28 (16) января 1827 г. в Сибирь под конвоем прибыли первые декабристы.

22 (10) февраля 1827 г. по предложению И.Ф. Крузенштерна при Морском кадетском корпусе Санкт-Петербурга создан Офицерский класс для подготовки наиболее талантливых морских офицеров в «высших частях наук, к морской службе потребных». В 1862 г. класс переименовали в академический курс морских наук, а в 1877 г. – в Николаевскую морскую академию. Ныне – это Военно-морская академия имени адмирала флота Н.Г. Кузнецова.

28 (16) марта 1827 г. составлена агентурная записка в III Отделение о графе Алексее Аракчееве (в это время граф гостил у действительного статского советника Волынского). Агент докладывал, что «граф занимался более бостоном и вистом с дамами; с мужчинами весьма молчалив и в разговорах их не принимал никакого участия, хотя все они были ему представлены…»

Выходит, что и за Аракчеевым следили.

СПРАВКА. Граф Алексей Андреевич Аракчеев, генерал от артиллерии, государственный деятель, с именем которого связана организация военных поселений, ближайший сподвижник императоров Павла I и Александра I, родился 3 октября (22 сентября) 1769 г.; скончался 3 мая (21 апреля) 1834 г. в своём имении в селе Грузино Тихвинского уезда Новгородской губернии, которое ему было подарено императором Павлом.

Алексей Андреевич Аракчеев

Один современник так описал внешность могущественного временщика: «По наружности он походил на большую обезьяну в мундире. Он был высок ростом, худощав и жилист. В его складе не было ничего стройного, т.к. он был очень сутуловат и имел длинную тонкую шею, на которой можно было изучить анатомию жил и мышц. Сверх того, он странным образом морщил подбородок. У него были большие мясистые уши, толстая, безобразная голова, всегда наклоненная в сторону. Цвет лица его был нечист, щеки впалые, нос широкий и угловатый, ноздри вздутые, рот огромный, лоб нависший. Наконец, у него впалые серые глаза, и всё выражение его лица представляло странную смесь ума и лукавства».

Портрет, как видите, не очень лестный, если не считать последних слов об уме. Хорошо, что автор признает хотя бы это. Вообще, надо сказать, современники очень не любили Аракчеева. Да и какое другое чувство могло вызывать лицо, приближённое к императору, у тех, кто к этому императору был приближен не так близко. Простите за тавтологию. Самым лестным прозвищем, которым ненавистники окрестили нашего героя, было «гатчинский служака». И по праву. Дело в том, что свой взлет Аракчеев начал именно в Гатчине, любимом имении будущего императора Павла. Гатчина, или «Гатчинская мыза», как её называли поначалу, была для Павла примерно тем же, чем Преображенское для Петра I. Здесь будущий император, отстраненный матерью от какого бы то ни было участия в общественно-политической жизни страны, был полностью предоставлен самому себе и занимался тем, что ему было наиболее близко по духу — создавал свою собственную армию. Сначала она состояла всего из 80 чел., но, в конце концов, доросла до двух тысяч. Немалый вклад в это дело внес и Аракчеев, который оказался в Гатчине после того, как его выгнали из кадетского корпуса, где он преподавал математику. А выгнали его за жестокое обращение с воспитанниками, которое проявилось и в Гатчине, где Аракчеев командовал артиллерийским полком: однажды в порыве ярости он даже оторвал солдату ухо.

Тем не менее, по какой-то причине Алексей Андреевич понравился Павлу настолько, что стал ближайшим соратником и советником будущего императора. Хотя справедливости ради надо сказать, что решение Павла вполне оправданно. Аракчеев, как ни странно это звучит, был совсем не таким монстром, каким его расписывали нам на уроках истории в школе. Во-первых, он был неплохим командиром. Он лично занимался делами своего полка, присутствовал на всех учениях и занятиях, был педантичным и методичным человеком в исполнении своих обязанностей. И главное, он был честным и имел практически безупречную репутацию. О его щепетильности в вопросах чести ходили легенды. Один маленький пример. Будучи полковником, приближенным к императору, Аракчеев имел всего одну пару лосин, которую самолично стирал каждый вечер!

В либеральной историографии имя Аракчеева стало нарицательным для обозначения грубого и жестокого солдафона, раболепствовавшего перед троном. Как это часто бывает, реальный Аракчеев был более сложной и неоднозначной фигурой. Вхождение в круг «малого двора» цесаревича Павла стало переломной вехой в жизни Аракчеева. Своей исполнительностью и безмерно личной преданностью он снискал неограниченное доверие Павла.

С воцарением Александра I Аракчеев начал общее переустройство русской армии, но наиболее плодотворными были его преобразования в артиллерии, которой он ведал на протяжении почти четверти века. Сведённая в роты и батареи артиллерия выделялась в самостоятельный род войск.

Была усовершенствована технология изготовления оружия, боеприпасов, стала более эффективной деятельность арсеналов. Кроме того, был основан Артиллерийский комитет, стал выходить «Артиллерийский журнал».

После Отечественной войны 1812 г., когда во внутренней политике Александра I усилились охранительно-реакционные тенденции, Аракчеев стал фактически вторым лицом после императора в управлении страной, сосредоточив в своих руках необъятную власть. С 1815 г. он сумел подчинить себе Государственный совет, Комитет министров, собственную Его Императорского Величества канцелярию. Являясь единственным докладчиком царю по всем текущим вопросам, тем не менее, Аракчеев оставался лишь добросовестным исполнителем воли царя и его самых сокровенных замыслов, будь то создание военных поселений или участие в разработке планов освобождения крестьян. Всё государство трепетало под железною рукою любимца правителя. Никто не смел жаловаться: едва возникал малейший ропот – и навечно исчезал в пустынях Сибири или в смрадных склепах крепостей.

Свои письма Александру I Аракчеев заканчивал неизменным уверением: «Без лести преданный». Правда, современники ядовито переиначили эту фразу на «Бес, лести преданный».

Смерть Александра I оборвала карьеру Аракчеева. Драматическое вступление на престол Николая I (Аракчеев в этот момент ездил в Варшаву присягать его брату Константину) послужило пределом его блестящей карьеры. Новый император Николай Павлович его не выносил.

Крупный военный администратор, Аракчеев не участвовал в сражениях. При скудости образования он был наделён здравым практическим умом, находил верные решения в сложных ситуациях, отличался честностью, боролся со взяточничеством, выше всего ставил интересы казны, хотя нередко руководствовался не государственными интересами, а амбициями царедворца.

Грубость, жестокость, мелочный педантизм, полный произвол по отношению к нижестоящим и холопская преданность монарху – все это породило неприязнь современников к Аракчееву. В то же время Аракчеев отличался неплохими организаторскими способностями, кристальной честностью и бескорыстием. Он нередко даже отказывался от государевых пожалований, чтобы не нанести ущерба казне. Николай I отправил его в отставку.

Аракчеев никогда не был женат, единственной его любовью оставалась крепостная девица, которую он сделал управляющей своим имением Грузино. После убийства её крестьянами всякий смысл жизни окончательно исчез для Аракчеева. Последние годы он доживал уже по инерции.

Все свои средства и имение Аракчеев завещал государству – прямых наследников у него не было.

23 (11) мая 1827 г. Не до смеха: указом императора Николая I арестован масон и жулик архитектор Карл Видберг.

Александр Лаврентьевич Витберг

За что же такое на его голову?

28-летний выходец из семьи обрусевших шведов Видберг после победы на конкурсе, объявленном Александром I на лучший проект храма Христа Спасителя, возглавит его строительство и запланирует закончить стройку к 25-летию победы над Наполеоном, Но строительство непомерно затянется из-за проявления русской национальной болезни: элементарного разворовывания имевшихся средств. За семь лет строительства подрядчики разворуют фантастическую для тех времён сумму – около миллиона рублей. Сам Видберг, будучи человеком кристально чистым и безупречно честным, не украл ни копейки. Но стройку возглавлял он – и этим всё сказано. Разгневанный Николай I нашёл козла отпущения именно в лице Карла Видберга. Того осудят, опишут и конфискуют имущество, а затем сошлют на поселение в Вятку. Слава Богу не посадили в узилище!

Так бесславно закончится первая попытка увековечения подвига русского народа в Отечественной войне 1812 г.

Так что в нынешние времена не стоит удивляться, когда нам вещают о разворованных средствах, направленных на восстановление Чечни или ещё чего-то, на ликвидацию последствий природных и техногенных катастроф. У наших людей в этом вопросе многовековой опыт. И совсем неслучайными были слова Николая I по поводу состояния дел в России, обращённые им уже на смертном одре к наследнику, ставшему затем императором Александром II: «Воруют, сынок…».

8 августа (27 июля) 1827 г. ввиду многочисленных пожаров, происходивших в Петербурге, учреждено «Первое Российское страховое от огня общество». Оно стало первым в России акционерным обществом, положившим начало негосударственному страхованию.

Первое Российское страховое от огня общество

29 (17) августа 1827 г. в Армении, в районе селения Ушаган на реке Касах — притоке Аракса, недалеко от Эчмиадзинского монастыря, состоялась Ошаканская битва – сражение между 3-тысячным отрядом генерала Афанасия Красовского и 30-тысячной армией наследника персидского престола Аббас-Мирзы.

Аббас-Мирза

Аббас-Мирза рассчитывал разбить относительно небольшие русские силы в Эриванском ханстве, занять Эчмиадзинский монастырь, затем вторгнуться в Грузию и разрушить Тифлис. 27(15) августа 1827 г. персидская армия, отрезав Эчмиадзин от русского лагеря генерала Красовского, осадила монастырь. Последний обороняли батальон в 500 штыков и армянская конная сотня, ещё около 700 больных солдат лежали в полевом госпитале.

Военный лагерь на Кавказе

Шансов выдержать серьёзный штурм у защитников Эчмиадзина не было, но генерал Красовский решил прорваться в монастырь, невзирая на десятикратное превосходство персов. В свою очередь, Аббас-Мирза рассчитывал выманить русских в ущелье и расстрелять их артиллерийским огнём с флангов, добив затем кавалерийской атакой с тыла. Расстреливаемые персами, непрестанно атакуемые их конницей, солдаты и казаки Красовского буквально прорубались через персидские порядки, Красовский лично рубился с врагом, под ним пало две лошади, сам он получил тяжёлое ранение в плечо. Утомлённые 9-часовым маршем и более чем 5-часовым рукопашным боем, солдаты изнемогали от жажды, у артиллеристов кончились картечные заряды, окружённый отряд оказался на грани гибели. Но в критический момент по приказу подполковника Линдельфенда, командира осаждённого в Эчмиадзине гарнизона, в тыл персам ударили две его роты и армянские добровольцы.

Персы отступили, отряд Красовского, совершив последний рывок, оказался за стенами монастыря. Спустя три дня к монастырю стали подходить русские подкрепления, и Аббас-Мирза отвёл свои войска. Отряд Красовского потерял почти половину своего состава: погибло, пропало без вести и было ранено 1154 чел., в том числе 24 офицера, погибли и двое из трёх командиров полков. Потери персов оценивают в 3000 чел.

Победа под Ушаганом создала условия для овладения Эриванью.

В Ушаганском сражении были впервые успешно применены русские пороховые ракеты.

31 (19) августа 1827 г. император Николай I издал рескрипт о том, что крепостные крестьяне и дворовые люди не должны обучаться в заведениях выше приходских и уездных училищ.

5 сентября (24 августа) 1827 г. в России учреждено Морское министерство.

Морское министерство Российской империи

9 сентября (28 августа) 1827 г. учреждён знак отличия за беспорочную службу на пользу Отечеству. Он давался за 15 и более лет службы в классных чинах и не считался орденом, хотя награждение им обычно предшествовало получению ордена. Знак представлял собой прямоугольную серебряную пряжку, крепившуюся к мундиру орденской лентой (владимирской для штатских чиновников и георгиевской для военных).

10 октября (28 сентября) 1827 г. в русском флоте учреждена служба навигации и океанографии.

13 (1) октября 1827 г. войска под командованием наместника Кавказа Ивана Фёдоровича Паскевича (1782-1856) в ходе русско-иранской войны 1826-1828 г.г. с боем взяли город-крепость Эривань. Ныне она более известна как столица независимой Армении – город Ереван.

Взятие русскими войсками Эриванской крепости

За этот подвиг Паскевич спустя год был удостоен титула графа Эриванского.

20 (8) октября 1827 г. в Ионическом море при Наварине соединённые эскадры России, Великобритании и Франции в сражении одержали победу над турецко-египетским флотом.

Наваринское сражение

После отказа Турции выполнить требования Лондонской конвенции о предоставлении Греции автономии, соединённая эскадра союзников (всего 25 кораблей) подошла к Наваринской бухте. Турецко-египетский флот значительно превосходил силы союзного русско-англо-французского флота по количеству кораблей и артиллерии. Сражение продолжалось около 4-х часов и закончилось уничтожением турецко-египетского флота. Союзники не потеряли одного (!) корабля.

Благодаря поддержке Европы Греция в том же году получила долгожданную независимость, а в 1832 г. было провозглашено королевство Греция. После этой битвы турки вынуждены были признать независимость Греции от Османской империи.

Однако балканский вопрос еще долго тревожил умы европейских политиков, став основным камнем преткновения в XIX-начале XX веков в отношениях великих мировых держав.

26 (14) октября 1827 г. передовой отряд генерала Г.Е. Эристова во время русско-иранской войны взял город Тебриз.