29 (16) января 1908 г. в Петербурге создан первый в России аэроклуб.

15 (2) апреля 1908 г. в Московском Кремле, на месте гибели московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича, убитого террористом Иваном Каляевым, установлен крест по рисунку художника Виктора Васнецова.

Через 10 лет, 1 мая 1918 г., этот крест был снесён лично товарищами Лениным, Свердловым, Смидовичем и другими членами ВЦИК и Совнаркома.

23 (10) апреля 1908 г. в Москве в день Пасхи наступил пик одного из самых больших наводнений в истории Москвы, продолжавшийся до 27(14) апреля. Уровень воды поднялся почти на 9 м, затопленной оказалась территория в 16 кв. км, пострадали многие здания в Лужниках, Дорогомилово. Особенно пострадало Замоскворечье. Пострадало и здание Третьяковской галереи.

Специалисты подсчитают: в разгар потопа бурная Москва-река несла 2 860 куб. м воды в секунду. Река поднимается в черте города на 8,9 м выше обычного летнего уровня (у Кремля — на 2,3 м). В центре столицы Москва-река и Водоотводный канал сливаются в единое русло шириной в полтора километра.

В довершение всего вышла из строя электростанция и город остался без света.

В Московской губернии наводнение захватило 600 кв. верст и 183 селения.

7 мая (24 апреля) 1908 г. российский министр финансов В.Н. Коковцев, ставший после убийства в 1911 г. П.А. Столыпина премьер-министром, на заседании Государственной думы в полемическом задоре бросил моментально ставшую знаменитой фразу: «У нас парламента, слава Богу, еще нет».

16 (3) мая 1908 г. принят закон об обязательном начальном обучении с поэтапным введением в действие в течение 10 лет (в 1900 г. в России в начальной школе обучались 4 млн. чел., в 1914 г. — 7 млн. 200 тыс., из них 2 млн. 300 тыс. девочек).

9-10 июня (26-27 мая) 1908 г. на рейде Ревеля (ныне Таллинн) состоялась «свидание» британского короля Эдуарда VII и Николая II. Британский монарх вместе с королевой прибыл на яхте «Альберт-Виктория»», сопровождаемой эскадрой британских крейсеров, которую встречала русская эскадра. Это был первый за всю историю визит британского монарха в Россию. Впрочем, на землю Российской империи король так и не ступил все переговоры и парадные обеды поочерёдно проходили на королевской и императорской яхтах. Визит старейшего геополитического противника России стал возможен лишь в результате подписания 31(18) августа 1907 г. Англо-русского соглашения, разграничивавшего сферы влияния Британии и России в Центральной Азии. Попутно британский монарх урегулировал с русским венценосцем вопрос о размещении в России займов ряда банкиров, в том числе Ротшильда. После чего монархи обсудили македонский вопрос и главную проблему – о возможности войны с Германией. Англичане «рекомендовали» русскому императору укрепить свои военные позиции для предстоящей схватки с Германией.

13 июня (31 мая) 1908 г. Речь П. Столыпина в Государственном совете о постройке Амурской железной дороги: «Не забывайте, господа, что у России нет и не будет других колоний, что наши дальневосточные владения являются единственными нашими колониальными владениями, что у нас нет на востоке другого входа в море. Если судьба нас поставила в особо благоприятные условия, если от наших колоний нас не отделяет большое водное пространство, то ясно, что насущной для России потребностью является соединение этих дальних владений железным путём с метрополией. Амурская дорога – предприятие несомненно культурное, так как оно приближает к сердцевине государства наши ценные колониальные завоевания».

13 июля (30 июня) 1908 г. в 7 час. утра по местному времени в бассейне реки Подкаменная Тунгуска (Восточная Сибирь) со всей космической дури грохнулся оземь метеорит. На протяжении нескольких секунд в небе наблюдался гигантский болид, видимый на земле в радиусе до 800 км, а затем произошел взрыв, который можно было услышать за 1000 км от места происшествия. Произошло нечто вроде землетрясения: качались висячие предметы, с полок сыпалась посуда; сильнейшая воздушная волна валила с ног людей и животных. На площади около 2000 кв. км, опустошённой ударной волной, не было найдено метеоритных осколков. Как восклицал актёр Алексей Булдаков: «Что это было?»

Это произошло в 64 км к северу от деревни Ванавары. В течение нескольких секунд был виден ослепительный пучок света, а затем прокатился гул взрыва. Он был настолько силён, что его услышали на расстоянии тысячи километров. Взрывной волной людей и животных валило наземь за сотни километров от эпицентра взрыва. Его отголоски докатились даже до озера Байкал. По реке Ангара бежали огромные волны.

На десятилетия вперёд разделились мнения учёных относительно природы этого явления: метеорит? Ядро небольшой кометы, взорвавшееся при вторжении в плотные слои атмосферы? Космический корабль с другой планеты?

Весть об этом явлении облетела весь мир. В 1927 г. на место падения метеорита прибыла экспедиция под руководством минералога Кулика. Он обнаружил, что вокруг эпицентра лес повален в радиусе 15-30 км. На уцелевших деревьях нашли следы ожогов. Изучение этого феномена, начатое в 1927 г. и продолжающееся до настоящего времени, показало, что упавшее тунгусское «тело» представляло собой рыхлый снежный ком радиусом около 300 м. Примерно на высоте 10 км оно превратилось в газ, а до земли дошла огромная по силе ударная волна, вызвавшая вывал леса и его своеобразный «ожог».

В 1961 г. выдвигалась версия не падения метеорита, а взрыва антивещества. Затем возникла теория о столкновении с небольшой кометой. Не обошлось и без предположений о падении космического корабля. В конце 1980-х годов в США была опубликована статья о том, что через несколько мгновений после взрыва на Тунгуске в Атлантике поднялся в воздух колоссальный столб воды. Если это не было случайным совпадением или сейсмическим явлением, то нечто прошило Землю, как пуля апельсин. Каких либо крупных обломков на месте взрыва обнаружено не было. А посему природа Тунгусского метеорита как была, так и остаётся неразгаданной тайной.

19 (6) июля 1908 г. в России принят закон «Об организации сыскной части»: в составе полицейских управлений создаются сыскные отделения.

19-20 (6-7) сентября 1908 г. состоялся пленум ЦК РСДРП в Женеве: пять большевиков, в том числе Ленин с совещательным Голосом; три меньшевика, два бундовца, по одному латышу и поляку. Постановлено созвать всероссийскую (пятую) конференцию РСДРП. Обсуждался также вопрос о «следствии по делу об экспроприации» (большевики квалифицировали позицию меньшевиков, особенно Мартова, как «клеветническую», «переходящую все рамки политических споров»).

29 (16) сентября 1908 г. последовало высочайшее утверждение положения Совета Министров о 3% норме приёма лиц иудейского исповедания в столичных учебных заведениях.

30 (17) сентября 1908 г., в день именин Веры Фёдоровны Комиссаржевской, состоялся её юбилей – 15-летие сценической деятельности. Он стал большим событием в театральной жизни России. Статьями о Комиссаржевской была полна московская и петербургская пресса. Никто тогда не предполагал, что через 15 месяцев Комиссаржевской не станет. Во время гастролей в Ташкенте актриса заболела тяжёлой формой оспы и умерла от паралича сердца. Ей было всего лишь 45 лет. В.Ф. Комиссаржевскую оплакивала вся Россия.

Она прославилась исполнением ролей Нины Заречной в чеховской «Чайке», Норы в «Кукольном доме» Г. Ибсена и других.

А жизнь её оказалась ограниченной до обидного узкими рамками: 1864 – 1910.

14 (1) октября 1908 г. торжественным молебном открылся Московский народный университет имени А.Л. Шанявского, первый в России вольный университет. Сюда принимали всех (не моложе 16 лет) – независимо от пола и вероисповедания, без справок об образовании.

28 (15) октября 1908 г. вышел на экраны первый русский фильм «Понизовая вольница» («Стенька Разин») студии А.А. Ханжонкова (1877-1945).

День рождения отечественного кинематографа.

3 января 1909 г. (21 декабря 1908 г.), в период кризиса российского социал-демократического движения, после поражения революции 1905-1907 годов, в Париже открылась Пятая конференция РСДРП, на которой Ленину в трудной борьбе удалось провести резолюцию, осудившую как «ликвидаторов», требовавших ликвидировать существующую РСДРП и взамен ее создать «нормальную» легальную рабочую партию, так и «отзовистов», напротив, настаивавших на прекращении легальной деятельности и отзыве социал-демократических депутатов из Государственной думы.

20 (7) января 1909 г. Центральный комитет партии социалистов-революционеров (эсеров) выпустил листовку с сенсационным разоблачением «короля провокаторов» Евно Азефа, одного из руководителей Боевой организации эсеров, участника многих нашумевших терактов. Азеф с 1892 г. состоял агентом департамента полиции.

9 марта (24 февраля) 1909 г. в Москве состоялось торжественное открытие «Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений имени Леденцова». Христофор Семенович Леденцов (1842 — 1907), богатейший и широко образованный предприниматель, свой капитал — около двух миллионов рублей — завещал Леденцовскому обществу, которое — в противоположность Нобелевскому фонду — выделяло средства на содействие проведению научных работ, — не на премирование полученных результатов. В 1918 г. имущество общества было национализировано, и оно прекратило свое существование.

21 (8) мая 1909 г. в Москве, в начале Пречистенского (с 1924 г. Гоголевского) бульвара открыт памятник Н.В. Гоголю работы скульптора Николая Андреева и архитектора Федора Шехтеля.

5 июня (23 мая) 1909 г. на площади перед николаевским вокзалом в Петербурге открыт памятник Александру III. Автор памятника, скульптор Трубецкой, представил проект на утверждение ещё в 1900 г. По поводу скульптуры Трубецкого разгорелись жаркие споры. Но постепенно критикам стала ясна идея, которая лежала в основе проекта. Александр III был истинно русский царь. Он любил старину, был религиозен, сдержан, но в то же время – властен и решителен. Основной идеей памятника Трубецкого было то, что Александру Ш удалось взнуздать матушку-Русь, которая уже было начала рваться из-под седла при его отце и совсем отбилась от рук при его сыне.

8 июня (26 мая) 1909 г. из ворот основанного в 1874 г. рижского Русско-Балтийского вагонного завода, тогда одного из крупнейших в Европе, выкатился первый «настоящий» серийный автомобиль российского производства. Это была изящная двухместная машина серого цвета с 24-сильным 4-цилиндровым двигателем.

Первый российский автомобиль был построен и продемонстрирован в 1896 г. изобретателями Е.А. Яковлевым и П.А. Фрезе. Впоследствии в России появился ряд частных автофирм. Одной из наиболее крупных являлся рижский Русско-Балтийский завод.

«Руссо-Балты», собиравшиеся из узлов и деталей как иностранного, так и местного производства, были популярны и выпускались в Риге до июля 1915 г., когда город уже стал прифронтовым. Они пользовались устойчивым спросом и неплохо проявили себя и в российских, и в международных автогонках. Разрабатывала и изготавливала их бельгийско-русская команда под началом Жюльена Поттера, молодого бельгийского конструктора, швейцарца по происхождению.

Они получили репутацию надежных и выносливых машин, а также признание официальных кругов. Даже в царском гараже появились два автомобиля русской марки. Завод начал получать государственные заказы от военного ведомства.

Автомобили с успехом экспонировались на пяти выставках, в том числе в международных автомобильных салонах 1910 и 1913 годов в Петербурге, и были отмечены пятью золотыми медалями.

Вскоре завод взялся за постройку грузовиков, изготовил несколько образцов автобусов, артиллерийских тягачей, пожарных машин и шасси для броневиков, корпуса к которым делал Ижорский завод.

6 сентября (24 августа) 1909 г. в России состоялся полет первого военного управляемого аэростата «Лебедь».

Из журнала «Нива»: «…В 6 часов вечера над эллингом воздухоплавательного парка (на Волковом поле) поднялась гигантская жёлтая птица с заостренным наподобие тирана носом… Появление «Лебедя» в воздухе оказалось довольно неожиданным для петербуржцев. Аэростат уже был в воздухе, когда его заметила публика; любопытные стали стекаться массами и вскоре все Волково поле представляло оживленную картину. Слышалось «ура»…».

Дирижабль «Лебедь» купили у Франции (первоначальное название «Lebaudy», отчего он и получил созвучное русское имя, построен в 1908 г.). Это был первый дирижабль, заказанный военным ведомством за границей. Объём оболочки 4 500 куб.м., длина 61 м, диаметр 11 м, максимальная скорость 36 км/ч.

23 (10) сентября 1909 г., в петербургском Михайловском манеже на Российско-шведской выставке был сыгран первый в России публичный баскетбольный матч. Играли члены Общества содействия нравственному, умственному и физическому развитию молодых людей «Маяк».

29 (16) сентября 1909 г. в Москве открыли памятник первопечатнику Ивану Фёдорову. Сама церемония носила казённо-формальный характер. Но уже на следующий день у подножия памятника появился венок с надписью «Первому мученику русской печати».

Книгопечатание на Руси началось спустя сто его изобретения и распространения в Западной Европе. Произошло это при Иване Грозном. Именно он первым из русских царей внимание на неточность письменных книг. Сами понимаете, когда сидишь и пишешь несколько часов кряду, нет-нет, да и опишешься, учесть, что писцы в те времена сидели и не несколько часов, а целыми днями и месяцами, можете себе представить, что они могли понаписать. Проблема, в конце концов, встала так остро, что ее даже обсуждали на Стоглавом соборе в 1551 г. Речь по этому поводу тогда сказал сам царь Иван Васильевич. Государь заявил: «Божественные книги писцы пишут с неисправленных переводов, а, написав, не правят же. Опись к описи прибывает и недописи, и точки не прямые. И по тем книгам в церквах божьих чтут и поют, и учатся и пишут на них».

Понятное дело, собор не мог не отреагировать на столь злободневное замечание монарха. А потому в пространном постановлении, состоявшем из ста частей (почему, собственно, собор и получил название «Стоглавого»), нашлось место и проблеме книгописания. Всем церковнослужителям было велено «дозирати» священных книг, а писцам — пользоваться исправленными переводами и самим исправлять ошибки.

Разобравшись с качеством писания, царь Иван занялся количеством. Ему требовалось много книг для распространения во вновь завоеванных землях. Поэтому он приказал скупать их на торжищах, однако это влетало в копеечку — книга тогда была чуть ли не самым дорогим из роскошных предметов обихода. И вот тут-то изобретательному царю, как говорит летописец, «вложил Бог в ум благую мысль — произвести бы от письменных книг печатные». Кстати сказать, все разговоры о том, что Церковь сильно противодействовала книгопечатанию, мягко говоря, преувеличены. Митрополит Макарий, узнав о задумке царя, сказал, что этот дар «свыше сходящий».

Ободренный поддержкой духовенства, Иван приказал построить в Москве особый дом для книгопечатания, как мы бы сейчас сказали, типографию. Первыми русскими мастерами в этом деле были хорошо известный нам дьякон Иван Федоров и незаслуженно забытый Петр Тимофеевич Мcтиславец. Первой книгой, вышедшей, если можно так выразиться, из-под их станка, был «Апостол» («Деяния апостольска и послания соборная и святого апостола Павла послания»).

12 октября (29 сентября) 1909 г. в газете «Русские ведомости» была помещена рецензия на только что опубликованный под псевдонимом Вл. Ильин философский трактат В. Ульянова-Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». «Нельзя не обратить внимание, — отмечал рецензент, — на тот удивительный тон, которым написано все сочинение: литературная развязность и некорректность доходят здесь поистине до геркулесовых столбов,… словечки вроде «прихвостни», «безмозглый», «безбожно переврал», «лакей» попадаются буквально по нескольку раз на странице»…

14 (1) октября 1909 г. в интервью саратовской газете «Волга» председатель Совета Министров П. Столыпин произнёс знаменитую фразу: «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».

4 декабря (21 ноября) 1909 г. гласный Московской городской думы купец Николай Шамин писал городскому голове Николаю Гучкову: «В Москве раздаются непрестанные жалобы на длинные и острые шпильки дамских шляп, особенно опасные для окружающих в вагонах трамваев… Не говоря о множестве лёгких поранений и царапин, получаемых обывателями Москвы благодаря этим орудиям возмутительной дамской неосторожности и легкомысленности, неоднократно были констатированы и случаи серьёзных непоправимых поражений…»

Предлагалось воспретить «ношение в вагонах… упомянутых заострённых шпилек без особых безопасных наконечников». «Проект» в конце концов был одобрен, но прения во властных структурах растянулись на полгода. Только в мае 1910 г. поступило распоряжение: трамваями дамам в шляпах со шпильками не пользоваться или закрывать последние резиновыми колпачками.

19 (6) декабря 1909 г. состоялось официальное открытие Саратовского университета. Это был последний университет, открытый в царской России.

25 (12) декабря 1909 г. агент тайной полиции Евно Азеф пишет из Парижа начальнику Петербургского охранного отделения Герасимову: «Дело дрянь. Два дня назад вечером ко мне явились на квартиру для опроса. Я с целью затягивал так, чтобы им пришлось в два часа уйти, с тем чтобы наутро возобновить. Я же в половине четвертого бежал без всего из дому и уже не возвращался. Положение трудное, искать будут. Если они (имеется в виду французская полиция) догадаются обратиться к частным детективам, то те, пожалуй, нападут на след…». Азеф был арестован немецкими властями лишь в 1915 г. Последние три года жизни провел в Моабитской тюрьме в Берлине.