2 января 1770 г. (22 декабря 1769 г.) 35-летний провинциальный инженер-самоучка Иван Петрович Кулибин, тремя годами раньше приглашенный в столицу Екатериной II, сдал экзамен на право руководства механическими мастерскими Петербургской Академии наук. Заключение экзаменационной комиссии гласило: «Для лучшего успеха… от Академии наук зависящих художеств и мастерств принять в академическую службу на приложенных при сем кондициях нижегородского посадского Ивана Кулибина, который искусства своего уже показал опыты, и привесть его к присяге». Ему же предписывалось: «Иметь смотрение над инструментальною, слесарною, токарною, столярною и над той палатою, где делаются оптические инструменты, термометры и барометры… Чистить и починивать астрономические и другие… часы, телескопы, зрительные трубы и другие особливо физические инструменты».

12 (1) марта 1770 г. основано петербургское «Английское собрание», одно из самых привилегированных обществ столицы. В «Английском собрании» состояли И. Крылов, А. Пушкин, В. Жуковский.

21 (10) апреля 1770 г. во время очередной русско-турецкой войны после многодневного артиллерийского обстрела с кораблей русские войска взяли крепость Наварин.

9 июня (29 мая) 1770 г. Екатерина II издала указ об устройстве городов Вышнего Волочка, Боровичей, Осташкова. В указе объявлялось, что названные города образуются из соответствующих слобод и их жители переводятся в число горожан.

5 июля (26 июня) 1770 г. состоялась битва при Кагуле в устье Дуная с турками. Русские покорили левый берег Дуная.

Воздавай, народ честной,
Славу брату фаворита!
Флаг российский над Чесмой,
Порта на море разбита.

Я. Козловский

7-9 июля (26-28 июня) 1770 г. произошло трёхдневное Чесменское сражение в Эгейском море у западного побережья Турции, результатом которого явился полный разгром турецкого флота русской эскадрой графа А.Г. Орлова и адмирала Г.А. Спиридова.

Идёт очередная война между Россией и Турцией. Воюют и на суше, и на воде. В Средиземное море отправилась эскадра, базировавшаяся на Балтике. Вел её генерал А. Орлов на флагмане «Святой Евстафий».

За два дня до этого русская эскадра вошла в Эгейское море и встретилась у Чесменской бухты с почти вдвое превосходящим её турецким флотом Гасан-бея. Орлов подошел вплотную к турецкому флагману «Султания» и ударил по нему изо всех своих 90 пушек. В общем итоге оба флагмана загорелись и взорвались. Адмиралы, слава богу, успели пересесть на другие корабли. Кстати, такой смелый наскок Орлова вполне себя оправдал. Турки испугались и сбежали в ближайшую бухту у местечка Чесма.

Орлов, поняв, что турок из их логова не выманить, решился на хитрость. В полночь капитан Грейг приказал спустить на воду 4 брандера. 32-летний русский лейтенант Дмитрий Ильин и англичанин Дюгдаль сели в легкую шлюпку, ведя за собой четыре зажигательных судна. Первые три из них постигла неудача. В Чесменскую бухту, в самый центр стоявшего тесной кучкой турецкого флота, поплыл последний, четвёртый брандер «Гром». Выбрав корабль покрупней, Ильин кратчайшим путём достиг его борта, прикрепил к нему свой брандер и зажёг фитили к взрывчатке. Русские моряки попрыгали в шлюпки и отчалили от смертоносного места… Раздался взрыв! Турецкий корабль разнесло в куски, пламя с него перекинулось на другие суда. Вся бухта окрасилась в жёлто-красный цвет, луну затянуло дымом и пеплом, а в воду падали горящие мачты, паруса и, шипя, исчезали в морской пучине…

Запертые в бухте турки потеряли за пять часов в огне 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и множество мелких судов. На поверхности воды плавали одни обгорелые головешки…

Когда султану Мустафе III сообщили страшную весть о том, что практически весь его флот погиб, он закрыл лицо руками и очень долго не мог произнести ни слова. А когда дар речи к нему вернулся, то первое, что он сказал, было предложение о мире, которое и было тут же отправлено Екатерине.

Чесменское сражение коренным образом изменило соотношение морских сил в пользу России, создало тем самым благоприятные условия для действия русских сил в русско-турецкой войне 1768-1774 г.г. Командующий русской эскадрой граф Орлов получил к своей фамилии титул Чесменского, и ему был вручён орден Святого Георгия 1-й степени и в честь победы выбита медаль с его портретом и картой Чесменской бухты.

В память о лейтенанте Ильине один из крейсеров русского флота был впоследствии назван его именем.

18 (7) июля 1770 г. русское войско под командованием П. Румянцева одержало победу над авангардом турецкой армии – войском крымского хана Каплан-Гирея на реке Ларга (левый приток реки Прут).

СПРАВКА. Пётр Александрович Румянцев-Задунайский, фельдмаршал, учитель Суворова и Кутузова, родился 15 (4) января 1725 г. Первая русско-турецкая война была названа в его честь Румянцевской. В дальнейшем, как это часто бывает в истории, военачальник был оттеснён на вторые роли.

С шести лет его записали в солдаты. Вопреки обычаям того времени, наш герой воспитывался не мамками и няньками, а собственным отцом, генерал-аншефом А. Румянцевым. Хотя объяснение этому акту найти можно.
Дело в том, что граф Румянцев в то время находился в ссылке в собственной деревне, поэтому заняться ему было абсолютно нечем, вот он и взялся за воспитание сына. В 14 лет Петр Александрович был отправлен в Берлин в составе российского посольства для, как тогда говорили, приобретения навыка по дипломатической части. Однако уже через год Румянцев опять в России и поступает в Шляхетский сухопутный кадетский корпус. В этом достойном заведении он смог продержаться лишь четыре месяца. Его пылкая и увлекающаяся натура не могла примириться с армейскими порядками и однообразными занятиями.

Уход из корпуса остался безнаказанным, поскольку в тот момент отец опять был в фаворе и находился далеко от дома — послом в Константинополе. Выход из училища означал лишь избавление от надоевшей младшему Румянцеву муштры, но никак не уход из армии вообще. Румянцев армию не бросил, более того, продолжая служить в полку, в который был записан в детстве, он начал делать неплохую карьеру. Уже в 19 лет он был капитаном и очень скоро стал полковником. Тут надо признать, что нашему герою просто повезло. В те годы заканчивалась война со Швецией, и именно Румянцев был тем офицером, который привез императрице Елизавете мирный договор, только что заключенный со шведами. Государыня была в такой радости, что наградила гонца чином полковника.

Несколько слов о том, каким человеком был будущий герой России граф Румянцев-Задунайский. Хулиганом был наш герой. Обычно все его выходки имели подоплеку совершенно определенного свойства. Румянцев имел одну слабость — страсть как любил женский пол, а он, пол, отвечал ему полной взаимностью. Поэтому благосклонностью женщин он пользовался направо и налево. А в те времена, как известно, за слишком вольные отношения с женщинами приходилось отвечать — либо перед их мужьями, либо перед отцами. Но Петр Александрович не тушевался. Однажды он вывел свой батальон в полном составе на площадь перед домом какого-то уж больно ревнивого супруга. Нет, он не пошёл приступом на особняк. Он просто занимался со своими солдатами строевой подготовкой. Пикантность ситуации была в том, что сам Румянцев в тот момент был… в чем мать родила, в самом прямом смысле слова. Ревнивый муж предпочел не связываться больше с этим ненормальным. Но, к сожалению, не все ревнивые мужья бывают такими сговорчивыми. Однажды Румянцеву пришлось заплатить штраф за нанесение морального ущерба одному из них. Он предусмотрительно заплатил деньги сразу в двойном размере и… со спокойным сердцем опять отправился к своей любовнице, приговаривая, что теперь её мужу от него нечего требовать — за всё уплачено.

Все эти выходки не могли не дойти до императрицы, и она, во избежание дальнейшего скандала, отправила непутевого отпрыска к отцу в Константинополь, надеясь на то, что тот приведет своего сына в чувство. О чем говорили Румянцев-старший и Румянцев-младший при встрече, мы не знаем. Зато знаем, что, в конце концов, получилось из этого необузданного шалуна.

Он, один из славнейших российских полководцев, умер 19 (8) декабря 1796 г.

6 августа (26 июля) 1770 г. русские войска под предводительством князя Николая Репнина разбили турок и взяли крепость Измаил. В дальнейшем Репнин получил высокий чин генерал-фельдмаршала.

12 (1) августа 1770 г. состоялась ещё одна победа русского оружия, вошедшая в школьные учебники: П. Румянцев наголову разбивает значительно превосходящую армию Великого визиря Турции на реке Кагул (левый приток Дуная). Потери турок составили 20 тыс. чел., русских – 1,5 тыс. чел.

Кагульское сражение увенчало Румянцева и его воинов вечною славою. Долго продолжалась битва сия: русские, ослабевшие от голода и усталости, видя нападающих на себя яростных мусульман, уже ожидали единой только славной смерти за Отечество, когда Румянцев сказал им: «Не бойтесь ничего, друзья, мы победим». И эти слова влили в сердца воинов надежду. Он всегда находился в опаснейших местах, несколько раз сам бросался в толпу неприятелей и словами и примером ободрял утомлённых ратников. Румянцев увидел необходимость решительного удара, и штык, впоследствии прославленный Суворовым, очутился в его руках. «Товарищи, — вскричал граф Румянцев, — не стреляйте ж более из ружей, но с храбростью примите неприятеля в штыки!» Мгновенье – и штык-богатырь развеял вражеские толпы…

За эту победу Румянцев по велению Екатерины получил звание фельдмаршала, а спустя 78 лет в этот день в Царском Селе был воздвигнут мраморный обелиск в его честь.

24 (13) августа 1770 г. в «Трудах» Вольного экономического общества появилась первая научная статья на тему картофеля «Примечания о картофеле». Впервые название картофель ввел в русскую речь ученый-агроном А.Г. Болотов, который первым в России приступил к выращиванию культуры на огороде (а не на клумбах), положив тем самым начало массовому распространению на Руси «второго хлеба». В 1840 г. правительство предприняло меры по внедрению культуры выращивания картофеля, что встретило сильное сопротивление крестьян («картофельные бунты» в 1842 г.).

Предусмотрительность, плодовитый и быстрый в военных вопросах ум
не сделают человека великим полководцем, если эти таланты не подкреплены
хладнокровием в опасности, телесной крепостью и неутомимо деятельной
натурой.

Л. ВОВЕНАРГ

15 (4) сентября 1770 г. генерал-майор А. Суворов удостоен своего первого ордена Святой Анны, ставшего любимой наградой полководца.

СПРАВКА. 24 (13) ноября 1729 г. (по другим данным – 1730 г.) в Москве в семье поручика лейб-гвардии Преображенского полка Василия Суворова родился сын, в будущем один из самых знаменитых полководцев Александр Васильевич Суворов, граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799). Отец его в будущем станет генералом, а вот сын пойдёт дальше и станет в 1799 г. генералиссимусом.

Самым любимым предметом юного Суворова была военная история, при этом он владел семью языками.

Действительную службу начал капралом в 1748 г. С э«Я только военный человек и иных дарований чужд». того момента вся его жизнь была подчинена военной службе. Позднее он писал о себе: Обладая сравнительно слабым здоровьем, постоянно закалял себя физически. Уже тогда он зарекомендовал себя исправным и требовательным унтер-офицером. Участник Семилетней войны.

Боевое крещение получил во время Семилетней войны, затем принял участие в боевых действиях против пруссаков в период 1758-1761 г.г. Успешно командовал кавалерийским полком и за отличие в боях получил чин полковника. Во время русско-турецких войн 1768-1774 и 1787-1791 г.г. одержал яркие победы при Козлудже (1774), Кинбурне (1787), Фокшанах (1789), Рымнике (1789) и штурмом овладел крепостью Измаил (1790).

При императоре Павле I попал в опалу.

Суворов, опережая своё время, смог развить лучшие традиции военного искусства. Они воплощены в знаменитом суворовском наставлении: книга «Наука побеждать» — отличное тактическое пособие для офицеров и солдат. Александр Васильевич потому и является выдающимся полководцем, что сумел обнаружить и развить прогрессивные тенденции в боевой практике своей эпохи, закрепить и усовершенствовать новые формы и способы ведения войны, несмотря на господствовавшую тогда линейную тактику. Сущность своих нововведений он выразил в лаконичной формуле «глазомер, быстрота, натиск». Применение этого принципа требовало от офицеров и солдат личной инициативы, взаимной выручки, целеустремлённости.

Полководец стремился не к вытеснению противника с территории, а к полному его разгрому в результате резкого изменения ситуации на театре военных действий. Его действия сводились к принципу «удивить-победить». Внезапность достигалась Суворовым быстротой передвижения и стремительным маневрированием войск. «Одна минута, — говорил полководец, — решает исход баталии, один час – успех кампании… Я действую не часами, а минутами». Он обладал блестящей способностью охватывать составляющие войны в целом, соизмерять их с внешнеполитической обстановкой, оценивать складывающуюся общую и конкретную ситуацию, выделять главный узел, разрубив который можно было решить судьбу кампании. Огромное значение имели и его личные качества, стиль поведения. В век феодальных регламентов, мундиров и регалий, олицетворявших сословные и чиновнические привилегии. Белая сорочка Суворова, в которой он появлялся в самых опасных местах сражения, неизменно воодушевляла войска. Все современники отмечали его недюжинные ораторские способности, лаконизм и афористичность речи.

Для русских воинов он всегда оставался отцом-командиром. Генералиссимус строго следил, чтобы все необходимые продукты попадали в солдатский котёл, не застревали в руках интендантов, чтобы солдаты были хорошо одеты и обуты.

К сожалению, в ХХ в. часто нарушался один из главных его заветов: «С бабами и детьми не воюй».

Этот человек известен в русской истории не только как гениальный полководец, но и как большой чудак. Еще на заре своей военной карьеры, будучи солдатом и стоя в карауле во дворце, он отказался принять деньги от императрицы Елизаветы, которой понравился его бравый вид.

Суворов мотивировал свой отказ тем, что солдату на часах принимать деньги запрещено.

Елизавета подивилась такому редкостному усердию и положила монету на землю со словами: «Возьми когда сменишься».

Уже в офицерском чине Суворов проявлял не меньшее рвение в обучении своих солдат, заставляя их брать штурмом мирные монастыри по всем правилам воинской науки. Впрочем, штурм монастырей был не единственным чудачеством великого полководца. Во время военных походов он будил свое войско, стоя на одной ноге и громко кукарекая. Спать ложился в шесть часов вечера, просыпался в два пополуночи, обедал в семь утра. Имея все высшие чины и знаки отличия, которые только можно заслужить в армии, он спал на соломе, ходил в солдатской куртке, со спущенными чулками и в старых сапогах.

Получение звания генерала-фельдмаршала Суворов отметил в своем духе. Дело в том, что в то время в русской армии существовал очень четкий порядок присвоения чина. Следующий чин первым получал тот, кто раньше получил предыдущий. Суворов был десятым по старшинству генерал-аншефом, поэтому фельдмаршала должен был получить только после того, как фельдмаршалами станут предыдущие девять человек. Однако, когда в 1794 г. Суворов подавил в Польше восстание Костюшко и направил императрице лаконичный рапорт: «Ура! Варшава наша!», Екатерина II ответила ему в том же духе: «Ура, Фельдмаршал Суворов!» Получив это послание, Суворов поставил в походной церкви девять стульев, по количеству генерал-аншефов, которых он обошел, и начал перепрыгивать через них, называя каждый стул по имени. Только после этого ритуала он соблаговолил принять поднесенный ему фельдмаршальский жезл.

Чудачества новоиспеченного фельдмаршала на этом не закончились. Его камердинер Прошка уполномочен был отнимать у своего барина тарелку во время еды и на вопрос: «По чьему приказу это делается?» отвечать: «По приказанию фельдмаршала Суворова». «Фельдмаршалу Суворову должно повиноваться», — смиренно говорил полководец. Кстати, Прошка, всегда пьяный и дерзкий, пользовался особым расположением своего барина за то, что некогда спас ему жизнь. А король Сардинский Карл-Эммануил даже удостоил камердинера медали «За сбережение здоровья Суворова». С Прошкой связан и другой исторический анекдот. Уже во время царствования Павла I Суворов заболел, и император отправил к нему справиться о здоровье своего любимца, парикмахера Кутайсова, которому незадолго до этого пожаловал графский титул и придворное звание обер-шталмейстера. Кутайсов прибыл к фельдмаршалу в красном мальтийском мундире с голубой лентой через плечо.

— Кто вы, сударь? — спросил у него Суворов.
— Граф Кутайсов.
— Граф Кутайсов? Не слыхал. Есть граф Панин, граф Воронцов, а о графе Кутайсове я не слыхал. А что вы такое по службе?
— Обер-шталмейстер.
— А прежде чем были?
— Обер-егермейстером.
— А до того?
Кутайсов смутился:
— Камердинером.
— То есть вы чесали и брили своего господина?
— Точно так.
— Прошка! — закричал Суворов своему камердинеру. — Ступай сюда, мерзавец! Вот посмотри на этого господина в красном кафтане. Он был такой же холоп, фелшер, как и ты. Так он не пьяница! Вот видишь, куда залетел! И к Суворову его посылают. А ты, скотина, вечно пьян, и толку из тебя не будет!

Кутайсов, возвратившись, доложил императору, что фельдмаршал в беспамятстве. Сам Александр Васильевич так объяснял свое несколько странное поведение. Однажды, разговаривая с графом Ростопчиным, Суворов неожиданно оборвал фразу на полуслове и заголосил петухом. «Как это можно, Александр Васильевич!» — с негодованием воскликнул Ростопчин. «Поживи с моё — запоешь и курицей», — философски ответил фельдмаршал.

7 октября (26 сентября) 1770 г. в Петербурге на Сенатскую площадь был выгружен «Гром-камень» — найденный за городом гранитный монолит весом 1600 т, из которого был изготовлен пьедестал «Медного всадника».