22 (11) января 1758 г. в ходе Семилетней войны 1756–1763 годов русские войска под командованием генерал-аншефа графа Виллима Виллимовича Фермора (1702–1771) после недолгой осады принудили капитулировать Кенигсберг. Жители города вместе с прочим прусским населением присягнули императрице Елизавете Петровне, которая подписала Манифест о присоединении Восточной Пруссии к России. До 28 апреля 1762 г., когда был заключен русско-прусский мирный договор, Восточная Пруссия имела статус российского генерал-губернаторства. При этом жилось пруссакам в правление «дщери» Петра Великого совсем неплохо: русские почти не вмешивались в их дела, налоги не повысили, а привычную в этих местах палочную дисциплину не практиковали.

25 (14) августа 1758 г. произошёл исторический прорыв русских войск из окружения под Цорндорфом.

Битва при Цорндорфе

Это было одно из сражений Семилетней войны между русскими войсками под командованием генерал-аншефа Виллима Фермора и прусскими войсками под началом короля Фридриха II. К тому времени «Обсервационный корпус» Фермора уже овладел Восточной Пруссией, двинулся было на Франкфурт, затем повернул на Кюстрин, чтобы наладить сообщения с союзными тогда России шведами. Но осаду Кюстрина пришлось тогда снять, отступив к Цорндорфу. Прусские войска, обойдя русские позиции с тыла, вынудили войска Фермора к сражению перевёрнутым фронтом, а два фланга русской армии оказались разделены глубоким оврагом, что лишило их возможности маневра. Фридрих рассчитывал прижать русских к реке и истребить по частям.

Однако, невзирая на невыгодность позиции, полное отсутствие управления боем со стороны русского командования и превосходство прусской кавалерии, русские пехотинцы сумели выстоять, отбив почти все атаки противника. Формально это была «боевая ничья», хотя потери русских войск были ужасающи: свыше 19 тыс. убитыми и ранеными. Прусские войска потеряли убитыми и ранеными 10тыс. чел., ещё 1500 – пленными.

23 (12) января 1759 г. для защиты лесов вокруг столицы указ императрицы Елизаветы Петровны запретил располагать новые фабрики и заводы вблизи Петербурга (первое в истории России проявление заботы об охране окружающей среды).

19 (8) мая 1759 г. М. Ломоносов выступил в Публичном собрании Петербургской Академии наук с «Рассуждением о большой точности морского пути», в котором отметил, что война с океаном будет «благодетельнее международных войн».

2 июня (22 мая) 1759 г. русский мастер Семён Мозжухин отлил Большой колокол массой более 2-х тонн для курантов Спасской башни Московского Кремля. Он и поныне отбивает каждый час.

10 июля (29 июня) 1759 г. свой первый спектакль показал в Ярославле публичный театр, организованный «отцом русского театра» (выражение В. Белинского) актёром и режиссёром Фёдором Григорьевичем Волковым (1729-1763). Представление состоялось у большого каменного амбара, где прежде отчим Волкова, ярославский купец Полушкин, хранил свой кожевенный товар.

12 (1) августа 1759 г. русский полководец граф Пётр Семёнович Салтыков (позже он много лет был губернатором Москвы) в ходе Семилетней войны 1756-1763 г.г. совместно с австрийскими войсками Даудена наголову разбил прусскую армию Фридриха II под Кунерсдорфом. Правда, бравые союзнички стояли позади русских войск. Фридрих II атаковал первым. После артподготовки его солдаты широким фронтом бросились в атаку на левый фланг русских, сумели выбить их из окопов и обратили в бегство весь наш левый фланг. Но Салтыков вовремя это заметил и отправил туда подкрепление. Одновременно русские эскадроны ударили во фланги прусской армии. Тут уже дрогнули пруссаки. Сам Фридрих метался от одного своего отряда к другому и буквально уговаривал солдат не поддаваться панике. В это время под самим Фридрихом были убиты две лошади, а одна пуля даже прострелила королевский мундир. Если бы не адъютанты, которые буквально силой, схватив под уздцы лошадь Фридриха, увели его с опасного места, то он и сам попался бы в плен. В общем итоге лучшая армия Европы — армия Фридриха II — перестала существовать; сам Фридрих прямо на поле боя в отчаянии кричал: «Неужели ни одно ядро не поразит меня!» — после боя хотел было покончить с собой, а поуспокоившись, писал в Берлин: «Все потеряно, спасайте двор и архивы».

Кунерсдорфское сражение

Это была самая крупная битва Семилетней войны. Во время бегства Фридрих оставил шляпу на поле боя. Её потом вместе с 28 знамёнами его армии положили к ногам Елизаветы. Российской армии открылась дорога на Берлин…

После смерти Елизаветы вступивший на российский престол Пётр III прекратил боевые действия против Пруссии. Более того, он заключил с пруссаками союз, согласно которому русские части включались в составе Прусской армии. Так под командой прусского короля Фридриха Великого временно оказался и корпус генерала Чернышёва, того самого, что в 1760 г. возьмёт Берлин.

Однажды, делая смотр русских частей, Фридрих увидел солдата с лицом, обезображенным страшными шрамами. «В каком это кабаке тебя так угостили, приятель?» — спросил он русского воина, желая пошутить. «В том самом, где и вас, Ваше величество, — под Кунерсдорфом», — ответил елизаветинский гренадёр.

27 (16) августа 1760 г. опубликован указ императрицы Елизаветы, направленный против вынесенного из Древней Руси зла и привычки смотреть на службу как на кормление. Иными словами, это был указ, запрещающий взяточничество государственных чиновников.

Увы, начальственное кормление в России – традиция крепкая. Практически неискоренимая.

9 октября (28 сентября) 1760 г. русскими войсками генерала Захара Григорьевича Чернышёва (1722-1784) в ходе Семилетней войны 1756-1763 г.г. взят Берлин. Это произошло после кровопролитной битвы при Кунерсдорфе, когда прусская армия была разбита наголову, а сам непобедимый дотоле король Фридрих II едва ускакал от гнавшихся за ним казаков. При взятии города потери победителей составили всего 170 чел. Немцы же только пленными потеряли 1100 солдат и офицеров.

Говорят, что Фридрих, армия которого считалась тогда лучшей в Европе, чуть не удавился с досады. В прямом смысле слова. Русские вошли в Берлин тихо и аккуратно. Никаких разрушений, никакого сопротивления пруссаков. Пруссии, самой воинственной европейской стране, светил позорный мир. Но… Фридриху сильно повезло. Незадолго до окончания войны умерла императрица Елизавета, для которой Фридрих II был злейшим врагом. А на престол вступил Пётр III, который боготворил все прусское вообще и Фридриха Великого в частности.

Естественно, он не мог обойтись плохо со своим кумиром, а потому поспешил заключить с ним мир и, более того, даже подписал союзный договор. Что означало, что теперь русская армия должна воевать не с Пруссией, а с ее врагами, то есть с бывшими своими союзниками. За все за это Фридрих пожаловал Петра III чином генерал-лейтенанта прусской армии, отчего тот был счастлив, как ребенок.

«… В четыре часа утра комендант Берлина вручил капитуляцию Тотлебену. Весь гарнизон столицы объявлялся военнопленными, все воинские запасы и государственное имущество поступали в распоряжение победителей, а частная собственность объявлялась неприкосновенной, и всем берлинским обывателям обеспечивалась личная безопасность…» ( Н. Костомаров)

Русские взяли с города контрибуцию и получили от местных властей городские ключи. Пробыв в столице около недели, русские части отошли на зимние квартиры. И хотя взятие Берлина не сыграло решающего значения в Семилетней войны, оно заняло достойное место в истории нашей армии. Не случайно в дни штурма Берлина в мае 1945 г. для советских частей были специально изготовлены образцы тех самых ключей, которые получили их предки 185 лет назад. И достойные потомки с честью повторили славный подвиг елизаветинских гренадер.

Купец Гоцковский просит лежащего на диване Тотлебена пощадить город

24 (13) декабря 1760 г. Елизавета Петровна подписала указ о праве помещиков ссылать своих крестьян в Сибирь «за предерзостные проступки» без всякого суда.