5 января 1954 г. состоялся первый полёт знаменитого советского военного самолёта – сверхзвукового истребителя МиГ-19.

6 января 1954 г. образованы Белгородская и Липецкая области Российской Федерации.

8 января 1954 г., ранним утром, в кабину пилотов пассажирского Ли-2, выполнявшего рейс по маршруту Таллин – Минск — Ленинград ворвались два бандита. Угрожая пистолетом, связали бортрадиста. Улучив момент, бывший фронтовик бортинженер Тимофей Ромашкин свалил пирата. Но второй успел сделать несколько выстрелов. Четыре пули попали в бортинженера.

Этих секунд хватило на то, чтобы командир корабля и второй пилот обезоружили бандитов.

Самолёт благополучно приземлился, угонщиков арестовали. Ромашкину посмертно присвоили звание Героя Советского Союза, остальным членам экипажа дали по ордену Красной Звезды. А в сквере Минского аэропорта поставили памятник Ромашкину.

Это была первая в нашей стране попытка захвата пассажирского самолёта. Как и в случае с Ли-2, большинство последующих нападений на воздушные суда для преступников оканчивались плачевно.

22 января 1954 г. Первый секретарь ЦК КПСС Н. Хрущев направил в ЦК записку о необходимости подъема целинных земель.

25 января 1954 г. на заседании Президиума ЦК КПСС был рассмотрен вопрос «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». Дело решили за 15 минут: утвердили постановление, его подписал секретарь ЦК КПСС Н. Хрущев.

Любил я странствовать по Крыму…

В. Набоков

19 февраля 1954 г. Президиум Верховного Совета СССР в честь 300-летия Переяславской Рады, принявшей решение о воссоединении Украины с Россией, принял указ об утверждении «совместного представления» Президиумов ВС РСФСР и УССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР. Так захотелось Хрущёву.

Председательствовал К. Ворошилов. Тексты выступлений были подготовлены в отделе пропаганды ЦК КПСС и вручены заранее намеченным ораторам. В частности, член Президиума ЦК Отто Куусинен сказал: «Только в нашей стране возможно, чтобы такой великий народ, как русский народ, без всяких колебаний великодушно передал другому братскому народу одну из ценных областей. Только в нашей стране возможно, когда такие важнейшие вопросы, как территориальное перемещение отдельных областей в состав той или иной республики, разрешаются без всяких затруднений…».

Вообще-то праздник был общий. А в таких случаях принято подарками обмениваться. Почему же встречного-то не последовало?

Последствия «юбилейного подарка» известны: Крым на 60 лет стал для россиян зарубежьем.

После распада СССР вопрос о Крыме превратился в болезненную проблему: чей Крым, русский или украинский? А может, татарский?

22 февраля 1954 г. из Москвы в Казахстан провожали на целину первый эшелон с комсомольцами. За 6 лет были распаханы миллионы гектаров нетронутых земель.

23 февраля 1954 г. открылся Пленум ЦК КПСС, приняв постановление об освоении целинных и залежных земель. Было решено освоить в 1954-1955 г.г. 13 млн. га, чтобы собрать на них не менее 20 млн. т зерна. К 1955 г. план по распашке перевыполнили, но зерна почти не собрали: год в Казахстане выдался засушливым, и почти все посевы погибли. На целину переселилось около 56 тыс. семей, было создано 485 совхозов. Однако не были подготовлены зернохранилища, транспортная сеть оставалась неразвитой, не хватало ремонтных мощностей. Себестоимость собранного на целине зерна оказалась выше, чем в центре. С начала 60-х годов стали частыми пыльные бури. С 1962 г. СССР начал закупки зерна за границей.

2 марта 1954 г. пленум ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель».

Это время представлялось героико-романтическим, о нём слагали стихи и песни, снимали кинофильмы, писали книги. Из радиоприёмников неслась песня:

Едем мы, друзья, в дальние края,
Станем новосёлами и ты, и я.

Позже экономисты и экологи к освоению целины всё чаще стали относиться если не совсем отрицательно, то весьма сдержанно.

7 марта 1954 г. на Королевском стадионе в Стокгольме в присутствии 16 тыс. зрителей советская сборная по хоккею, дебютант первенства мира (старший тренер — Аркадий Чернышев; основная звезда — Всеволод Бобров), со счетом 7:2 победив канадцев, стала чемпионом мира.

Бобров забросил две шайбы и был признан лучшим нападающим чемпионата. Спортсмены СССР уверенно провели весь турнир: лишь один раз сыграли вничью со шведами, а остальные матчи выиграли с разницей не менее трех шайб. С канадцами новички тоже играли отлично, но фраза о том, что они «развеяли миф о непобедимости основоположников хоккея», не вполне верна: ведь Страну кленового листа представляла не сборная, а команда, составленная из игроков, чьи клубы выбыли из Кубка Стэнли. А в следующем году в ФРГ канадцы сумели выставить уже более классных игроков, со счетом 5:0 одолевших советскую сборную.

12 марта 1954 г. после падения Л. Берии ЦК КПСС принял постановление «Об основных задачах МВД», которым органы государственной безопасности были выведены из состава МВД СССР, на следующий день был учрежден КГБ СССР. Статус госбезопасности понижен: из министерства (МГБ) — в комитет (КГБ).

Председателем КГБ назначен Иван Серов, «проявивший» себя в «операциях» против народов Кавказа, в Крыму, в Прибалтике и т.п.

17 марта 1954 г. Президиум ВС СССР принял Указ об образовании закрытых городов в местах расположения сверхсекретных предприятий ядерно-оружейного комплекса Министерства среднего машиностроения: Свердловск-44, Красноярск-26, Томск-7, Челябинск-40, Свердловск-45, Арзамас-16, Златоуст-36.

25 марта 1954 г. советское правительство заявило о снятии с Восточной Германии оккупационного статуса и установлении отношений с ГДР как с суверенным государством.

31 марта 1954 г. СССР обратился к НАТО с инициативой принять его в члены организации. Североатлантический альянс через некоторое время отверг это предложение.

1 апреля 1954 г. введены новые цены после смерти Сталина. Новое руководство страны для увеличения своей популярности объявило о новом, самом крупном в послевоенный период, снижении цен на многие продукты питания и почти на все потребительские товары.

3 апреля 1954 г. политического убежища в Австралии попросил сотрудник советской разведки Владимир Петров, работавший там под «крышей» третьего секретаря советского посольства.

8 апреля 1954 г. на арктическую льдину площадью около 4 кв. км с координатами 75° с. ш. и 178° з. д. высадились 27 полярников во главе с Евгением Толстиковым (1913–1987), которые развернули дрейфующую станцию «Северный полюс-4». Днем позже 22 полярника под началом Алексея Трешникова (1914–1991) в точке 86° с. ш. и 175° з. д. также развернули станцию, названную «Северный полюс-3». Оба «Полюса» проработали по году с небольшим. За это время каждая из станций продрейфовала соответственно около 2 600 км (по прямой — 500 км) и 2 200 км (по прямой — 830 км). 25 августа 1954 г. станция Трешникова находилась всего в 30 км от полюса.

16 апреля 1954 г., за день до 60-летия, на груди «дорогого» Н.С. Хрущёва появилась первая звезда Героя Социалистического Труда. Затем их будет ещё две. А 17 апреля 1964 г. в связи с его 70-летием во время официальной торжественной церемонии, проходившей в Екатерининском зале Кремля, к этим трём добавится, хотя и с опозданием, через 19 лет после окончания Великой Отечественной войны, ещё одна, весьма желанная — Звезда Героя Советского Союза, — ставшая, образно говоря, «лебединой песней» Хрущёва, который через полгода будет свергнут своими «соратниками» во главе с Брежневым, который по числу наград самому себе, любимому, оставит Хрущёва далеко позади.

20 апреля 1954 г. в ФРГ состоялась сенсационная пресс-конференция перебежавшего к ЦРУ агента КГБ Николая Хохлова, на которой он поведал о порученной ему операции по ликвидации Георгия Околовича, руководителя антисоветской эмигрантской организации «Народно-трудовой союз» (НТС). Хохлов показал спецоборудование для убийства, которым его снабдила Лубянка.

21 апреля 1954 г. СССР вступил в ЮНЕСКО (Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры).

14 мая 1954 г. на международной конференции в Гааге представители 62 государств, включая СССР, подписали Конвенцию о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, сформулированную на основе «Пакта Рериха», разработанного в 1929 г.

15 мая 1954 г. СМ СССР определил меры поддержки советских граждан, изъявивших готовность принять участие в освоении целинных и залежных земель. Глава семьи получал 200 руб. плюс по 100 руб. на каждого члена семьи; выдавался кредит на строительство дома.

Оглушены трудом и водкой
В коммунистической стране,
Мы остаёмся за решёткой
На той и этой стороне.

С. Чудаков

18 мая 1954 г. в лагере Кенгир под Джезказганом (Казахстан) вспыхнуло крупнейшее в СССР восстание заключённых, которое возглавляли осужденные по политическим статьям, в частности, бывший полковник Красной армии Иван Кузнецов. Оно было подавлено через 38 дней с использованием танков. Один из участников восстания А. Солженицын посвятил ему киносценарий «Знают истину танки».

24 мая 1954 г. вышедший из Одессы в свой последний рейс под советским флагом танкер «Туапсе» (экипаж – 49 чел., капитан – Виталий Калинин),  зашёл в румынскую Констанцу, взял на борт 10,5 тыс. т. осветительного керосина и отправился в КНР, официальный порт назначения – Шанхай. По пути зашли в Сингапур, передохнули там пару дней, пополнили запасы продовольствия, провели бункеровку и двинулись дальше.

«Туапсе» считался тогда едва ли не лучшим судном советского торгового флота: датской постройки, оснащён новейшим на то время навигационным оборудованием и прекрасным двигателем. Правда, едва сойдя со стапелей, танкер уже успел вляпаться в скандал. «Холодная война» была в самом разгаре, и США категорически возражали против намерения датчан поставить Советскому Союзу столь качественное судно двойного назначения, поскольку весьма быстроходный и лёгкий в управлении танкер вполне мог быть использован и советским ВМФ. Так что из порта приёмки новое приобретение пришлось выводить тайно, буквально под покровом ночи…

5 июня 1954 г. в Москве открылся Театр эстрады.

6 июня 1954 г. в Москве, на Советской (ныне Тверская) площади, перед зданием Моссовета (ныне мэрия) открыт памятник князю Юрию Долгорукому работы скульпторов А.П. Антропова, Н.Л. Штамма и С.М. Орлова. Монумент был заложен в день празднования восьмисотлетия Москвы, 6 сентября 1947 г., на «невезучем» месте. Еще в 1912 г. здесь установили конный памятник победителю при Плевне генералу М. Скобелеву, но всего через шесть лет спустя его «выкорчевали» большевики. В 1940 г. здесь открыли обелиск Советской Конституции и статую Свободы, в свою очередь уничтоженные весной 1941 г. как «несоответствующие архитектурному облику площади». Долгорукий устоял лишь благодаря падению Н. Хрущева, который собирался перенести его к Новодевичьему монастырю.

23 июня 1954 г., ночью, на советском танкере «Туапсе» зазвучала общесудовая тревога: тайваньские военные корабли в нейтральных водах – в 125 км южнее острова Тайвань захватили советский танкер «Туапсе». Судьба многих из захваченных членов экипажа оказалась трагичной.

Механик Юрий Борискин вспоминал, как, поднявшись на палубу, увидел силуэты нескольких военных кораблей – эсминца и фрегата гоминьдановского флота под флагами Китайской Республики. С них по радио и поступил приказ: остановить танкер, капитану прибыть на фрегат.

Но капитан Калинин на требования китайских военных не реагировал. Тогда прозвучала угроза открыть огонь – советский капитан опять не отреагировал. Лишь когда гоминьдановские корабли открыли предупредительный огонь из автоматических зенитных установок, прозвучала команда «Стоп, машина!».

В три захода на борт высадились солдаты – около 100 чел., занявшие все судовые посты и сорвавшие флаг СССР. Матросов, пытавшихся помешать глумлению над государственным флагом, избили прикладами автоматов. Под конвоем военных кораблей танкер отправился в тайваньский порт Гаосюн, где экипаж высадили на берег, объявив: советские моряки арестованы за перевозку военного стратегического груза и… незаконное приобретение танкера в Дании.

Потому корабль и груз конфискуются, а моряки объявляются военнопленными. Натурально пиратство!

На деле всё было не совсем так, как затем прописали советские газеты, да и по сей день у нас эта смутная история подаётся весьма однобоко.

Начнём с того, что с точки зрения международного права всё было не столь однозначно. Как известно, гражданская война на континентальном Китае завершилась в октябре 1949 г. победой маоистов, и в Пекине была провозглашена Китайская Народная Республика. Остатки армии Чан Кайши эвакуировались на остров Тайвань – там и продолжила существование уже Китайская Республика. Но, несмотря на существование «красного Китая», тогда именно Китайская Республика считалась признанным субъектом международного права: её посланник заседал в ООН, представляя страну в Совете Безопасности. И обладал, между прочим, правом вето! В свою очередь, КНР находилась в международной изоляции: кроме немногочисленных стран советского блока, её никто не признавал. Так что правительство Тайбэя считалось вполне законным, а пекинское – мятежниками. Мало того, обе стороны в тот период вели самые настоящие боевые действия, причём весьма ожесточённые: забрасывали друг к другу диверсионные группы, высаживали морские и воздушные десанты. Велась самая настоящая война в воздухе: над побережьем и в Тайваньском проливе полноценные воздушные бои вели истребители сторон, применялась также бомбардировочная авиация. Шла и морская война: боевые корабли сторон обстреливали побережье противника, вступали в сражения на море. Ещё перехватывали в Тайваньском проливе торговые суда: маоисты – идущие на Тайвань, чанкайшисты – идущие в КНР. Гоминьдановские корабли атаковали даже торговые суда под британским флагом, пока Королевский флот не положил конец этому беспределу. В общем, это был район самых натуральных боевых действий, куда мог сунуться лишь чокнутый. Или тот, кому это было очень надо…

Капитан «Туапсе» чокнутым не был, хотя и полез в самое пекло, весьма неплохо представляя обстановку. Потому как вся эта миссия была вовсе не такой уж и мирной, как было объявлено.

Во-первых, корабль направлялся вовсе не в Шанхай, а в порт Далянь (Дальний), где была база маоистских военно-морских сил и… советская военная база. Кстати, в Далянь базировалась часть советского истребительного авиационного корпуса, пилоты которого и вели боевые действия против авиации Чан Кайши! Разумеется, советские лётчики воевали на самолётах с опознавательными знаками ВВС КНР, но кого это могло обмануть! Так вот, именно для этого воюющего авиакорпуса «Туапсе» и вёз керосин – совсем не осветительный, для ламп и керосинок мирных китайских обывателей, а вполне себе авиационный – для реактивных двигателей истребителей МиГ-15. Разумеется, при таком маршруте транспортировки военного груза – из акватории Чёрного моря на Дальний Восток – скрыть это было невозможно. Так что, с точки зрения вполне легитимного на тот момент китайского правительства, это была рутинная и законная боевая операция против нарушителей блокады и зарубежных «поджигателей гражданской войны».

Вот только с захваченными советскими моряками китайцы обошлись вовсе не как с военнопленными. Поначалу обращение было хорошее: до 8 сентября 1954 г. их нормально кормили, подавая обеды из пяти-шести блюд, допрашивали, но вежливо, столь же вежливо уговаривали попросить политического убежища, оставшись на Тайване или поехав в США. Так что в эти месяцы экипажу больше всего докучали лишь… огромные комары. Поскольку дипломатических отношений между СССР и Тайванем, разумеется, не было, Москва попыталась было воздействовать на Тайбей через США. Но «американский вариант» вскоре провалился: отношения с США были тогда, что называется, на самом минимуме, к тому же именно американские корабли обеспечили разведывательное прикрытие операции по захвату «Туапсе». Так что советские интересы поручили представлять французским дипломатам.

Затем всё резко переменилось: морякам объявили, что СССР ведёт против Китайской Республики военные действия (что было не столь далеко от истины) и по закону военного времени они все, мол, подлежат… расстрелу! Но тем, кто признает вину и пойдёт на сотрудничество, жизнь будет сохранена… С этого момента моряков стали ломать: начались избиения, пытки током, под ногти загоняли иголки, всех буквально морили голодом – зачастую дневной рацион состоял из кружки мутного кипятка с какой-то травой. Один моряк попытался бежать: поймали, избили, затем имитировали расстрел.

Главное требование чанкайшистов было таким: откажитесь от советского гражданства, просите политического убежища, пишите прошение о предоставлении американского гражданства.

20 чел. такие прошения написали. 29 – отказались… 25 июля 1955 г. этим 29 морякам объявили, что… правительство Китайской Республики (т.е. Тайваня) их прощает, они могут вернуться в СССР. Пять суток они ехали через КНР, где на каждой станции им устраивали торжественные встречи – с оркестром, цветами, митингами. Потом была Москва, приём у министра морского флота СССР и тоже цветы, речи, отдых в лучших ведомственных санаториях, денежные премии, зарплата за время пребывания в застенках. Несколько человек были награждены орденом «Знак Почёта».

Судьба остальных 20 оказалась совсем не благостной. Матрос Димов покончил с собой в тюрьме, в тайваньской же тюрьме умерли Ковалёв и Калмазан – сказались последствия пыток. Ещё трое моряков – Лопатюк, Саблин и Книга – отказались от подписанных ранее заявлений с просьбой отправить их в Америку. После чего им объявили приговор: 10 лет тюрьмы за… обман! Им пришлось провести за решёткой несколько лет. Потом их выпустили, дали вид на жительство и пенсию. Следующие 28 лет они фактически провели под домашним арестом. В 1988 г. им позволили вернуться в СССР. Остальные покинули Тайвань: одни уехали в США, а бывшие моряки Ерёменко и Татарников даже завербовались солдатами в американскую армию – их и ещё двоих бывших моряков-невозвращенцев на родине заочно приговорили к смертной казни.

Один из этих заочно приговорённых, Иваньков-Николов, правда, сошёл в Америке с ума. И в 1969 г. в Вашингтоне его официально передали советским представителям. В советской «психушке» он провёл свыше 20 лет.

Четверо из «подписантов» – Анфилов, Бенкович, Гвоздик, Зибров – подались в Бразилию. Там пришли в советское консульство. Родина встретила их цветами – как героев, бежавших из плена.

Устроили шумную пресс-конференцию, на которой моряки разоблачили происки американских спецслужб и их тайваньских прихвостней. После пресс-конференции чекисты «без шума и пыли» их арестовали. Впаяв каждому по 15 лет за «измену родине», спустя семь лет выпустили «за отсутствием состава преступления».

Из той двадцатки в 1956 г. вернулись ещё Ваганов, Лукашков, Рябенко, Ширин, Шишин. Бывшего судового бухгалтера Ваганова, возвратившегося в родную деревню под Арзамасом, взяли спустя аж семь лет по стандартному обвинению в измене родине и выдаче американской разведке государственных тайн. Хотя какие уж тайны он мог выдать, сумму удержанных партвзносов?! Срок, тем не менее, Горьковский областной суд влепил ему не детский: 10 лет лагерей, семь из которых пришлось отсидеть… Получил срок «за измену» ещё один из вернувшихся вместе с ним, судьба остальных неясна. Известно лишь, что тех, кто дожил до краха Советского Союза, долго не хотела реабилитировать уже российская юстиция…

О захвате танкера в 1958 г. в СССР сняли художественный фильм «Ч.П. – Чрезвычайное происшествие» с В. Тихоновым в главной роли. А конфискованный «Туапсе» был включён в состав тайваньских ВМС и служил там долго-долго. Говорят, он сгнил в порту Гаосюн.

Компенсацию за него (и за моральный ущерб морякам) Тайвань выплачивать отказался…

27 июня 1954 г.  в посёлке Обнинское Калужской области в Физико-энергетическом институте имени А. И. Лейпунского (Лаборатория «В») дала промышленный ток первая в мире и на территории СССР атомная электростанция, оснащённая одним уран-графитовым канальным реактором с водяным теплоносителем АМ-1 («атом мирный»), спроектированная под руководством легендарного академика И.В. Курчатова и достигавшая мощности 5 мегаватт.

С этой даты начался отсчёт истории атомной энергетики.

После ввода электростанции в строй действующих посёлок, вскоре обретший статус города, быстро стал расти: за 15 лет население увеличилось в 4,5 раза. Вблизи АЭС выросло целое «семейство» научных институтов – НИИ медицинской радиологии, Физико-энергетический институт, Институт экспериментальной метеорологии, сейсмологическая станция. Под вполне мирными вывесками и названиями действовали и военно-промышленные структуры.

Сколько восторгов было тогда! Как убеждали, что всё это абсолютно безопасно!

Как подумаешь, что через 32  года после этого торжественного события рванул четвёртый реактор Чернобыльской АЭС, так и вздрогнешь, полагая: «Лучше б при стеариновых свечах жили…»

7 июля 1954 г. ЦК КПСС принял постановление «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах по её улучшению», предписавшее партийным органам «покончить с запущенностью антирелигиозной работы», неустанно «разоблачать реакционную сущность религии и тот вред, который она приносит», привлечь к атеистической пропаганде «лучшие партийные и комсомольские кадры».

7 июля 1954 г. к смертной казни приговорён один из самых жестоких следователей сталинской госбезопасности – полковник М.Д. Рюмин.

18 июля 1954 г. постановлением СМ СССР введено совместное обучение школьников – без разделения по полу — в школах Москвы, Ленинграда и других городов. До этого школы делились на мужские и женские.

22 июля 1954 г. по приговору Военной коллегии Верховного суда расстрелян бывший заместитель министра МГБ СССР, а ранее старший следователь по особо важным делам, организатор дела «убийц в белых халатах» М.Д. Рюмин (род. в 1913 г.), полуграмотный садист, собственноручно истязавший подследственных.

22 июля 1954 г. ЦК КПСС принял постановление «О мерах по усилению пропаганды здорового быта среди населения».

25 июля 1954 г. ЦК ВЛКСМ принял постановление «О борьбе комсомольских организаций с проявлениями хулиганства среди молодёжи», в соответствии с которым по всей стране были организованы группы комсомольских активистов, а затем и комсомольские патрули, совершавшие регулярные рейды по улицам городов и посёлков.

18 августа 1954 г. стартовала эра блочного строительства: ЦК КПСС и СМ СССР приняли совместное постановление «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства».

19 августа 1954 г. ЦК КПСС и СМ СССР приняли совместное постановление «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства». Началось блочное строительство. Презираемые ныне «хрущобы» позволили целому поколению советских людей попрощаться с коммуналками.

7 сентября 1954 г. начались заводские испытания самолета С-1, в ходе которых впервые в СССР была достигнута скорость 2170 км в час, что более чем в два раза превышает скорость звука.

14 сентября 1954 г. в Тоцком районе Оренбургской (тогда Чкаловской) области проведено впервые в мировой истории и, хочется надеяться, последнее войсковое учение под кодовым названием «Снежок» с реальным использованием ядерного оружия. Учением командовал первый заместитель министра обороны маршал Г.К. Жуков.

Бомба была сброшена с высоты 9 км и взорвалась в 350 м над землей, где для испытаний было построено множество «заселенных» животными убежищ, блиндажей, окопов, домов, даже кусок метрополитена, везде была расставлена реальная боевая техника. Через час после взрыва войска на танках и бронетранспортерах прошли через его эпицентр.

Ни военнослужащие, ни жители окрестных населённых пунктов, как водится, не были предупреждены о готовящемся взрыве.

Сколько людей облучилось? Сколько погибло? Всё тайна. Только через 40 лет эта страница отечественной военной истории предана гласности и приняты решения по льготам пострадавшим.

Сегодня мы знаем, что многие умирали от облучения спустя годы и десятилетия.

17 сентября 1954 г. в газете «Правда» напечатано сообщение об «испытании одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва».

Испытания прошли, а о результатах, разумеется, народу не было сообщено. И лишь спустя 36 лет в печать начали просачиваться кое-какие подробности этого испытания.

То, что произошло 14 сентября 1954 г. в Тоцком районе Оренбургской области, «Комсомольская правда» в номере от 14.09.1990 г. назвала «Репетицией апокалипсиса». Перед армией и учёными ставилась цель «проверить бомбой» всё, что было возможно. Рыли траншеи, сажали в них животных – крыс, кроликов, овец. Технику, продовольствие, обмундирование складировали на разных расстояниях от эпицентра. И вот — взрыв, за которым наблюдало начальство – Жуков, Булганин…

В райцентре Тоцкое, находившемся в 10 км от эпицентра, жителям велели просто выйти на улицу, но не смотреть на взрыв… Итоги выхода на улицу не замедлили сказаться: люди стали чаще болеть и умирать от неизвестных болезней. Врачи приезжали, смотрели, щупали – всё… Лекарств никаких не давали (да и были ли тогда необходимые лекарства против лучевой болезни?).

12 октября 1954 г. «Правда» сообщила о выводе советских войск из района Порт-Артур (Люйшунь) — Дальний (Дайрен). Договоренность об этом и о передаче их китайской стороне была достигнута во время визита в Китай советской партийно-правительственной делегации во главе с Н. Хрущевым (29 сентября — 12 октября).

16 октября 1954 г. завершена реставрация панорамы «Оборона Севастополя», разрушенной фашистами.

5 ноября 1954 г. в Москве начаты экспериментальные передачи цветного телевидения.

10 ноября 1954 г. ЦК КПСС принял «оттепельное» постановление «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения». ЦК решительно осудил ошибки в антирелигиозной пропаганде, связанные с оскорблением чувств верующих и церковнослужителей, а также практику административного вмешательства в деятельность Церкви.

В постановлении отмечалось, что благодаря успехам социалистического строительства и росту культурного уровня трудящихся «большинство населения Советского Союза давно уже освободилось от религиозных пережитков». Но вместе с тем имеются честные и лояльные граждане, которые «находятся ещё под влиянием разного рода религиозных верований».

15 ноября 1954 г. в Москве проведена первая в СССР телевизионная передача со звуковым сопровождением: артист МХАТа И. Москвин прочитал в телевизионном эфире рассказ Чехова «Злоумышленник».

14 декабря 1954 г. в ленинградском окружном Доме офицеров состоялся суд над бывшими руководящими работниками МГБ СССР, ответственными за фабрикацию так называемого «Ленинградского дела». Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила бывших министра МГБ СССР Абакумова, начальника следственной части по особо важным делам Леонова и его заместителей Лихачева и Комарова к расстрелу; начальник секретариата Чернов и его заместитель Броверман были приговорены соответственно к 15 и 25 годам лишения свободы.