1741-1761 Елизавета Петровна 1709-1761

Трон один и век один,
И не всё поглотит Лета.
Между двух Екатерин
Анна и Елизавета.

Я. Козловский

29 (18) декабря 1709 г. родилась Елизавета, дочь Петра I и Екатерины Алексеевны. О таких людях, как Елизавета Петровна, говорят, что они родились под счастливой звездой. Она появилась на свет, озарённая отблеском славы русского оружия в Полтавской баталии. Русские же солдаты и сделали дочь Петра Великого императрицей.

Портрет юной царевны Елизаветы в образе Флоры

С самого начала Екатерина имела относительно своей дочери весьма честолюбивые планы. Она мечтала выдать ее замуж, да не за кого-нибудь, а за французского короля Людовика XV.

Маленькую Елизавету начали с детства готовить к столь почетной миссии. Ее обучали французскому языку и менуэту. Был такой танец, которым очень увлекались в то время при французском дворе. Поскольку считалось, что этих двух вещей с лихвой хватит любой королеве, даже французской, то на этом образование Елизаветы и закончилось. Все остальное время царевна была предоставлена себе. И увлеченно тратила его на… охоту и верховую езду. И хотя запланированный брак не состоялся, Елизавета осталась при усвоенных привычках всю свою жизнь. Внешне очень похожая на отца, Петра I, умом она больше походила на мать, Екатерину I, простую лифляндскую крестьянку. Читать ей было скучно, а писать вообще сплошное мучение.

Никитин Иван Никитич. «Портрет Елизаветы Петровны ребенком»

Несмотря на любовь к французской моде и владение французским языком, тонким беседам с послом Франции де Шетарди она предпочитала болтовню со старыми сплетницами-приживалками, а более всего любила шутки своего истопника.

В какой-то степени Елизавета была даже умна, причем это отмечают и люди, которых нельзя заподозрить в симпатиях к нашей героине. Они говорят, что она была остроумна, весела и изящна. И при этом не без ехидства добавляют, что Елизавета умерла, будучи абсолютно уверенной в возможности посуху добраться до Англии. Главное же, в чем не ошибались современники, — это в Добродушии и веселости императрицы.

Однако в 18 лет Лиза осталась круглой сиротой и, поскольку при дворе никому была не нужна, стала уединённо жить попеременно то в Переяславле-Залесском, то в Александровской слободе. Жила просто и скромно: любила водить русские хороводы, двери её дома всегда были открыты для гвардейцев, она крестила их детей и раздавала подарки. И через 14 лет именно гвардия возведёт Елизавету на престол.

После смерти Петра старая знать, враждебно настроенная к петровским преобразованиям, не допускала воцарения Елизаветы на престол под предлогом незаконности её рождения, так как она появилась на свет до официального оформления брака родителей.

Правление Елизаветы оказалось для России счастливым, оставившим славный и незабываемый след. Это царствование памятно победами русского оружия в Семилетней войне, когда русское воинство, разгромив доселе непобедимую армию прусского короля Фридриха II в сражениях при Гроссегерсдорфе и Кунерсдорфе, заняла Берлин. Она, неглупая по природе, вникала в государственные дела и выдвигала на государственные посты талантливых и одарённых людей среди дворянства, подлинных «птенцов гнезда Петрова».

За 20 лет своего царствования дочь Петра успела немало.

Она, неглупая по природе, вникала в государственные дела и выдвигала на государственные посты талантливых и одарённых людей среди дворянства, подлинных «птенцов гнезда Петрова». В её правление выдвинулась целая плеяда выдающихся государственных деятелей. Это и братья Разумовские, и канцлер Бестужев-Рюмин, и вице-канцлер Воронцов, и братья Шуваловы. Её эпоха была прославлена именем великого помора Ломоносова.

Вступив на престол Елизавета направила свою деятельность на увеличение числа морских судов и укрепление обороны берегов российских. Во второй половине её царствования существенно увеличена численность армии.

Середина ХVIII в. при Елизавете Петровне была временем подъёма русской культуры. Так, по инициативе Ломоносова был создан Московский университет и открыт первый театр в Москве, учреждена Академия Художеств, заложены основы национального русского театра. В это время жили и работали те, без кого трудно представить историю культуры России: литераторы А. Сумароков и В. Тредиаковский, архитектор В. Растрелли, отец русского театра Ф. Волков.
В её эпоху начали свой путь к славе будущий генералиссимус А. Суворов и фельдмаршал П. Румянцев.

Да мало ли их было, сыновей России, отдавших всю свою жизнь ради славы и процветания Отечества!

Ещё один интересный факт: при восшествии на престол Елизавета Петровна, видевшая в юности и в молодости много зла, торжественно обещала не казнить никого смертной казнью и сдержала это обещание. А нравы в обществе царили дремучие.

Вместе с тем, как отмечал В. Ключевский, Елизавета жила в «золочёной нищете». В стране росла бедность, а она налаживала производство отборных кружев не в силах превозмочь страсть к нарядам и украшениям. Денег становилось всё меньше, долгов больше, бесконечно повышались налоги, ширились волнения, а она выпускала манифест «О цветущем состоянии государства Российского, равного которому оно никогда не переживало».

И всё же, и всё же…

Елизаветинское правительство, его фактический глава Пётр Иванович Шувалов много сделали для объединения России и уничтожения следов удельного деления. В это время бурными темпами развивались промышленность и торговля, создавались новые заводы, инвалидные дома и богадельни.

Елизаветинская эпоха не была просто калейдоскопом событий придворной жизни. Эта эпоха – одно из звеньев непрерывной цепи событий, явлений и фактов, которые связывают нас с великим прошлым. Именно в эти годы петровские завоевания и преобразования показали свою жизнеспособность, прошли испытание временем. А Российская империя прочно утвердилась как одна из ведущих мировых держав.

Английский государственный деятель Б. Дизраэли (1804-1881) любил повторять: «Темнее всего в предрассветный час». Именно в тёмную ночь с 5 на 6 декабря (с 24 на 25 ноября) 1741 г. гренадёрская рота в 200 чел. Преображенского полка при участии братьев Шуваловых Петра и Ивана, Михаила Воронцова и во главе с Елизаветой Петровной, переодетой в гвардейский мундир, переменила власть в стране. Елизавета, окружённая солдатами, вошла в спальню Анны Леопольдовны и разбудила её словами: «Сестрица, пора вставать».

Но не к Анне Леопольдовне, в сущности, были обращены эти слова: они были обращены к России.

Иоанн Антонович стал императором в 1740 г., после смерти Анны Иоанновны. Новоиспеченному самодержцу Всея Руси на тот момент исполнилось… два месяца. Естественно, правили за него другие. Сначала фаворит бывшей императрицы герцог Бирон, а после его свержения мать младенца, Анна Леопольдовна. Однако такое положение вещей не могло устраивать Елизавету, которая, являясь прямой наследницей Петра I, оказалась не у дел. Но, скорее всего, в силу мягкости своего характера она бы так ничего и не стала предпринимать, если бы вокруг нее не было людей, которые никак не могли смириться с такой несправедливостью. Прежде всего, это был ее личный врач швед Лесток и французский посланник маркиз де Шетарди. Эти господа развернули бурную деятельность по подготовке заговора. Однако заговорщики из них вышли никудышные. Во всяком случае, об их планах вскоре стало известно всем. В том числе и влиятельному политику того времени графу Остерману. Несмотря на то, что он тогда уже был тяжело болен и вообще находился в немилости у Анны Леопольдовны, он все же приказал принести себя на носилках во дворец и битый час убеждал правительницу в серьезности той опасности, которая нависла над ней и ее сыном. Когда он закончил, Анна Леопольдовна, которая все это время рассматривала новый костюмчик, сшитый для императора, поинтересовалась у Остермана, нравится ли ему цвет и покрой. Скрывать заговор дальше было невозможно.

Однажды ночью Лесток принес Елизавете аллегорическую картину, на которой с одной стороны великая княжна была изображена в короне, а на обороте — в монашеском одеянии и с орудиями пыток вокруг. Елизавета так впечатлилась, что тут же приказала везти ее в казармы Преображенского полка. В то время на Руси уже складывалась добрая традиция въезжать во дворец на плечах гвардейцев. Когда заговорщики подъехали к казармам, караульный, обеспокоенный таким посещением в неурочный час, забил тревогу. Лестоку пришлось ударом кулака порвать его барабан. Ничего не понимающих спросонья солдат выгнали во двор.

Елизавета спросила их, знают ли они, чья она дочь. Получив утвердительный ответ, она решила, что этого достаточно, и повела гвардейцев на штурм дворца. Ноги великой княжны вязли в снегу, и солдаты, недовольные скоростью продвижения, подняли ее на руки. Так на руках Елизавету и принесли к Зимнему дворцу.

Преображенцы провозглашают императрицей Елизавету Петровну

Гренадеры ворвались внутрь, побили какого-то заполошного офицера, который вздумал кричать «На караул!», и ворвались в спальню матери императора, регентши Анны Леопольдовны. Бедную женщину грубо растолкали, велели ей с вещичками на выход, а в это время Елизавета взяла из колыбельки младенца и начала его утешать: «Бедный невинный ребенок! Тебе приходится расплачиваться за грехи своих родителей!» Невинный ребенок, увидев добрую тетю, успокоился, заулыбался и запрыгал на руках у женщины, которая только что отобрала у него трон. Когда Елизавета с Иоанном на руках ехала по Невскому проспекту, где к тому времени уже собрался народ, приветствовавший новую императрицу, ребенок, услышав крики «Ура!», обрадовался и запрыгал на коленях у женщины, которая только что отняла у него корону.

О том, что происходило в Петербурге в этот день, нам очень подробно рассказал сенатор князь Я. Шаховской. Накануне переворота он обедал у своего родственника вице-канцлера графа Головкина. Гостей было около ста человек, после обеда были танцы, потом ужин, так что вернулся Шаховской домой далеко за полночь.

Улегся, естественно, в постель и уснул богатырским сном. Но не тут-то было. Где это видано, что бы во время переворота можно было спокойно выспаться. Еще не рассвело, а в ставни Шаховского уже барабанил сенатский пристав: «Ваше сиятельство, вставайте!» Еле продрав глаза, сенатор вполне логично вопросил: «Зачем?». Ответ последовал немедленно: «Чтобы присягать цесаревне Елизавете, только что вступившей на трон!» Делать нечего, пришлось вставать и ехать во дворец. Вокруг дворца было столько народу, что карета Якова Петровича не могла пробиться сквозь толпу. Не обращая внимания на сильный мороз, солдаты и простые обыватели заполонили площадь, греясь у костров и выпивая водку. Имели полное право. У них был праздник — переворот.

Князю Шаховскому пришлось выйти из кареты и пробиваться ко дворцу пешком. Наконец ему удалось войти внутрь. У первого попавшегося он спросил: «Как все произошло?» «А Бог его знает», — был ответ. Лишь в третьей зале Шаховской узнал некоторые подробности. Однако долго побеседовать и узнать все ему не удалось.

Из толпы вдруг раздался иронический и веселый голос: «Ну что вы теперь скажете, сенаторы?» Окруженная офицерами, Елизавета сияла радостью и звонко смеялась среди бряцания шпор и сабель.

Годовалый Иван VI вместе с регентшей, матерью Анной Леопольдовной, её мужем, генералиссимусом А. Ульрихом, были арестованы и свергнуты. Были также арестованы и высланы в Сибирь канцлер А. Остерман, фельдмаршал Б. Миних, видные царедворцы братья Р. и К. Лёвенвольде.

Ветераны славных петровских походов больше чем кто-либо осознавали гибельность эпохи безвременья в царствование Анны Иоанновны. Все эти временщики – Бироны, Остерманы, Минихи, стоявшие у кормила власти, мало заботились о стране, за счёт которой они так баснословно обогащались. Более того, эти полководцы придворной камарильи и государственные мужи лакейских считали себя благодетелями России. Богатство этих временщиков зиждилось на разрушении державы и забвении реформ Петра Великого.

«Великий Пётр нам дал блаженство, Елизавета – совершенство», — утверждал М. Ломоносов.

По свидетельству современников, среди занимавших её удовольствий государыня с трудом находила время для слушания докладов и чтения бумаг, важнейшие из которых неделями лежали на столе.

Известно, что дочь Петра имела слабость, которая недёшево обходилась казне: страсть к нарядам у неё просто граничила с манией. После смерти Елизаветы в её гардеробах осталось 15 тыс. платьев, тысяча пар туфель, два сундука шёлковых чулок и более сотни кусков французских материй, не говоря уже о маскарадных костюмах. При дворе всё сильнее стало чувствоваться влияние французского просвещения, французской моды. Начиналась французомания…

Тем не менее, её приход подавляющей частью русского дворянства был воспринят как конец ненавистного господства немцев и продолжение славных дел Петра, а её правление как удачное и даже блестящее.

7 декабря (26 ноября) 1741 г. опубликован манифест, обосновывающий права на престол, а также сделаны пожалования лицам, участвовавшим в перевороте. Очередной манифест провозглашал возврат к принципам правления Императора Петра I, появился указ о прощении преступников и сложении штрафов и начетов с 1717 по 1730 годы. Коронацию отложили до апреля 1742 г., так как по желанию Императрицы она должна была совершиться с большой пышностью.

СПРАВКА. 3 августа (23 июля) 1714 г. родился граф Михаил Илларионович Воронцов, один из виднейших сановников в царствование императрицы Елизаветы.

Портрет князя М.И.Воронцова

К царской особе он был приближен еще в 14 лет, став пажом Елизаветы, тогда еще цесаревны. Когда она вознамерилась взойти на престол, Воронцов активно ей в этом способствовал, за что и был награжден званием камергера, орденом Святого Александра Невского, а впоследствии пожалован еще и титулом графа Священной Римской империи. Вскоре Воронцова назначили вице-канцлером, заместителем тогдашнего канцлера Бестужева — Рюмина. Говорят, тот сам выбирал себе помощника. Однако вскоре, вероятно, он об этом пожалел — взгляды Воронцова и Бестужева на то, как надо России строить свою внешнюю политику, расходились кардинально.

Наш герой считал, что не стоит лезть во все европейские свары подряд, а лишь в некоторые. В свою очередь, Бестужев, интриган, каких мало, старался втянуть Россию в любую маломальскую войну. Таким образом, канцлер и вице-канцлер вступили в неразрешимые противоречия, и хотя внешне их отношения оставались хорошими, подковерная борьба там была нешуточная. На некоторое время Бестужеву удалось-таки добиться того, что Воронцов оказался в немилости, но вскоре ситуация изменилась на прямо противоположную — после падения самого Бестужева его заместитель становится канцлером и получает следующий орден – Святого Андрея Первозванного.

Когда на престол взошел преемник Елизаветы Пётр III, Воронцов, по выражению историка С. Соловьёва, «со степени канцлера снизошел на степень правителя канцелярии иностранных дел, заготовляющего бумаги». В день переворота, устроенного Екатериной, Воронцов, находившийся при императоре, вызвался поехать к ней и «усовестить». Однако, оказавшись в стане заговорщиков, он отписал Петру III записку, в которой выражал сожаление в связи с тем, что его миссия не удалась, и сообщил, что, исполнив долг по отношению к государю, подчиняется «народной воле» и присягает Екатерине. Наверное, это был самый верный ход за все время придворной карьеры Воронцова. Что, впрочем, не избавило его от немилости новой императрицы, хотя в течение трех лет он и оставался номинально канцлером. Однако серьезного влияния на дела Воронцов не имел. Поэтому, а также из-за серьезно ухудшившегося здоровья граф подал в отставку и уехал доживать свои дни в Москве. Где и умер. Мнения о нем современников достаточно противоречивы. Одни называли Воронцова человеком бездарным и ограниченным, другие же обнаруживали в нём много здравого смысла, необходимого государственному деятелю. Екатерина же, по всей видимости, так и не смогла избавиться от неприязни к этому человеку. «Вот кто продавался каждому перекупщику. Не было двора, который бы не содержал его на жалованье», — писала она. В принципе объяснения этому есть. Несмотря на щедрость благоволившей к нему Елизаветы, которая дарила Воронцову целые деревни и заводы, наш герой постоянно нуждался в деньгах, вечно просил субсидий, слезно выпрашивал все, что было возможно. Екатерина таких людей не любила.

18 (7) декабря 1741 г. во время арктической экспедиции умер от тяжелой формы цинги мореплаватель, капитан-командор Витус Ионассен Беринг. По происхождению датчанин, в России он обрел вторую родину. В 1725 г. Беринг получил указание отправиться на Камчатку и оттуда на двух кораблях выйти на поиски прохода между Азией и Америкой. Он был найден и впоследствии получил имя мореплавателя. В 1741 г. Беринг вновь достиг полярных широт с целью исследования Арктики. Однако на экспедицию свалилось повальное заболевание цингой, и команде пришлось возвращаться на Камчатку.

Портрет поэта Витуса Педерсена Беринга