец, мечтавший, чтобы сын наследовал семейное дело, нещадно сёк юного Ивана, стоило ему застать того за очередным изобретением. Но талант не высекался: когда 34-летний Кулибин преподнёс Екатерине II золотые часы — их украшали крохотные фигурки людей, которые каждый час танцевали под музыку, — потрясённая императрица оставила «левшу» в Петербурге. 32 года Иван Петрович возглавлял Инструментальную палату Академии наук. Здесь он сконструировал часы, которые, кроме времени, показывали ещё и месяцы, дни недели, времена года, фазы Луны. Он придумал уникальный деревянный одноарочный мост через Неву пролётом 298 м и «самобеглую коляску». Создал семафорный телеграф. «Кулибинский фонарь» был одним из первых прожекторов, который активно использовали в морском деле. Для улучшения волжского судоходства он предложил так называемое водоходное судно, которое плыло против течения без парусов, гребцов или бурлаков. Он усовершенствовал шлифовку стёкол для оптических приборов. В 1779 г. создал конструкцию «механических ног» — протезов. Этот проект после Отечественной войны 1812 г. использовал один из предпринимателей.

Будучи в Петербурге, мастер так и не принял традиции двора и столичного города он не сбрил бороду, ходил в простой русской одежде. Чтобы как-то отметить его, Екатерина II наградила Кулибина большой золотой медалью на Андреевской ленте. Награда эта была в своём роде уникальной. Однако у Ивана Петровича не особенно складывались отношения с Екатериной Дашковой, которая в ту пору была директором Академии наук. Однажды он не выполнил какого-то распоряжения Дащковой, и та вынудила Кулибина подать прошение об отставке. Справедливости ради надо сказать, что императрицы Екатерины к тому времени вот уже 5 лет как не было в живых. Заступиться за Кулибина было некому. В 1801 г. 66-летний умелец был уволен из академии, вернулся в Нижний Новгород, где за последние 17 лет жизни создал машину для добычи соли, сеялку, различные мельничные машины, фортепиано.

Из всех изобретений Кулибина до наших дней дожили те самые часы «яичной фигуры», что так поразили Екатерину: до сих пор они восхищают всех, кто видит их в Эрмитаже. Ещё бы: в корпусе величиною с гусиное яйцо умещаются крошечный театр-автомат, музыкальная шкала и часовой механизм — всего 427 деталей!

Умер практически в нищете 23 (11) августа 1818 г. в родном городе. Для того, чтобы похоронить его, пришлось продать единственно ценную вещь в его доме — настенные часы. Вот он, удел великих сынов России…

У нас ещё в достатке матерьяла,
Который мы не пустим на распыл.
У нас ещё Царь-пушка не стреляла,
У нас ещё Царь-колокол не бил.

Ф. Чуев

В Москве отлит 202-тонный Царь-колокол. Спустя год М. Моторин завершил дело, начатое отцом. В ночь на 6 декабря (25 ноября) 1735 г. всего за 36 мин. 12 327 пудов, или 201 т. 924 кг., колокольной бронзы были залиты в форму.

Оставалась чеканная отделка декора. Первоначально украшение Царь-колокола собирались поручить Растрелли-отцу. Однако «оный Растрелли ниже осьми тысяч не брал, кроме материалов и мастеровых и работных людей». Но ещё Пётр I посылал в Венецию 8 способных ребят учиться на «скулторного дела мастеров». Среди них числился сын священника Фёдор Медведев, который и был в 1731 г. прикомандирован к «делу моделей Успенского большого колокола для украшения». Он-то и стал основным автором декора Царь-колокола, за что получал от казны в месяц 10 руб. Его ближайшим помощником при окладе 8 руб. в месяц был солдатский сын Пётр Филиппов Кохтев. Декор Царь-колокола справедливо почитается как не имеющий равных по совершенству.

К величайшему огорчению, 30 (19) мая 1737 г., во время очередного московского пожара, от колокола откололся кусочек… весом в 11,5 тонны. Можно представить горе М. Моторина.

Из ямы колокол был поднят лишь спустя столетие под руководством строителя Исаакиевского собора А. Монферрана и водружён на пьедестал. В 1941 г. его покрасили, чтобы не сильно сверкал и не привлекал вражеские самолёты.

2 января 1736 г. (22 декабря 1735 г.) в Санкт-Петербургской Академии наук обсуждался проект академика Жозефа-Николя Делиля, предлагавшего ровно в полдень, по сигналу из обсерватории, стрелять из пушки с одного из пяти бастионов Адмиралтейства. Этот первый проект оповещения жителей столицы о наступлении полудня так и не воплотился в жизнь. Лишь через 130 лет вспомнили о предложении академика.

18 (7) января 1736 г. вышел указ Анны Иоанновны о прикреплении к мануфактурам навечно всех обученных мастерству наёмных рабочих. Это означало переход к полному закрепощению трудящихся в российской промышленности.

Россия по ноздри вином налита.

В. Берсенёв

29 (18) марта 1736 г. предпринята очередная попытка сделать Россию менее пьющей страной. Сенат выпустил документ, в соответствии с которым в Санкт-Петербурге не должно было действовать более 120 так называемых «вольных домов», то есть питейных мест, и 38 трактиров.

Чиновники рьяно бросились исполнять очередное указание правительства, но жители российской столицы, разумеется, стали изыскивать способы преодоления новых досадных трудностей и, естественно, нашли способ избежать связанных с ним «неприятностей».

17 (6) мая 1736 г. вышел указ Правительствующего Сената «О недержании в трактирных домах непотребных женщин». В соответствии с этим строгим документом, нарушительниц нового правила следовало сечь «кошками» (то есть плетьми-многохвостками) и выгонять вон с «рабочего места».

27 (16) июня 1736 г. русские войска впервые за всю историю войн с Крымским ханством, взяв штурмом Перекоп, вошли в Крым.

Воле турок вопреки,
Жерла пушек простирая,
Встали русские полки
У ворот Бахчисарая.

Я. Козловский

28 (17) июня 1736 г. русские войска генерала-фельдмаршала Буркхарда Христофора Миниха (1683-1767) в результате штурма овладели столицей Крымского ханства — Бахчисараем.

Поскольку удержать Крым тогда возможности не было, войска Миниха оставили его, предав Бахчисарай огню и мечу.

13 (2) сентября 1736 г. на месте башкирского поселения Селяба заложена крепость, давшая название городу, который в 1740-х годах стали называть Челябинск. В советские времена он был славен тракторами, танками, стальными трубами и Театром оперы и балета имени М. Глинки.

27 (16) сентября 1736 г. дан указ об очистке реки Мойки и устройстве постоянной набережной.

17 (6) ноября 1736 г. в Марбургский университет зачислен 25-летний М. Ломоносов. Прожив в этом немецком городе около 5 лет, он изучил математику и естественные науки, брал уроки немецкого, французского, риторики, рисования, танцев и фехтования. Там же в 1740 г.в церкви местной реформатской общины Ломоносов обвенчался с 20-летней Елизаветой Христиной (в России Елизавета Андреевна) Цильх, младшей дочерью вдовы пивовара, хозяйки дома, в котором он снимал комнату.