21 (10) мая 1773 г. А. Суворов взял турецкую крепость Туртукай. Когда перед началом штурма Суворову сообщили, что турецкий гарнизон в шесть раз превосходит русскую армию, полководец ответил, что он врагов не считает, а бьёт.

Отсвет зарев кумачов,
Дух мятежный сладок кметям,
Где, Петром назвавшись Третьим,
Бунт возглавил Пугачёв.

Я. Козловский

В ночь на 26 (15) сентября 1773 г. в 100 верстах от Яицкого городка Емельян Пугачёв входит в казацкий круг из 60 чел. и говорит: «Я точно государь… Я знаю, что вы все обижены и лишают вас всей вашей привилегии и всю вашу вольность истребляют, а напротив я намерен вашу вольность восстановить и дать вам благоденствие».

Появившийся в заволжских степях беглый донской казак объявил себя императором Петром III и призвал манифестом казаков, калмыков и татар к восстанию.

Тут же, в подкрепление этих слов, грамотный казак Почиталин громко читает «именной указ»: «Самодержавного амператора, нашего великаго государя, Петра Фёдаровича Всероссийскаго и прочая, и прочая, и прочая.

Во имянном моём указе изображено Яицкому войску: как вы, други мои, прежним царям служили до капли своей крови, дяди и отцы ваши, так и вы послужити за своё отечество мне, великаму государю амператору Петру Фёдаравичу. Когда вы устоити за своё отечество, и ни истечёт ваша слава казачья от ныне и до веку и у детей ваших. Будити мною, великим государем, жалованы: казаки и калмыки и татары. И которые мне, государю императорскому величеству Петру Фёдаравичу, винныя были, и я, государь Пётр Фёдаравич, во всех винных прощаю и жаловаю я вас: рякою с вершын и до устья и землёю, и травами, и денежным жалованьям, и свиньцом, и порахам, и хлебным правиянтам.
Я, великий государь амператор, жалую вас, Пётр Фёдаравич».
«Теперь, детушки, — объявил «царь Пётр III», — поезжайте по домам и разошлите от себя по форпостам и объявите, што вы давеча слышали, как читали, да и што я здесь, а завтра рано, севши на коня, приезжайте все сюда ко мне».

«Слышим, батюшка, и всё исполним и пошлём как к казакам, так и к калмыкам», — отвечали казаки.

В эти последние сентябрьские дни, за 2000 вёрст от столицы, по уральским горам, степям, дорогам, крепостям разлетелись листки с неслыханными словами.

Обнародованный в этот день первый указ самозванца Пугачёва под именем «Императора Петра III» стал официальной датой начала Пугачёвского бунта 1773-1775 г.г., последней крестьянской войны в России.

Манифест пал на благодатную почву, так как после подавления казаческой вольницы Дона, после Булавинского бунта правительство стало налагать свою руку и на яицкое казачество, жестоко усмиряя недовольных. Первыми повстанцами, примкнувшими к Пугачеву, стали крестьянин А. Чучков, казаки И. Чика-Зарубин, Т. Мясников, М. Шигаев, Д. Караваев, татарин Идеркей Алметьев и др. Вскоре вокруг Пугачева образовалось войско в 25000 чел., которое непрерывно пополнялось за счет казаков, раскольников, беглых крестьян, башкир, калмыков и татар.

Огромный край вскоре был объят мятежом, до самой Казани горели дворянские усадьбы, заводы, города. Многие дворяне, чиновники и офицеры были убиты.

Кричит о бунте молния в окне.

В. Смирнов

28 (17) сентября 1773 г. у Емельяна Пугачёва всего 70 чел., готовых к восстанию; к вечеру 29 (18) сентября у него уже 200 сторонников, а 30 (19) сентября – 400.

Руководимый им отряд двинулся от хутора Толкачева к Яицкому городку.

Эта война против крепостничества, против феодального гнёта охватила огромную территорию: Западную Сибирь, Оренбуржье, Поволжье, Урал. В неё было вовлечено около 100 тыс. повстанцев.

Война началась в Заволжских степях восстанием яицких казаков и похода их отряда на Оренбург. К нему присоединялись всё новые и новые силы. Пугачёв объявил народу вечную волю, провозгласил освобождение от подневольного труда, пожаловал земли.

Для противодействия войску Пугачёва был создан правительственный карательный отряд. Началась длительная, жестокая борьба с пугачёвцами, длившаяся два года.

Хоть с Вольтером и Дидро
Вольнодумна переписка,
Донесения и сыска
Почитается перо.

Я. Козловский

28 (17) сентября 1773 г. в Петербург в гости к русской императрице Екатерине II по её приглашению на полгода прибыл французский просветитель, идейный лидер французских энциклопедистов Д. Дидро. Екатерина к этому времени уже с десяток лет состояла с ним в переписке, поддерживала ученого материально. Дидро также стремился оказывать императрице любезности. Он приобрел для нее целое собрание полотен старых мастеров (с которого, собственно, и началась галерея Эрмитажа), он рекомендовал Екатерине и своего друга, скульптора Этьена Мориса Фальконе, будущего творца «Медного всадника».

16 (5) октября 1773 г. Пугачёв начал осаду Оренбурга.

1 ноября (21 октября) 1773 г. основано горное училище, приравненное к академии. Училище несколько раз меняло своё название: Горный кадетский корпус, Институт горных инженеров, Горный институт. Сейчас это Санкт-Петербургский горный институт имени Плеханова.

Это старейший вуз России. В нём учились Плеханов, Губкин, Обручев, Карпинский, Аносов.

Здание института, построенное по проекту архитектора Воронихина – один из лучших памятников русского классицизма.

18 (8) ноября 1773 г. в сражении под Оренбургом войско Пугачёва разгромило отряд правительственных войск генерал-майора Кара (последний бежал). На сторону Пугачёва перешёл башкирский отряд Салавата Юлаева.

5 декабря (24 ноября) 1773 г. Екатерине II преподнесён бесцветный бриллиант чистейшей воды весом 189,62 карата. Крупнейший среди коронационных регалий императоров России этот бриллиант, с 1784 г. украшающий монаршие скипетры русских царей, широко известен как алмаз «Орлов».

20 (9) декабря 1773 г. из Петербурга на усмирение пугачёвского бунта отправляется генерал Александр Ильич Бибиков. Он сумел нанести несколько поражений самозванцу, но умер в самый разгар кампании…

21 (10) декабря 1773 г. Екатерина II пишет Я. Сиверсу в связи с пугачёвским бунтом: «…В настоящую минуту у пределов царства Казанского у меня политическая чума, из-за которой много хлопот… Надеюсь, однако, что с помощью Божией мы одержим верх… Вероятно, всё кончится виселицами, но каково это ожидание, господин губернатор, для меня, которая не любит виселицу?..»

23 (12) декабря 1773 г. основано Московское хореографическое училище. Тогда это был танцкласс «театрального танцевания» в воспитательном доме, где начали заниматься сироты — 28 мальчиков и 26 девочек.

Классы делались всё популярнее, и в 1806 г. они получили новое официальное название – Императорское театральное училище для подготовки артистов оперы, балета, драмы и музыкантов театральных оркестров. В 1911 г. училище вновь сделалось специализированным хореографическим.

История этого училища драматична, полна взлётов и падений. Оно не раз было на грани закрытия. Будучи тесно связано с Малым театром, Московским университетом, училище отличалось от петербургской балетной школы своим демократизмом, меньшей академичностью и сухостью.

Здесь преподавали выдающиеся мастера: Адам Глушковский, Василий Тихомиров, Екатерина Герд. Училище воспитало плеяду блестящих российских мастеров: Екатерину Гельцер, Михаила Мордкина, Ольгу Лепешинскую, Асафа Мессерера, Игоря Моисеева, Екатерину Максимову, Владимира Васильева. На многих международных конкурсах и фестивалях воспитанники училища получали почётные премии и награды.

22 (11) января 1774 г. публично перед российским Сенатом сожжено анонимное письмо с обвинениями во взятках сановников Екатерины II, после чего Сенат запретил рассмотрение анонимок.

8 февраля (28 января) 1774 г. река Яик переименована в Урал.

Мужицкий бунт – начало русской прозы.
Не Свифтов смех, не Вертеровы слёзы,
А заячий тулупчик Пугача,
Насильно снятый с барского плеча.

Д. Самойлов

2 апреля (22 марта) 1774 г. войска князя Голицына разбили войско Пугачёва при Татищевской крепости. Это было первое поражение восставших. В Петербурге торжествуют – конец самозванцу! Но это пока преждевременная радость.

20 (9) июня 1774 г. во время русско-турецкой войны 1768-1774 г.г. у селения Козлуджа (ныне Суворово недалеко от Варны в Болгарии) 14-тысячный корпус А. Суворова разбил турок под командованием Абдул-Резака численностью около 40 тыс. чел.

19(8) июня корпуса А.В. Суворова и М.Ф. Каменского (1738-1809), переправившись через Дунай, соединились у деревни Юшенлы. Утром 20 июня под прикрытием кавалерии корпус Суворова при поддержке корпуса Каменского выступил из Юшенлы и атаковал противника, располагавшегося лагерем у Козлуджа. Турки были разгромлены и бежали к Шумле.

В этот же день на правом фланге русских войск отряд И.П. Салтыкова разбил 15-тысячный отряд Туркая. Общее командование русскими войсками осуществлял П.А. Румянцев. Победа у Козлуджи открыла русской армии путь к последней опоре турок – Шумле. Турецкое командование запросило перемирия.

19 (8) июля 1774 г. выдающийся русский просветитель, журналист и издатель Н.И. Новиков выпустил в Петербурге первый номер нравственно-сатирического литературного журнала «Кошелёк», высмеивавшего в основном бездумное подражание всему заграничному, в особенности франкоманию. Журнал был значительно менее острым, чем ранее издававшиеся и закрытые Екатериной II новиковские журналы «Трутень» и «Живописец», однако на девятом номере, который вышел 2 сентября этого же года, и его постигла та же участь.

21 (10) июля 1774 г. в результате разгрома турок при Ларге и на реке Кагул, победоносного для русского флота Чесменского сражения и занятия Крыма Турция была вынуждена подписать Кючук-Кайнарджийский (по названию турецкой деревушки Кючук-Кайнарджа) мир, завершивший русско-турецкую войну 1768-1774 г.г.

Итог войны был более чем благоприятен для Екатерины II. В частности, она добилась независимости Крымского ханства, и теперь, как остроумно выразился один историк, крымский хан был готов к русскому завоеванию.

Хотя, когда война начиналась, никто даже и подумать не мог, что всё завершится таким образом. Как выразился прусский король Фридрих, война России и Турции была войной кривых со слепыми. Но… победителей не судят, а Россия победила. Современник писал: «Когда Румянцев заключал Кучук — Кайнарджийский мир, у него было только 13 000 войска против армии более чем в сто тысяч человек. Такая игра судьбы не повторяется два раза в течение столетия».

Россия получила свободу плавания по Чёрному морю. Этот мирный договор передавал во владение Российской империи крепости Керчь, Еникале и Кинбурн, а также причерноморскую территорию между Днепром и Южным Бугом, под покровительство России отходили получившие автономию дунайские княжества Молдавия и Валахия. Важной статьёй договора было отделение Крыма от Османской империи и превращение его в самостоятельное государство, которое в 1783 г. будет официально присоединено к Российской империи. Во владении России осталась Кабарда.

23 (12) июля 1774 г. мятежная 25-тысячная армия Пугачёва штурмом взяла предместья Казани, ворвалась в город и учинила там массовую резню и погромы. Попутно повстанцы запалили захваченный город – вся Казань была в бушевавшем пламени. Уцелевший небольшой гарнизон, отказавшись сдаться, заперся в Казанском кремле. Взять штурмом кремль Пугачёв не успел: на следующий день погромщики были выбиты из города царскими войсками под командованием премьер-майором (примечание: чин в русской армии ХVIII в., соответствующий званию подполковника) Ивана Михельсона. Пугачевцы понесли потери, часть войска была взята в плен.

Сам Пугачёв, сохранив основные силы своей армии, бежал за реку Казанка.

Михельсон был пожалован золотой шпагой, украшенной бриллиантами, тысячей крестьян и большой денежной суммой.

11 августа (31 июля) 1774 г. в России на свет появился преинтереснейший манифест. Причем подписан он был не царствовавшей тогда государыней Екатериной Алексеевной, а бунтовщиком Емельяном Пугачёвым, возомнившим себя императором Петром III .

Пугачёв издал манифест об истреблении дворянства, который имел огромную популярность среди крестьянства.

Советские историки испытывали полнейший восторг по поводу этого документа и называли его «Жалованной грамотой всему крестьянскому люду», а иногда даже и «хартией».

Не разделяя их восторгов, однако, надо признать, что данные эпитеты имеют под собой определенные основания. Действительно, Пугачев решил дать свободу всем и сразу. Крестьяне полностью освобождались от крепостной зависимости, а дворян, этих «злодеев, возмутителей и разорителей крестьян», предписывалось «ловить, казнить и вешать».

Круто!..

Однако что же делать с огромной массой населения, получившей свободу? Отпустить их на все четыре стороны и пусть устраивают свою жизнь, как пожелают? Ан нет, такого великий освободитель допустить не мог.

Всех крестьян предполагалось, как говорится в документе, верстать в казаки, наделить их землей и организовать над ними эдакое своеобразное казацкое государство. Поскольку ничего лучше придумать не удалось, то Пугачев решил построить эту свою новую монархию по примеру казацких войск — яицкого, донского и запорожского. Как известно, источник существования казаков в самой малой степени заключался в том клочке земли, который они обрабатывали. В основном эти удальцы занимались лихими набегами на соседей, за счет чего и жили. Так что можно себе представить, что это было бы за государство. Тем более что во главе всего этого должен был стоять сам Пугачев, уже доказавший свою склонность к подобного рода деятельности. Ему даже придумали соответствующий титул – «народный император».

Нечего и говорить, что жизнь в этом казацком государстве рисовалась в самых радужных тонах. Император и его помощники обещали делать все по справедливости и по правде, а простой народ, мол, получит от них все желаемое и заветное. Например, декларировалось, что жители государства не должны будут нести рекрутскую повинность. Но где же тогда взять армию, которая жизненно необходима казацкому государству? Выход был найден гениальный. Воинскую повинность казаки должны были нести «охотою», то есть добровольно, проявляя при этом чудеса крестьянской сознательности. Из этих добровольцев предполагалось создать всеобщее ополчение, превратив, таким образом, население в одну большую армию. Вот так.

На том подарки народу, обещанные манифестом, не заканчиваются. Жители нового государства освобождались еще и от всяческих податей. Возникает закономерный вопрос: а на что будет существовать это народное государство? Ответа в Документе не содержится. Вероятно, Пугачев тут немножко недодумал. Хотя вполне возможен и тот вариант, что налогов не должно было быть совсем и никаких. Мол, каждый себя обеспечивает самостоятельно и живет на то, что сам производит на своей земле. В том числе и император. Хотя, честно говоря, в это слабо верится. За время восстания Пугачев уже порядком подзабыл, как следует держать в руках лопату или топор.

Жил он, прямо скажем, по-императорски. В его казну стекались конфискованные у дворян деньги, драгоценности и всякое другое награбленное добро.

3 сентября (23 августа) 1774 г. полковник Михельсон настиг и разгромил близ Царицына, под Чёрным Яром, вора и душегуба Пугачёва, который со своими ближайшими сподвижниками, бросив всех и вся, бежал на левый берег Волги. Но яицкие казаки Творогов и Чумаков, чувствуя, что с Михельсоном шутки плохи, решают выдать Емельяна регулярным войскам.

После этого третья крестьянская война в России фактически была подавлена, а самого Пугачева соратники скоро сдали властям.

4 сентября (24 августа) 1774 г. Екатерина II пишет в этот день Вольтеру: «Я не изменила вам ни для Дидро, ни для Грима, ни для какого другого фаворита. Маркиз Пугачёв наделал мне много хлопот в этом году: я была вынуждена более 6 недель следить с непрерывным вниманием за этим делом, а вы браните меня…»

В следующем письме просвещённая государыня продолжала: «…по всей вероятности, маркиз Пугачёв весьма близок к окончанию своей роли…»

19 (8) сентября 1774 г. в междуречье Большого и Малого Узеня, километрах в двухстах к юго-востоку от Саратова, своими соратниками был схвачен предводитель казацко-крестьянского восстания Емельян Пугачев.

25 (14) сентября 1774 г. сообщники выдали Пугачёва властям у Кош-Яицкого форпоста. Он кричит: «Кого вы вяжете? Ведь если я вам ничего не сделаю, то сын мой, Павел Петрович, ни одного человека из вас живым не оставит».

26 (15) сентября 1774 г. состоялся первый допрос пленённого Пугачёва.

15 (4) ноября 1774 г. в Москву в железной клетке под строгой конной конвойной охраной, сопровождаемой ротой пехоты с несколькими пушками доставлен для проведения следствия «злодей-бунтовщик» и самозванец Емельян Пугачёв.

В этот же день (т.е. за 67 дней до казни) на допросе в Тайной экспедиции Пугачёв рассказал (а писарь за неграмотным записал), что родился он в донской станице Зимовейской «в доме деда своего»; «отец его, Иван Михайлов, сын Пугачёв, был Донского же войска Зимовейской станицы казак, от коего он слыхал, что его отец, а ему, Емельке, дед Михайла, был Донского ж войска Зимовейской же станицы казак, а прозвище было ему Пугач. Мать его, Емелькина, была Донского же войска казака Михайлы дочь, и звали её Анна Михайловна…».

Емельян был четвёртым сыном и родился, как видно, в 1742 г., так как показал себе на допросе 32 года…

Как же сумел 30-летний неграмотный казак, небогатый, младший в семье, обыкновенной внешности («лицом смугловат, волосы стриженые, борода небольшая, обкладистая, чёрная, росту среднего…»), как сумел он зажечь пламя на пространстве более 600 тыс. кв. км (три Англии или две Италии!), как мог поднять, всколыхнуть, повлиять на жизнь нескольких миллионов человек, «поколебать государство от Сибири до Москвы и от Кубани до Муромских лесов» (Пушкин)?

В учебниках, научных и художественных сочинениях не раз писалось, что для того имелась почва, что крепостная Россия была подобна пороховому складу, готовому взорваться от искры…

Но многим ли дано ту искру высечь? Пушкин знал о пяти самозванцах, действовавших до Пугачёва; сейчас известны уже десятки крестьянских «Петров III». Случалось, что удалой солдат, отчаянный мужик или мещанин объявляли себя настоящими императорами, сулили волю, поднимали сотни или десятки крестьян, но тут же пропадали – в кандалах, под кнутом; Пугачёв же, как видно, слово знал – был в своём роде одарён, талантлив необыкновенно. Иначе не сумел бы…