9 января 1917 г. (27 декабря 1916 г.) назначен последний председатель Совета министров царской России. Им стал вместо уволенного в отставку Александра Фёдоровича Трёпова 66-летний князь Николай Дмитриевич Голицын. Пробыл он на этом посту всего два месяца, до 12 марта (27 февраля) 1917 г.

13 января 1917 г. (31 декабря 1916 г.) Николай II записывает в дневнике: «…Вечером занимался. Бег 10 минут. Полночь пошли к молебну. Горячо молились, чтобы Господь умилостивился над Россией!»

Увы. Не умилостивился. Грянули революции, сначала Февральская, потом октябрьский переворот.

18 (5) января 1917г. открыто движение по Дворцовому мосту через р. Неву в Санкт-Петербурге.

26 (13) января 1917 г. английский посол в Петрограде Джордж Бьюкенен попытался ввиду тревожного развития ситуации в России убедить русского самодержца в необходимости здравых изменений. В ответ Николай сказал: «Вы мне говорите, что я должен заслужить доверие моего народа. Не следует ли скорее народу заслужить мое доверие?» На этом аудиенция закончилась.

11 февраля (29 января 1917 г.) впервые вокруг Петрограда было установлено восемь радиокомпасных, четыре радиопеленгаторные и две наблюдательные станции. Тем самым было положено начало радиоразведке.

19 (6) февраля 1917 г. московская газета «Утро России» успокаивала читателей: «Мы вот говорим: страна стоит перед пропастью. Но переберите историю: нет такого дня, чтобы эта страна не стояла перед пропастью. И все стоит». Через считанные дни российская монархия рухнула…

23 (10) февраля 1917 г. М.В. Родзянко сделал последний всеподданнейший доклад Николаю II.
Ситуация в стране в тот момент была крайне сложной: Первая мировая война оказалась тяжким испытанием для россиян – это была первая война, с фронтов которой возвращались не тысячи, а сотни тысяч, миллионы людей. Война пожирала не только жизни. Она истощала экономику. Те, кто находился в тылу, страдали от падения уровня жизни и роста цен. На фоне этого активизировались все и вся, кому хотелось дорваться до власти. Не сидели сложа руки и большевики, у которых было много обязательств перед немецкой разведкой. Между Думой и правительством то и дело вспыхивали конфликты. Дума стремилась получить возможность контролировать правительство, назначать и снимать министров. В то же время премьер или царь думу могли просто распустить. Дума считала, что, если она будет назначать министров, естественно, из своих выдвиженцев, то Россия тотчас же выйдет из кризиса: появятся продукты, упадут цены, взлетит экономика, — короче, произойдёт всё то, что из обещаний и противоборства властей никогда не выходит.

На фоне такой обстановки Родзянко как председатель Думы и делал свой доклад. Он сказал:
— Уже многое испорчено в корне и непоправимо. Если бы даже к делу управления были привлечены гении. Но, тем не менее, смена лиц и не только лиц, а всей системы управления является совершенно настоятельной и неотложной мерой. Новые лица не смогут многое исправить и многое наладить, но вера населения в них даст уверенность, что всё возможное в этом отношении делается, и вера эта будет стимулом к более терпеливому отношению к тем тягостям жизни последних лет, в значительной доле коих повинно правительство последних лет.

На это император ответил, что если дума будет позволять себе такие резкие выступления, то она будет распущена.

Родзянко продолжал:
— Я считаю своим долгом, государь, высказать моё личное предчувствие и убеждение, что этот доклад мой у Вас последний. Вы, Ваше Величество, со мной не согласны, и всё останется по-старому. Результатом этого, по-моему, будет революция и такая анархия, которую никто не удержит.

На этом Родзянко и император распрощались.

Оба они, в отличие от третьей силы, рвавшейся к власти, очень любили Россию, каждый по-своему желал ей блага. Предсказание Родзянко сбылось. Как писали братья Стругацкие, «серые начинают и выигрывают». Так было, так есть и так, по-видимому, будет.

27 (14) февраля 1917 г. открылась последняя сессия IV Государственной думы, последней при царском режиме.

7 марта (22 февраля) 1917 г., так и не приняв решения о новом правительстве, к которым народ и Дума имели бы доверие, император Николай II уехал в ставку военного командования в Могилёв. После его отъезда в Петрограде сразу же началась революция. Вернуться в столицу последнему русскому императору было не суждено…

Народ ниспровергает власть тогда, когда сам уже вполне развращён корыстной властью, нравственно уподобился ей и жаждет от нового порядка для себя тех благ, которыми при старом режиме обладали «бывшие», которых надо изгнать или истребить, ибо на их порабощение у их бывших рабов не хватает интеллектуальных сил.

А. Зубов

8 марта (23 февраля) 1917 г. Этот день вошёл в историю как первый день 7-дневной буржуазно-демократической Февральской революции. «Бескровной», как её почему-то называли: в одном Петрограде погибло 1315 чел. – 53 офицера, 602 солдата, 73 чина полиции, 587 лиц гражданского звания. Это число не включает жертв Кронштадта, Гельсингфорса, Ревеля, Твери и т.д. Из-за нехватки хлеба в Петрограде вспыхнули массовые забастовки (забастовали около 128 тыс. рабочих на 50 предприятиях) и беспорядки.

Для выяснения, почему администрация Путиловского завода — крупнейшего военного завода страны — принимает решение о закрытии предприятия, когда рабочие согласны прекратить забастовку, депутаты Госдумы направляют запрос председателю Совета министров, а также военному и морскому министрам, но в силу революционных событий ответа уже не получили).

«Весь день Петроград волновался. По главным улицам проходили народные шествия. В нескольких местах толпа кричала: «Хлеба и мира!..» Несмотря на то, что в воздухе столицы чувствуется восстание, император, проведший только что два месяца в Царском Селе, выехал вчера вечером в ставку» (из мемуаров французского посла М. Палеолога).

«Революция началась. Доигрались…», — написал в своих «Воспоминаниях» В. Шульгин. – «Ура!» такое, что, казалось, нет ему ни конца ни края, залило воздух какой-то тёмной, дурманной жидкостью. Ах, пулемётов сюда, пулемётов!»

«В городе распространились слухи, что из-за заносов снега на железных дорогах доставка продуктов питания в столицу прекратилась. Люди организовали демонстрации с требованием «хлеба!» и протестом против генералов, которые хлеб «прячут». Кто распространял слухи, кто организовывал первые выступления – неизвестно. Известно, что социалисты праздновали установление ими Международного дня женщины. Для своего праздника они устроили демонстрации с пораженческими выступлениями.

Начался погром хлебных магазинов. К демонстрантам присоединились рабочие Путиловского завода. Первоначально в беспорядках (ещё не «революции») участвовало 90 тыс. человек, впоследствии их число выросло до 200 тысяч.

История мстит жестоко. Голод и принудительный труд воцарились уже через год: в 1918 г. хлебный паёк в Петрограде будет менее 50 граммов в день. А сколько тех, кто в 1917-м демонстрировал за «хлеб» и против «голода» погибло потом от настоящего голода в блокированном гитлеровцами Ленинграде? Сколько рабочих из тех Путиловских металлистов потом не смели отойти от станка на своих военизированных заводах и шли в тюрьмы за прогул или даже за опоздание – в мирной стране, где от их имени был когда-то совершён легкомысленный переворот? Как людей их бесконечно жалко, но их судьбы как граждан для нас, потомков, — особенно важный урок». (В. Бедяев).

Да, именно в те февральские дни 1917 г. Россия вступала в полосу политических и социальных катаклизмов, а её тогдашним лидерам не хватило, как мы сейчас любим говорить, взвешенной, сбалансированной политики.

Нищета ведет к революции, революция – к нищете.

В. Гюго

9 марта (24 февраля) 1917 г. «В пятницу движение разлилось по Петербургу уже широкой рекой. Невский и многие площади в центре были заполнены рабочими толпами. На больших улицах происходили летучие митинги, которые рассеивались конной полицией и казаками – без всякой энергии, вяло и с большим опозданием. Движение было уже явно запущено» (Н. Суханов. Записки о революции).

В антиправительственных демонстрациях и митингах в Петрограде приняло участие около 90 тыс. чел. Чтобы ослабить беспорядки, в Петроград из пригородов вызван полк кавалерии и сотня казаков. В фабричные лавки срочно направлено 3000 пудов хлеба. Начальник Петроградского военного округа генерал Хабалов потребовал от городских властей принятия экстренных мер по ликвидации бунта, вплоть до повальных обысков и арестов.

10 марта (25 февраля) 1917 г. началась всеобщая забастовка, которая охватила 240 тыс. рабочих. Петроград был объявлен на осадном положении. В этот же день последовал последний указ Николая II – о прерывании с 11 марта (26 февраля) 1917 г. заседаний Государственного Совета и Государственной думы с возобновлением их «не позднее апреля 1917 года в зависимости от чрезвычайных обстоятельств».

10 марта (25 февраля) 1917 г. из Мурманска убыл для ремонта в Англию легендарный русский «бронепалубный» крейсер «Варяг», построенный в 1901 г. в США, затопленный своими в январе 1904 г. в сражении с японским флотом и в 1916 г. выкупленный у поднявших его со дна японцев.

Революции чаще всего совершаются не потому, что одна сторона стала
просвещеtннее, а потому, что другая натворила слишком уж много глупостей.

А. де Ривароль

11 марта (26 февраля) 1917 г. Всеобщая стачка в Петрограде нарастает. Николай II в раздумье, что предпринять. Командующий Петроградским военным округом генерал-лейтенант С.С. Хабалов (был в этой должности с 18 (5) февраля по 13 марта (28 февраля) 1917 г.) пригрозил призвать в войска новобранцев до срочных призывов. Министр внутренних дел А.Д. Протопопов телеграфирует в Ставку, что хлеба не хватает, потому что «публика усердно покупает его в запас», что «для прекращения беспорядков принимаются меры». Меры состояли в том, что ночью были арестованы около ста членов революционных организаций. Вечером царь телеграфировал Хабалову: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжёлое время войны с Германией и Австрией!»

Монархисты советуют «сильному человеку» Родзянко взять власть в свои руки. «Берите, Михаил Владимирович, никакого в этом нет бунта… если мы не подберём власть, — говорил Шульгин Родзянко, — то подберут другие, те, которые выбрали уже каких-то мерзавцев на заводах…».

Ещё одно свидетельство. В Петрограде М. Пришвин записывает в дневнике: «Сегодня все газеты не вышли. Весь город наполнен войсками. «И кого ты тут караулишь!» — говорит женщина своему солдату. И так видно, что он не знает, кого он караулит: враг свой.
Фабриканты говорят, что забастовка не экономическая, а политическая. А рабочие требуют только хлеба. Фабриканты правы. Вся политика и государственность теперь выражаются одним словом «хлеб»… Общее мнение теперь, что хлеб есть, и градоначальник вывесил объявление, что хлеб в Петрограде есть. И так вообще на Руси: хлеб есть, но хлеба не дают.
Знакомые барышни стоят в очереди за хлебом – вы как сюда попали? «Мы шли на выставку Союза художников: смотрим – очередь коротенькая, и встали. Мы всегда, как видим коротенькую очередь, за чем бы ни шли – остановимся».

Не смотри, откуда ты идешь, а смотри, куда ты идешь,- каждому только это и должно быть важно.

П. Бомарше

12 марта (27 февраля) 1917 г. рано утром началось вооруженное восстание солдат Петроградского гарнизона — восстала учебная команда запасного батальона Волынского полка в числе 600 чел. Солдаты приняли решение не стрелять в демонстрантов и присоединиться к рабочим. Начальник команды был убит. К Волынскому полку присоединились Литовский и Преображенский полки. В результате всеобщая забастовка рабочих получила поддержку вооружённым восстанием солдат. Солдаты строем направились в центр города. По дороге был захвачен Арсенал — Петроградский артиллерийский склад. Рабочие получили в свои руки 40 тыс. винтовок и 30 тыс. револьверов. Была захвачена городская тюрьма «Кресты», выпущены все заключенные. Политические заключенные и в том числе «группа Гвоздева» присоединились к восставшим и возглавили колонну. Был сожжен Городской суд. Восставшие солдаты и рабочие заняли важнейшие пункты города, правительственные здания и арестовывали министров. С кровопролитием, но, не встретив никакого сопротивления, толпа захватила Таврический дворец, в котором работала Государственная Дума. Характерно, что рота охраны Думы восприняла убийство своего командира не как повод к отражению нападения бандитствующей толпы, а как предлог для немедленной капитуляции.

Этот день считается днём победы февральской революции в России. «Граждане! Твердыни русского царизма пали… Столица в руках восставшего народа», — говорилось в манифесте РСДРП.

«Ещё совсем недавно самодержавие стояло над нами, казалось, так крепко, что брало отчаяние, когда же и какими силами оно будет, наконец, сброшено, — читаем мы у Вересаева. – И вот случилось как будто совсем невероятное чудо: так легко, так просто свалилось это чудовище, жизни которого, казалось, и конца не будет. Прямо – чудо…».

Знал бы Вересаев заранее, какие «чудеса» ждут ещё впереди…

Февральская революция ознаменована в этот день созданием Петросовета и ближе к полуночи – Временным комитетом Государственной Думы.

13 марта (28 февраля) 1917 г. подал в отставку (вопреки желанию Николая II) и ушёл в небытие последний Совет Министров царской России во главе с князем Н.Д. Голицыным.

Утром поезд Николая II отправился из Могилева в Царское Село. Одновременно император послал в Петроград карательный отряд генерала Н.Н. Иванова. Однако миссия Иванова провалилась – его эшелон не был пропущен железнодорожниками, а солдаты карательного отряда начали проявлять колебания. Император передумал ехать в Царское Село и отправился в Псков, но его поезд был блокирован железнодорожниками на станции Дно. В это время весь Петроград перешел под контроль восставшего народа. Капитулировали последние защитники царского режима. Царские министры были арестованы и препровождены в Петропавловскую крепость. Временный комитет Государственной Думы объявил себя властью.

В этот момент, по свидетельству П.Н. Милюкова, в столице России не было ни царя, ни Думы, ни Совета Министров. «Беспорядки» приняли обличье форменной «революции».

13 марта (28 февраля) 1917 г. вышел первый номер ежедневной газеты «Известия» (Петроградского Совета). В приложении к нему напечатан «манифест» большевистского ЦК с требованием создания «Временного революционного правительства» под охраной «восставшего народа и армии». С 14 августа 1917 г. «Известия» — общий орган Совета и ЦИК 1-го созыва.

Революция — это братание идеи со штыком.

Л. Питер

14 (1) марта 1917 г. Петроградским Советом издан провокационный Приказ № 1 «по гарнизону Петроградского округа всем солдатам армии, гвардии, артиллерии и флота», который наносил смертельный удар по воинской дисциплине, по политической и дисциплинарной власти офицеров и открыл процесс стремительного и организованного развала русской армии.

«Сегодня утром ещё много боёв и пожаров. Солдаты занимаются охотой на офицеров и жандармов, охотой жестокой, обнаруживающей все дикие инстинкты, скрытые в душе мужиков. С тех пор, как началась русская революция, воспоминания из французской революции часто приходят мне на память. Но дух обоих движений совершенно разный… По своему происхождению, по своим принципам, по своему характеру – социальному, ещё больше, чем политическому, — настоящий кризис имеет больше сходства с революцией 1848 года» (из мемуаров М. Палеолога).

В ночь с 14 на 15 марта началось восстание береговых частей «полуэкипажа» в Кронштадте и Гельсингфорсе. Несколько тысяч восставших смогли полностью терроризировать или привлечь к себе матросов и офицеров боевых кораблей и устроить повальные грабежи и убийства командного состава. Всего за 4 дня было убито более 120 кондукторов, офицеров, адмиралов и генералов флота и свыше 600 арестовано. И – никакого сопротивления, никакой организованной даже самозащиты со стороны боевых моряков.

В тот же день, 14 марта, в Твери толпа солдат запасных батальонов и рабочих Морозовской мануфактуры, ворвавшись в губернаторский дворец, выволокла на площадь губернатора Н.Г. фон Бюнтинга. Толпа глумилась над губернатором, потом кто-то выстрелил ему в голову, и труп ещё долго топтали ногами.

«Так открылся первый день революции в нашей Твери», — вспоминал очевидец этой ужасной расправы митрополит Вениамин (Федченков).

А ещё в этот день произошло событие, вроде ничем не примечательное: великий князь Кирилл Владимирович вывесил над своим дворцом красное знамя – «флаг революционной России».

Таким образом, вокруг Николая II образовалась зона измены: предали его не только ближайшие придворные, но даже члены императорской фамилии. Другой великий князь, Николай Михайлович, внук Николая I, даже послал Керенскому, тогда ещё министру юстиции, письмо, где «от всей души» выражал готовность внести лепту на памятник намеревавшимся убить его деда декабристам.

А мы Павлика Морозова осуждаем! Да никакой он не первопроходец в отречении от родственников.

Русский писатель М. Арцыбашев в середине 1920-х годов писал по этому поводу: «Его (Николая II) предали все без исключения. Это был единственный случай за всю историю февральской революции, когда не было никаких колебаний».

14 (1) марта 1917 г. в Москве для охраны общественного порядка учреждена милиция, начальником которой стал председатель Совета рабочих депутатов Москвы известный адвокат-меньшевик А.М. Никитин. В Петрограде милиция основана тремя днями ранее.

15 (2) марта 1917 г. началась забастовка рабочих на Путиловском заводе.

15 (2) марта 1917 г. В. Ленин, находившийся в швейцарском городе Цюрихе, отправил жившей близ Женевы Иннесе Арманд письмо, в котором поделился с ней потрясающей новостью о том, что в России произошла революция. «Мы, — писал Владимир Ильич о себе и своем окружении, — сегодня в Цюрихе в ажитации: от 15.III есть телеграмма в «Zurcher Post» и в «Neue Zurcher Zeitung», что в России 14.III победила революция в Питере… Коли не врут немцы, так правда». Оказалось, что «немцы», которыми Ленин именовал швейцарцев, действительно не соврали.

Империя крошилась на глазах;
И мёртвые голосовали «против»,
Когда живые были как бы «за»
И мёртвых сдали бартером за шпроты.

С. Афлатуни

15 (2) марта 1917 г. в 23 часа 40 мин. издан Высочайший Манифест об отречении от престола Государя Императора Николая II Александровича за себя и за сына в пользу своего брата Великого князя Михаила Александровича, чему предшествовало сформирование Временного правительства. «Может быть, нужна искупительная жертва, чтобы спасти Россию, — я буду этой жертвой. Да свершится воля Господня», — сказал император.

Текст отречения гласил: «В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы, и, в согласии с Государственной Думой, признали мы за благо отречься от престола государства Российского и сложить с себя верховную власть…».

Из телеграммы Председателю Государственной Думы Родзянко: «Нет той жертвы, которую я не принёс бы во имя действительного блага и для спасения России. Николай».
В своём дневнике Николай записал: «…Суть та, что во имя спасения России, удержания армии на фронте и спокойствия нужно сделать этот шаг. Я согласился. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман».

Отречение это было, так сказать, вырвано у государя приехавшими в ночь на 15 (2) марта членами Государственной Думы фабрикантом Гучковым и крупным помещиком Шульгиным, которые обманным путём сумели убедить всеми тогда покинутого государя, что для спасения родины и для победы ему надлежит отречься от престола.

«Каждое утро я молюсь. Да будет воля твоя», — эти слова принадлежат последнему русскому императору.

Именно высшая аристократия, окружавшая престол и искавшая личных выгод, стала той силой, которая во многом погубила монархию в России. Отречения добились не Ленин и Троцкий, а высший генералитет и связанные с ним придворные круги. Русская знать пыталась остановить начатое со времён Столыпина движение монархии к народному самодержавию, которое угрожало ей потерей руководящих постов и привилегий. Страх за своё будущее, а не патриотические побуждения подтолкнули её к событию этого дня. Но дворцовый переворот 1917 г. перерос в революцию, когда выяснилось полное отсутствие у знати и генералитета способностей к управлению страной и популярности в народе.

После отречения государя Николая II Ленин обратился к германским властям с просьбой переправить его в Россию. Ему и его соратникам был предоставлен поезд из четырёх вагонов (спальный, ресторан, охрана и багажный).

Вселенский опыт говорит,
что погибают царства
не оттого, что тяжек быт
или страшны мытарства.

А погибают оттого
(И тем больней, чем дольше),
что люди царства своего
не уважают больше.

Б. Окуджава

16 (3) марта 1917 г. начались убийства офицеров в Гельсингфорсе, среди которых оказались контр-адмирал А. К. Небольсин вице-адмирал А. И. Непенин.

Состоялось совещание членов Временного правительства с великим князем Михаилом Александровичем, который, пробыв царём один день, в конце концов, уступил, отрёкся от престола и подписал манифест, предоставив право выбирать форму правления в России Учредительному собранию:

«Тяжкое бремя возложено на меня волею брата моего, передавшего мне Императорский Всероссийский престол в годину беспримерной войны и волнений народных. Одушевлённый единою со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины Нашей, принял я твёрдое решение в том лишь случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, через представителей своих в Учредительном Собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского. Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному Правительству… впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, Учредительное Собрание своим решением об образе правления выразит волю народа.   Михаил».

Таким образом, в этот день окончательно рухнула династия Романовых, а вместе с ней и российская монархия. Вся полнота власти в стране окончательно перешла к Временному правительству.

«Российская монархия перестала существовать… Случилось это в пятницу, 3 марта 1917 года, около 4 часов пополудни» (из воспоминаний генерала Ю. Данилова).

Короны слетают в момент, империи подгнивают десятилетиями,
но ни одна приличная революция не совершалась голодными.

В. Новодворская «Независимая газета», март 1992 г.

За 304 года правления династии Романовых (1613-1917) Россия провела 30 крупных войн. С Турцией – 11 войн, со Швецией – 5, с Францией (в составе коалиций) – 5, Ираном и Персией – 3, Польшей – 2. Лишь три: русско-турецкая (1710-1713) при Петре 1, Крымская (1853-1856) при Николае 1 и русско-японская (1904-1905) при Николае II закончились поражением и территориальными уступками. Сюда не включён ряд неудач русских войск во время 3-х антифранцузских коалиций (1799-1801, 1805, 1806-1807). Носили они временный характер и были исправлены разгромом Наполеона в 1812-1814 г.г. Самой длительной оказалась Северная война (1700-1721). Затем по продолжительности следует вторая русско-польская война (1654-1667) – шла с перерывами 13 лет. Остальные войны длились обычно от 1 года до 4-х лет.
Из всех войн этого периода лишь трижды (в 1709, 1812 и 1914-1917 г. г.) неприятельские войска серьёзно углублялись в пределы Российской империи. Первые два раза они потерпели сокрушительное поражение. Самым воинственным был Пётр I. Из 29 лет единоцарствия он воевал 28 лет. С Турцией – дважды, со Швецией и Персией – по разу. По числу проведённых войн (7) лидирует Александр I: 4 войны с Францией (в составе коалиций), одна с Турцией, одна с Ираном, одна со Швецией (все в промежутке с 1804 по 1814 годы). Из императриц больше всех воевала Екатерина II (12 лет). Она провела три победоносные кампании: две с Турцией, одну со Швецией. Самый миролюбивый император – Александр III, прозванный в народе Миротворцем.

В его царствование (1881-1894) Россия ни разу не воевала. В истории романовской династии пример такого рода – единственный. Его царствование относится к самому длительному периоду (25 лет, 1878-1904 г.г.), когда империя не вела никаких войн и достигла высоких темпов экономического развития.

«За 80 лет, от Николая I до Столыпина, в эпоху, которую любой учебник истории называет жестокой, к смерти в России приговорили, по данным видного русского криминалиста М.Н. Гернета, 612 чел., но расстреляли и повесили немногим более 100 из них – большинству казнь заменили каторгой, а иных и вовсе оправдали» («Литературная Россия», 1989, № 32).

«В феврале 1917 г. в России пришёл к власти режим, который не предложил обществу никакого проекта. Большевики же выдвинули понятный и желанный людям проект – и образ жизнеустройства, и тип власти.
За всю нашу историю Февральская революция означала наиболее сильный и тяжёлый удар по государственности России – в одном ряду со Смутой».

С. Кара-Мурза