5 января 1831 г. (24 декабря 1830 г.) в Шлиссельбургскую крепость привезли польского патриота офицера Валериана Лукасинского. Из неё он уже не вышел: умер в 1868 г. 37 лет – самый длительный срок за время существования Шлиссельбургской крепости и вообще русских тюрем. А всего Лукасинский провёл в одиночном заключении 48 лет. К концу его пребывания в крепости даже начальник III Отделения не знал, кто это такой и за что посажен.

Валериан Лукасиньский

17 (5) января 1831 г. ушёл в отставку главнокомандующий польскими войсками генерал Ю. Хлопицкий, отказавшийся от диктаторских полномочий и не веривший в успех войны с Россией.

Перед этим он отправил делегацию к императору Николаю I, но русский царь отказался от переговоров с мятежным правительством.

Новым польским главнокомандующим стал князь Михаил Радзивилл.

25 (13) января 1831 г. в Варшаве проведена массовая манифестация в память декабристов. Именно тогда родился лозунг, обращенный к русскому народу: «За нашу и вашу свободу!», польский Сейм под давлением масс объявил о свержении (детронизации) императора Николая I с польского престола и лишении его польской короны.

Манифестация в Варшаве. 1831 год. Литография XIX в.

К власти пришло Национальное правительство во главе с князем А. Чарторыйским, сформированное вместе с образованным ещё в декабре «Патриотическим обществом». При этом «революционный» Сейм отказался рассмотреть даже самые умеренные проекты аграрной реформы и улучшения положения крестьян.

Национальное правительство готовилось воевать с Россией. Польская армия выросла с 35 до 130 тыс. чел., хотя лишь 60 тыс. из них могло участвовать в военных действиях, имея боевой опыт. Но русские войска, расквартированные в западных губерниях, не были готовы к войне.

Подавляющее большинство военных гарнизонов в Польше составляли т.н. «инвалидные команды». Численность русских войск достигала здесь 183 тыс. чел., но для их сосредоточения требовалось 3-4 месяца. Главнокомандующим русскими войсками был назначен генерал-фельдмаршал граф И.И. Дибич-Забалканский, а начальником штаба генерал граф К.Ф. Толь.

5-6 февраля (24-25 января) 1831 г., проявив торопливость, главнокомандующий Дибич, не дождавшись сосредоточения всех сил, не обеспечив армию продовольствием и не успев обустроить тыл, вместе с главными силами (два пехотных и один кавалерийский корпус) начал вторжение в Царство Польское между реками Бугом и Наревом. Отдельная левая колонна генерала П.К. Крейца должна была занять Люблинское воеводство на юге Царства и отвлекать на себя силы неприятеля. Начавшаяся вскоре весенняя распутица похоронила первоначальный план военной кампании.

Для сосредоточения сил против мятежников русской армии потребовалось целых два месяца. Правда, дарованной им оперативной паузой повстанцы так и не воспользовались: вместо того, чтобы перейти в наступательные действия, растратили время на пустопорожние политические дебаты.

14 (2) февраля 1831 г.  в бою при селе Сточек Люблинского воеводства русская бригада конных егерей под командованием генерала Фёдора Климентьевича Гейсмара разбита польским отрядом генерала Юзефа Дверницкого, потеряв до 400 чел. убитыми, ещё 230 конных егерей попали в плен.

19 (7) февраля 1831 г. русские войска, посланные на подавление польского мятежа, столкнулись близ местечка Вавр (ныне это часть Варшавы) с польскими войсками. Сражение было случайным, ни одна из сторон его не планировала. Первоначально атакой польской армии под командованием генерала Иосифа Хлопницкого был опрокинут авангард русского 1-го пехотного корпуса, которым командовал граф Пётр Пален, а сам корпус потеснён. Но затем к месту сражения подоспели егерские батальоны 6-го корпуса барона Григоря Розена, которые своим контрударом выправили положение. Затем на глазах прибывшего на поле боя командующего русскими войсками генерал-фельдмаршала графа Ивана Дибича Вюртембергский конно-егерский полк опрокинул польский конно-егерский полк, вырубил каре польских гренадер и отбросил их в болото. При этом русские войска потеряли убитыми и ранеными порядка 3700 чел., примерно столько же потеряли и поляки. Русское командование сочло это сражение совершенно бессмысленным.

Низложение русских знамён после битвы около Вавра в 1831 году

25 (13) февраля 1831 г. при Грохове произошло сражение между главными силами русских (72-тысячная группировка) и польских (56 тыс.) войск, закончившееся разгромом поляков. Но Дибич не отважился продолжать наступление, ожидая серьезный отпор.

Сражение при Грохове 13 февраля 1831 года.

Вскоре М. Радзивилла на посту главнокомандующего сменил генерал Ян Скшинецкий, сумевший поднять боевой дух своего войска после поражения у Грохова.

Русский отряд барона Крейца переправился через Вислу, но был остановлен отрядом Ю. Дверницкого и отступил к Люблину, который второпях был оставлен русскими войсками.

Польское командование использовало бездействие главных сил русских войск и, стремясь выиграть время, начало мирные переговоры с Дибичем.

3 марта (19 февраля) 1831 г. отряд Дверницкого переправился через Вислу у Пулав, опрокинул мелкие русские отряды и попытался вторгнуться на Волынь. Прибывшие туда подкрепления под командованием генерала Толя вынудили Дверницкого укрыться в Замостье.

Через несколько дней Висла очистилась ото льда и Дибич начал готовить переправу на левый берег у Тырчина. Но польские отряды атаковали тылы главных сил русских войск и сорвали их наступление.

В сопредельных с Царством Польским местностях — Волыни и Подолии начались волнения, в Литве вспыхнул открытый мятеж. Литву охраняла лишь слабая русская дивизия (3200 чел.), стоявшая в Вильне. Дибич направил в Литву военные подкрепления. Польский отряд Дверницкого в марте выступил из Замостья и вторгся на Волынь, но был остановлен русским отрядом Ф.А. Редигера и отброшен к австрийской границе, а затем ушел в Австрию, где был разоружен. Польский отряд Хршановского, двинувшийся на помощь Дверницкому, был встречен отрядом барона Крейца у Любартова и отступил в Замостье.

Однако успешные атаки небольших польских отрядов изматывали главные силы Дибича.

Действия русских войск, к тому же, были осложнены разразившейся в апреле эпидемией холеры, в армии насчитывалось около 5 тыс. больных.

В начале мая 45-тысячная польская армия Я. Скшинецкого начала наступление против 27-тысячного русского гвардейского корпуса, которым командовал великий князь Михаил Павлович (четвёртый сын Павла I), и отбросила его к Белостоку — за пределы Царства Польского.

Дибич не сразу поверил в успех польского наступления на гвардию и только через 10 дней после его начала он бросил против мятежников главные силы.

26 (14) мая 1831 г. произошло новое крупное сражение при польском городе Остроленка. Польская армия была разгромлена. Военный совет, собранный Скшинецким, принял решение об отступлении к Варшаве. Но в тыл русской армии, в Литву, был послан крупный отряд польского генерала А. Гелгуда (12 тыс. чел.). Там он соединился с отрядом Д. Хлаповского и местными бандами мятежников, его численность возросла вдвое. Это было одно из самых кровопролитных сражений между польскими и русскими войсками, выигранное русскими.

Сражение под Остроленкой

10 июня (29 мая) 1831 г. заболел холерой и в тот же день скончался командующий русскими войсками в мятежной Польше генерал-фельдмаршал Дибич. Командование временно принял генерал Толь.

19 (7) июня 1831 г. Гелгуд атаковал русские позиции у Вильны, но был разбит и бежал в прусские пределы. Из числа войск, находившихся под его началом, только отряд Г. Дембинского (3800 чел.) смог прорваться из Литвы к Варшаве. Через несколько дней русские войска генерала Рота разгромили польскую банду Колышки под Дашевым и у деревни Майданек, что привело к усмирению мятежа на Волыни. Новые попытки Скшинецкого двинуться в тыл русской армии провалились.

25(13) июня 1831 г. в Польшу прибыл новый главнокомандующий русскими войсками генерал-фельдмаршал граф И.Ф. Паскевич-Эриванский. Близ Варшавы находилась 50-тысячная русская армия, ей противостояли 40 тыс. мятежников. Польские власти объявили поголовное ополчение, но простой народ отказывался проливать кровь за власть корыстолюбивых шляхтичей и фанатиков-ксендзов.

Местом переправы на левый берег Вислы Паскевич избрал Осек под Торунем, близ прусской границы. С 13 (1) июля 1831 г. у Осека русские строили мосты, по которым армия благополучно переправилась на неприятельский берег. Скшинецкий не рискнул препятствовать переправе, но недовольство варшавского общества вынудило его двинуться навстречу главным русским силам.

Под их натиском польские войска откатывались к столице. В конце июля Скшинецкий был смещен и новым главнокомандующим польской армией стал Дембинский, желавший дать русским решающее сражение непосредственно у стен Варшавы.

26 (14) июня 1831 г. началась крупнейшая в истории Петербурга эпидемия холеры, унесшая жизни почти 5000 чел.

4 июля (22 июня) 1831 г. в Петербурге на Сенной площади, где помещалась холерная больница, нелепо и страшно взбунтовались горожане, приведенные в отчаяние эпидемией холеры. За что и против кого они бунтуют, они и сами не знали. Толпа, подогретая слухами о «вредительстве» врачей, принялась выбрасывать их из окон больницы. Солдаты разогнали бесчинствовавших. Когда толпу поражает ужас (а холерная эпидемия была для этого более чем уважительной причиной), ее действия становятся непредсказуемыми. Все это грозило перерасти в стихийный разгром городских кварталов и большое кровопролитие, но тут появился император Николай. В одиночку он бросился на толпу; та, увидав его, присмирела и просила о защите и помощи. Благодаря энергии и храбрости царя, усмирение обошлось без пролития крови.

Сенная площадь в середине XIX века

7 июля (25 июня) 1831 г. Николай I личным выступлением перед толпой усмирил народ, волновавшийся по случаю новой эпидемии холеры.

Извещённый о вспышке холеры в Москве, он решился тотчас туда ехать из Петербурга.

Императрица Александра Фёдоровна, напуганная неведомой и страшной болезнью, умоляла Николая Павловича не подвергать себя опасности, но государь остался непреклонен. Тогда императрица привела в его кабинет детей, в том числе и великого князя Константина Николаевича, тогда ещё ребёнка трёх лет, думая, что вид детей убедит императора.

«У меня в Москве 300 тысяч детей (имелось в виду подданных), которые погибают», — заметил Николай и в тот же день уехал в Москву.

15 (3) августа 1831 г. в Варшаве начались волнения. Сейм распустил старое правительство, назначил главой правительства (президентом) генерала Я. Круковецкого и наделил его чрезвычайными правами.

18 (6) августа 1831 г. русские войска начали осаждать Варшаву, и главнокомандующий Дембинский был заменен Малаховичем. Малахович вновь пытался атаковать русские тылы на севере и востоке Царства Польского. Польский отряд Ромарино напал на русские войска барона Розена, стоявшие на Брестском шоссе — к востоку от Варшавы, и 31 (19) августа 1831 г. оттеснил их к Брест-Литовску, но затем поспешно отступил для защиты столицы.

Войска Паскевича, получив все необходимые подкрепления, насчитывали 86 тыс. чел., а польские войска у Варшавы — 35 тыс. (по другим данным, соотношение русских и польских войск выглядело соответственно следующим образом: 71 тыс. и 40 тыс.) В ответ на предложение о сдаче Варшавы Круковецкий заявил, что поляки подняли восстание ради восстановления своего отечества в его древних пределах, т.е. до Смоленска и Киева.

6 сентября (25 августа) 1831 г. русские войска штурмом взяли Волю — предместье Варшавы.

Взятие укрепления Воля. Картина Ораса Верне.

В ночь с 7 на 8 сентября (26 на 27 августа) 1831 г. Круковецкий и польские войска в Варшаве капитулировали. Войска Российской армии вступили в Варшаву через открытые ворота, и Паскевич написал царю: «Варшава у ног Вашего Величества».

Польская армия, оставив столицу, должна была прибыть в Плоцкое воеводство на севере Царства, чтобы дожидаться последующих распоряжений русского императора. Но члены польского правительства, покинувшие Варшаву вместе со своими войсками, отказались выполнять решение Круковецкого о сдаче. В сентябре и октябре 1831 г. остатки польской армии, продолжавшей сопротивление, выдворены русскими войсками из пределов Царства в Пруссию и Австрию, где были разоружены. Последними русским сдались крепости Модлин 2 октября (20 сентября) 1831 г. и Замостье 21 (9) октября 1831 г. Восстание было усмирено, а суверенная государственность Царства Польского ликвидирована. Наместником был назначен граф И.Ф. Паскевич-Эриванский, получивший новый титул князя Варшавского.

После девяти месяцев кровопролитных боев восстание было подавлено, конституция Царства Польского 1815 г. отменена, сейм и польская армия ликвидированы, закрыт Варшавский университет, установлен контроль над церковью и жёсткий военно-полицейский режим.

2 ноября (21 октября) 1831 г. в Санкт-Петербурге на Охтинском адмиралтействе его управляющий, полковник корпуса корабельных инженеров, известный кораблестроитель первой половины XIX в. В.Ф. Стоке заложил 52-пушечный фрегат, получивший имя в честь древнегреческой богини, дочери Зевса, почитавшейся как покровительница мудрости, искусств и войны — «Паллада».

«Паллада»

Фрегат строился по последнему слову техники, Николай I издал рескрипт отделывать его «с особенным тщанием», ибо готовилась «Паллада» для заграничных визитов членов царской фамилии. Набор корпуса и обшивку делали из лиственницы и дуба, а палубы из тикового дерева. В бортах кубрика прорезали круглые отверстия и вставили бронзовые иллюминаторы с толстым стеклом. Это был один из первых случаев применения иллюминаторов на русских судах.

Весной 1832 г. управляющим Охтинским адмиралтейством был назначен выдающийся русский кораблестроитель, капитан корпуса корабельных инженеров Иван Афанасьевич Амосов, а командиром будущего фрегата стал капитан-лейтенант Павел Степанович Нахимов. По его инициативе на «Палладе» были установлены два железных румпеля новой системы, аксиометр на штурвал и только что появившиеся якоря системы Перинга. Якорные пеньковые канаты были заменены цепями, а свинцовые клюзы литыми чугунными. Вместо деревянных бочек для хранения питьевой воды поставили квадратные цистерны из луженого железа, вокруг нактоузов компасов железные гвозди палубного настила в радиусе 6 футов (1,83 м) заменили медными. К полагавшимся по штату семи гребным судам он потребовал добавить восьмое — 12-весельный полубаркас, а в кормовую и носовую части батарейной палубы вместо малоподвижных тяжелых пушечных станков поставить шесть облегченных, чтобы ими можно было заменить любое орудие, поврежденное в бою.

В полдень 1 сентября (20 августа) 1832 г. «Паллада» сошла со стапелей. К моменту её спуска на воду с Ижорских адмиралтейских заводов подвезли 30 24-фунтовых (150-мм) бронзовых пушек и 22 24-фунтовых (145-мм) бронзовых каронады, два комплекта по 175 железных точеных кофель-нагелей для крепления снастей бегучего такелажа, железные румпели и железные баллеры шпилей, а из Санкт-Петербургского военного порта — четыре якоря Перинга. Плехт (правый становой якорь) фрегата весил 175 пудов (2866,7 кг), а длина якорного цепного каната к нему составила 175 саженей (373,1 м). Весной 1833 г. «Палладу» перевели в Кронштадт, чтобы обшить подводную часть красно-медными листами для защиты от паразитов и древоточцев, а затем приступили к постановке рангоута и такелажа. По размерам «Паллада», хоть и относилась к классификации фрегатов 44-пушечного ранга, больше соответствовала 60-пушечному фрегату и была лишь на 5 футов (1,52 м) короче 74-пушечного корабля. При длине по батарейной палубе 173 фута (52,73 м) она имела ширину без обшивки 43 фута 8 дюймов (13,31 м), глубину интрюма (высота от днища до палубного настила кубрика) 14 футов (4,27 м), осадку кормой 23 фута (7,01 м) и носом 18 футов 8 дюймов (5,07 м).

В октябре 1852 г. боевое парусное судно под командованием капитан-лейтенанта И.С. Унковского в составе экспедиции адмирала Е.В. Путятина направилось из Кронштадта на Дальний Восток.

Целью похода было заключение дипломатических и торговых отношений с Японией. Об этом плавании, о своих впечатлениях, написал очерк «Фрегат «Паллада», писатель И.А. Гончаров. Двенадцатого апреля 1853 г. фрегат «Паллада» покинул берега мыса Доброй Надежды и, оставив за кормой 5700 миль, за тридцать два дня, пересек Индийский океан. Во время заходов на остров Ява, в Сингапур и Гонконг экипаж корабля узнал о конфликте с Турцией, которая переросла в Крымскую войну. Опасаясь встречи с англо-французской эскадрой, Путятин направил боевое парусное судно в Нагасаки. В ходе боевых действий с Англией и Францией, командир фрегата капитан-лейтенант Унковский И.С., получил приказ из Петербурга, увести морское судно в устье реки Амур, но из-за малых глубин и подводных препятствий, сделать это не удалось. Корабль направился для зимовки в Императорскую гавань. Весной 1855 г., когда сошел лед, в бухту вошли фрегат «Аврора» и корвет «Оливуца» для буксировки «Паллады» в Амурский лиман. Однако из-за ветхости корпуса буксировать корабль было невозможно. Из опасения, что старый фрегат будет захвачен англо-французской эскадрой, военный губернатор Камчатки отдал приказ уничтожить корабль, и 17 января 1856 г. у поста Константиновский Императорской (ныне Советская) гавани фрегат «Паллада» был затоплен экипажем. На берегу бухты, где был затоплен корабль в 1956 г. в честь подвигов экипажа, был установлен памятник.

6 ноября (25 октября) 1831 г. император Николай I объявил амнистию участникам подавленного его войсками антирусского восстания в Польше 1830-1831 г.г.

23 (11) ноября 1831 г. в Санкт-Петербурге открылся для обозрения Румянцевский музей, в котором были собраны книги, рукописи, монеты, этнографические и другие коллекции из собрания графа Николая Петровича Румянцева, дипломата и государственного деятеля (1754-1826). В 1861 г. они были перевезены в Москву, в дом Пашкова, где составили основу вновь созданного «Московского публичного музеума и Румянцевского музеума». В июле 1862 года в составе музея была основана библиотека.

24 (12) ноября 1831 г. российский Сенат издал своеобразный указ: «Отныне впредь ни военных, ни гражданских чиновников, отставленных за дурное поведение, в столицах не терпеть, а отсылать, откуда родом». Если они были родом как раз из столиц, то их всё равно отсылали «во внутренние губернии».

29 (17) ноября 1831 г. после усмирения Польского мятежа (1830-1831) высший польский орден Белого орла указом Николая I включён в число русских орденов.

Знак ордена Белого Орла, обе стороны. 1863 год.

Этот первый орден в Польше установлен польским королём Августом II в 1705 г. Раздавался орден лично королём в день его тезоименитства, и только сам король был вправе жаловать его. С течением времени этот орден стал просто продаваться. По указу от 29(17) ноября 1831 г. орден был включён в число русских орденов и по старшинству поставлен после ордена святого Александра Невского. Его знаки: на синей ленте через левое плечо у правого бока висит изображение чёрного двуглавого орла с золотыми головами; в середине – красный эмалированный крест в красной звезде; на кресте белый орёл с короной на голове. На левой стороне груди – звезда, шитая золотом; на ней крест с тремя кольцами, из которых одно красное, а другие золотые, кругом надпись: «pro fide rege et lege» («за верность королю и закону»).