28 (17) октября 1788 г. Екатерина II приказывает московскому главнокомандующему Еропкину закрыть университетскую типографию, после чего неофициальный министр просвещения Новиков оказался отрешён от главного своего дела. По поводу сатиры новиковского «Трутня» Екатерина писала: «Что ж подумают иностранные об нас, когда увидят, что у нас есть дураки и плуты?»

17 (6) декабря 1788 г. в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 г.г. русская армия под командованием генерал-фельдмаршала Потёмкина после полугодовой осады штурмом овладела турецкой крепостью Очаков на северном берегу Днепровско-Бугского лимана, служившей главной базой турецкого флота на северном побережье Черного моря. В этом бою отличились казаки войскового атамана Платова. Несмотря на глубокий срыв, казаки Платова, снабжённые лестницами, быстро преодолели расстояние до крепостной стены. Они стремительно вошли в тыл неприятеля и, вступив в рукопашную схватку, выбили турок из их укреплений.

За героизм в этом бою М.И. Платову был пожалован орден Святого Георгия 3-й степени.
В боях за Очаков тяжёлые ранения получили А. Суворов и М. Кутузов.

27 (16) апреля 1789 г. в Сибирь пришло печатное слово. Купец-просветитель Корнеев и его сын Дмитрий основали в Тобольске первую вольную частную типографию. В ней печатались произведения зарубежных писателей, книги и научные журналы, краеведческие работы.

1 августа (21 июля) 1789 г. в ходе русско-турецкой войны 1787-1791 г.г. в битве при Фокшанах русско-австрийская армия под командованием А. Суворова разгромила турецкое воинство.

22 (11) сентября 1789 г. великий Суворов победил турок у реки Рымник. Это была одна из многочисленных русско-турецких войн, в которой доблестным войскам российской императрицы Екатерины II помогали, чем могли, доблестные войска австрийского императора Иосифа II.

Причем главным был австрийский главнокомандующий принц Сакс-Кобургский, а Суворов ему вроде как подчинялся. Во всяком случае, должен был. Поэтому, когда турецкие войска в количестве 60 тыс. чел., руководимые верховным визирем, подошли на опасно близкое расстояние к австрийскому лагерю, принц Кобургский срочно направил нарочного к Суворову с просьбой поспешить. Однако русский генерал-аншеф по каким-то одному ему ведомым причинам просто проигнорировал этот приказ. Пришлось посылать приглашение вторично. В ответ принц получил два слова: «Иду. Суворов».

Совершив тяжёлый 70-километровый марш по трудным дорогам с форсированием двух рек 7-тысячный отряд Суворова к утру 21 (10) сентября прибыл на помощь союзным войскам.

«Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня», — писал Суворов в диспозиции к сражению.

Естественно, как только Суворов действительно пришел, он был немедленно вызван к принцу на ковер. Адъютант вернулся с ответом: «Суворов Богу молится». Принц с австрийской педантичностью отставать был не намерен, а потому послал за русским генералом во второй раз.

Ответ: «Суворов ужинает». Когда в третий раз принцу доложили, что Суворов спит, австрийская сдержанность начала давать сбои. Хотя если бы принц знал, что Суворов в действительности не ужинает и не спит, то он простил бы русского генерала. Дело в том, что Александр Васильевич все это время сидел на дереве и изучал местность.

Впоследствии, объясняя принцу Кобургскому свою строптивость, он сказал: «Если бы я с самого начала пошел к вам, мы провели бы всю ночь в толкованиях тактических и упустили бы время».

В ночь на 22 (11) сентября Суворов обошёл турок с обоих флангов. Когда взошло солнце, турки увидели перед собой боевые порядки русских войск, готовых начать сражение. К одному из русских каре с белым флагом в руке подскакал турецкий офицер.

— Вы кто такие? – спросил он.
— Русские, — ответили ему солдаты.
— Русских тут не может быть, — произнёс ошарашенный турок.
— А ты подойди поближе, — предложили ему.

Но подходить поближе тот не захотел, а умчался в ставку великого визиря. Узнав о том, что Суворов обошёл его, великий визирь в расстройстве уронил чашку с кофе и в сердцах велел отрубить голову офицеру, принесшему дурную весть.

Битва началась на рассвете. Союзные войска в количестве 25 тыс. переправились через Рымник и смело бросились на турецкий лагерь. Те напустили на них страшных янычар, которые, приблизившись к противнику на лошадях, соскакивали на землю и начинали рубить своими гнутыми саблями направо и налево. Но янычарские сабли не испугали доблестных русских и австрийских воинов, и они загнали турок в близлежащий лес. Там янычары окопались и приготовились к кровавой битве на следующий день. Однако Суворов не любил откладывать дела в долгий ящик. После нескольких часов рукопашного боя турок из леса выбили, и они бросились наутек. Верховный визирь заклинал их Кораном и даже направил на дезертиров пушки. Не помогло. Суворов сам преследовал бежавших, велел рубить всех и не брать пленных. Союзные войска наголову разбили в 4 раза превосходящую армию Юсуфа-паши. Несколько часов спустя после начала боя великий визирь, бросив всё и вся, бежал. В итоге турки потеряли на поле боя до 15 тысяч человек. Союзники – лишь 600.

Такая славная победа не могла остаться без внимания всемилостивейшей государыни императрицы. Екатерина наградила Суворова бриллиантовыми знаками (эполетами) ордена Святого Андрея Первозванного, шпагой, украшенной бриллиантами, и лавровым венком с надписью «Победителю Верховного Визиря». Кроме того, полководец получил графское достоинство Российской империи с наименованием Рымникский и орден Святого великомученика Георгия 1-го класса. Кстати, именно этот орден Суворов ценил больше всех остальных наград. В письме к дочери он писал: «Слышала ли, сестрица (он называл дочь сестрицей), я получил от моей щедрой матушки рескрипт на полулисте как Александру Македонскому, знаки Святого Андрея тысяч на 50, да выше всего первый класс Святого Георгия. Вот каков твой папенька. Чуть, право, от радости не умер».

Австрийцы, участвовавшие в этом походе вместе с русскими, прозвали Суворова «Генерал вперёд!»

Победа при Рымнике – яркий пример разгрома врага не числом, а умением.

25 (14) сентября 1789 г. генерал-майор Де-Рибас взял приступом крепость Хаджи-Бей (ныне город Одесса).

21 (10) октября 1789 г. эскадра адмирала Павла Васильевича Чичагова (1767-1849), которая в течение 44 дней крейсировала у входа в Финский залив и не допустила выхода шведского флота, возвратилась в полном составе в Ревель.

3 октября (22 сентября) 1789 г. в письме Г. Потёмкину императрица, отправляя в армию 17-летнего Валериана Зубова, даёт ему вот такую рекомендацию: «В молодых его летах, я должна ему отдать справедливость, что, сколько я приметить могла, он в самых добрых расположениях и полон усердием выполнить все ему порученное; он отнюдь не желал жить здесь празднен и спешит теперь к тебе застать осенние военные действия; я совершенно уверена, что ты сего молодого человека будешь жаловать; мне кажется, это интересный ребенок, брат же его чрезвычайно любит и всю свою надежду на тебя кладет, что его не оставишь, в чем, надеюсь, и не обманется».

Обстоятельный разговор об этом российском историческом персонаже впереди.

14 (3) ноября 1789 г. в ходе русско-турецкой войны русскими войсками под командованием генерала-фельдмаршала Потёмкина взята крепость Бендеры.

13 (2) июня 1790 г., в ходе войны со Швецией (1788-1790 г.г.), пять фрегатов под командованием контр-адмирала Хомякова по приказу адмирала Чичагова отделились от русской эскадры и блокировали шведскую эскадру герцога Зюдемонблан Зюдерманландского в Выборгской губернии.

3 июля (22 июня) 1790 г. состоялось Выборгское сражение русского флота под руководством адмирала В.Я. Чичагова со шведскою эскадрой.

7 июля (26 июня) 1790 г. императрица Екатерина II начала читать книгу анонимного автора под названием «Путешествие из Петербурга в Москву». Прочитав её, государыня назвала сочинителя «бунтовщиком хуже Пугачёва». Автор был «сыскан», и Радищев отправился в Илимский острог, откуда вернулся лишь в 1801 г.

11 июля (30 июня) 1790 г. русские войска в ходе войны 1787-1791 г.г. с Турцией взяли крепость Анапа.

20 (9) июля 1790 г. русский посланник в Англии Воронцов написал в письме своему брату об одном из двух туляков, посланных Екатериной для обучения оружейному делу, — Сурине: «Есть опасность потерять его: он может обосноваться в стране, где при искусности, какою он обладает, он может заработать свыше 200 фунтов в год и быть независимым и в тысячу раз более счастливым, чем в Туле».

Проблема «утечки мозгов» ещё в ХVIII веке?.. Что касается судьбы тех двух далёких туляков, то Алексей Сурин вернулся в Россию, а вот другой – Андрей Леонтьев – спился и остался в Англии…

СПРАВКА. Граф Александр Романович Воронцов родился 15 (4) сентября 1741 г. Сказать по правде, ничем особо выдающимся он не отличился. Однако человек, бывший в свое время канцлером и действительным тайным советником первой степени, то есть занимавший самую верхнюю строчку в российской «Табели о рангах», заслуживает краткого рассказа о нём.

Рождение в одной из знатнейших и богатейших фамилий в России предопределило детство будущего героя. Его тут же записали капралом в Иамайловский полк, и по достижении четырнадцати лет он уже был прапорщиком. Затем Александр Романович отправляется в Париж, в наипрестижнейшую военную школу. Однако после полутора лет обучения в сем славном заведении герой решает изменить карьеру и не идет в армию, а едет временным поверенным в Вене. С этого момента и практически всю жизнь Воронцов на дипломатической службе.

Поначалу эта служба пошла у него бойко. После Вены он уже посланник в Голландии, а потом и вовсе становится камергером (был такой высокий придворный чин) и едет в Лондон, тогдашнюю столицу мира. Зато когда на престол взошла жена Петра III, Екатерина, карьера Воронцова застопорилась. С императрицей у нашего героя отношения не сложились сразу, и в результате он лет на пять оказался не у дел. Но потом Воронцова назначают президентом Коммерц-коллегии, и он развивает на этом поприще такую бурную деятельность, что в благодарность восхищенная Екатерина возводит его в сенаторы, награждает орденами Александра Невского, Владимира I степени и жалует ему титул действительного тайного советника. Казалось бы, вот он, сверкающий венец карьеры. Ан нет, все-таки не лежит душа нашего героя к Екатерине, и он удаляется от дел. На что мудрая государыня замечает: «Всегда знала, а теперь наипаче ведаю, что его таланты не суть для службы моей. Сердце принудить нельзя».

В следующий раз на государевой службе Воронцов появляется уже в царствование Александра I. Тот, недолго думая, опять помещает старика в сенат, дает ему Андреевскую ленту через плечо и жалует действительного тайного советника 1-го класса. В годы царствования молодого императора Воронцов заведует всей дипломатической частью и получает, наконец, высший чиновничий пост в империи — канцлера. Однако и здесь ему неуютно. Он никак не вписывался в молодую и раннюю команду, пришедшую к власти вместе с Александром. Так что Воронцову пришлось опять отходить от дел, на этот раз уже навсегда. Умер он в своём владимирском имении.

Как и в большинстве случаев, мнения современников об Александре Романовиче сильно разнятся. Радищев, например, называет его «душесильным» и отмечает его феноменальную работоспособность, а некоторые придворные, которым по роду службы приходилось много общаться с Воронцовым, называют его медведем и утверждают, что он очень походил на своего отца, которого в свете называли «Роман — Большой карман».

14 (3) августа 1790 г. подписан Верельский мирный договор, завершивший русско-шведскую войну 1788-1790 г.г., которым была подтверждена незыблемость границ между двумя государствами.

4 сентября (24 августа) 1790 г. Екатерина II повелела всем русским гражданам немедленно вернуться в Россию из революционной Франции.

9 сентября (29 августа) 1790 г. русская эскадра под командованием контр-адмирала Ушакова одержала победу над турецким флотом у мыса Тендра (Чёрное море, недалеко от Одессы).

СПРАВКА. Великий флотоводец, обладатель благороднейшего сердца, безумно храбрый, в обращении грубоватый. Таким был родившийся 24 (13) февраля 1744 г. Фёдор Фёдорович Ушаков, которого излишне называть адмиралом, как излишне пояснять, что Суворов и Кутузов были генералами, а Пушкин – поэтом. Великие мастера своего дела в этих разъяснениях не нуждаются. Таким мастером в морском искусстве, в вопросах морской тактики, стратегии и политики был Ушаков, герой русско-турецкой войны, герой первой войны с Францией, Ушаков-непобедимый. В указе об отставке его именовали коротко – победителем. Разработанная Ушаковым система взаимодействия военно-морских сил и сухопутных войск вошла во все учебники по тактике морского боя. Для каждого корабля он тщательно рассчитывал маршрут передвижения и объекты обстрела. Разработанные Ушаковым принципы продолжали применяться и тогда, когда на смену парусным судам пришли паровые. В 2000 г.  Ушаков  канонизирован Русской православной церковью.

Умер 14 (2) октября 1817 г.

В 1944 г. в СССР были учреждены медаль и орден Ушакова.

2 ноября (22 октября) 1790 г. состоялась премьера спектакля «Начальное управление Олега, Российское историческое представление, подражание Шекспиру…» Текст сочинила сама Екатерина II, чтоб укрепить среди своих «верных подданных» идею о незыблемости самодержавия в России.

18 (7) ноября 1790 г. русские войска под командованием Потемкина при поддержке Черноморского флота под командованием Ушакова овладели турецкой крепостью Тульчин.

Чтобы победить в сражении, надо быть готовым его проиграть.

КОНФУЦИЙ

22 (11) декабря 1790 г. русские войска под командованием Суворова взяли прежде считавшуюся неприступной турецкую крепость Измаил, над которой взвился российский флаг. Потёмкин было начал осаду, но вёл её неудачно. Дважды безрезультатно до приезда Суворова русские штурмовали Измаил. Тогда был приглашён генерал-аншеф Суворов: именно его 6 декабря (25 ноября) назначил командующим войсками под Измаилом главнокомандующий русской армией генерал-фельдмаршал Потёмкин.

Прибыв сюда в начале декабря, Суворов немедленно отправил письмо турецкому коменданту с требованием сдаться. «Сутки на размышление – воля, — говорилось в послании. — Первый выстрел – уже неволя. Штурм – смерть». Турки ответили отказом: комендант Измаила уверенно чувствовал себя за каменными стенами и не придал значения словам Суворова. «Скорее небо упадёт на землю, и Дунай потечёт вверх, чем упадёт Измаил», — высокомерно заявил он.

Через три дня Дунай тек, небо было вроде на месте, а Измаил был взят штурмом.

На военном совете Суворов заявил: «Я решил овладеть этой крепостью, либо погибнуть под её стенами».

Диспозиция Суворова предусматривала атаку с разных направлений. В ночь перед штурмом в русском лагере не спали. В 6 час. 30 мин. утра начались первые атаки. По суворовскому плану Измаил штурмовали с разных сторон девять колонн войск. Уже спустя 45 мин. после начала боя вся крепостная стена была в руках штурмующих. В 2 часа дня русские войска заняли центр крепости, в 4 часа остатки измаильского гарнизона капитулировали. Из 35 тыс. турок не спасся никто. В плен попало 9 тыс. (в основном, раненые). Потери русских – 4 тыс. чел.

Сам Суворов говорил после штурма, что на такое можно решиться только один раз в жизни.

После взятия крепости солдаты и офицеры по обычаю делили добычу. Суворов никогда не принимал в этом участия. Когда к нему подвели прекрасного коня в богатом уборе, он ответил: «Донской конь привёз меня сюда, на нём же я и уеду».

Но все лавры победителя достались любимцу Екатерины Потёмкину. Суворов, одержавший решающие победы на реке Рымник, под Измаилом, при Фокшанах, был удостоен звания фельдмаршала только три года спустя.

Г. Державин так писал в стихотворении «На взятие Измаила»:

А слава тех не умирает,
Кто за отечество умрёт.
Она так в вечности сияет,
Как в море ночью лунный свет
Времён в глубоком отдаленьи
Потомство тех увидит тени,
Которых мужествен был дух.
С гробов их души огнь прольётся,
Когда по рощам разнесётся
Бессмертной лирой дел их рук.

Турция терпела поражения как от русских сухопутных войск под командованием Суворова, так и от русского флота под командованием Ушакова.