10 июля 1934 г. ОГПУ сменило вывеску: ЦИК СССР принял постановление «Об образовании общесоюзного Народного Комиссариата внутренних дел». ОГПУ целиком вошло в состав НКВД в качестве главного управления государственной безопасности ГУГБ. Помимо ГУГБ в составе НКВД имелось еще четыре главных управления — Главное управление рабоче-крестьянской милиции, Главное управление пограничной и внутренней охраны, Главное управление лагерей (ГУЛаг) и Главное управление пожарной охраны.

Кроме них, в составе НКВД имелся орган внесудебной расправы — Особое Совещание при наркоме внутренних дел, имевшее полномочия выносить приговоры о заключении, ссылке или высылке на срок до 5 лет или выдворении из СССР «общественно опасных лиц». Особое Совещание заменило упраздненную судебную коллегию ОГПУ.

В Петроградской ЧК в 1918 г. работали около 600 чел., к середине 1919 г. их число возросло до 1300. В масштабах всей Советской республики таких подручных ЧК по разным подсчетам к концу 1918 г. насчитывалось до 30–40 тыс. чел., а к 1921 г. перевалило за 123 тыс. чел.

В 1937 г. только центральный аппарат НКВД насчитывал более 8 тыс. чел. Общее же число сотрудников НКВД, и подчиненных ему военных подразделений превышает 800 тыс. чел. При абсолютном превосходстве по качеству.

Первым наркомом НКВД стал Генрих Ягода. Карательное ведомство возглавил верный подручный Сталина.

На вновь созданный НКВД СССР возлагаются очень широкие задачи: обеспечение общественного порядка и государственной безопасности; охрана социалистической собственности, то есть собственности государства; запись актов гражданского состояния; пограничная охрана; содержание и охрана мест заключения.

Впоследствии неоднократно производились реорганизации, переименования как управлений, так и отделов. Но это уже не так существенно.

Создание новой структуры стало частью реализации сталинской сверхзадачи тех дней: реконструкции механизма карательно-репрессивных органов в попытке нащупать наиболее оптимальную форму личного контроля над ним. Реорганизация замышлялась в рамках общей тенденции на смягчение политического климата в стране, чётко наметившейся в 1934 г.

Временное умиротворение продлилось меньше полугода, до убийства С.М. Кирова. Недолго продержался в своём кресле и палач Ягода, уже через два с небольшим года проклинаемый как «враг народа».

11 июля 1934 г. ЦК ВКП (б) принял постановление «Об усилении охраны военных заводов».

27 июля 1934 г. на заседании Кинокомиссии Оргбюро ЦК ВКП (б) вызвала негодование только что снятая Г. Александровым музыкальная комедия «Весёлые ребята». Картину называли «контрреволюционной», «дрянной, хулиганской, насквозь фальшивой» и т.п. Фильм спас М. Горький – он устроил просмотр для членов Политбюро. Сталин был в восторге: «Хорошо! Я будто месяц побыл в отпуске!»

5 августа 1934 г. Об этом событии в учебниках нет ни строки. Москва. Сухаревская площадь. Красноперекопские казармы Московской пролетарской стрелковой дивизии.

В 8 час. утра туда прибывает артиллерийский дивизион – 200 призванных на сборы запасников.

И вдруг начальник штаба дивизиона, кадровый военный, слушатель военной академии Артём Нахаев, выстроив бойцов во дворе казармы, призывает их с оружием в руках выступить против Сталина, узурпировавшего власть и доведшего страну до нищеты. Потом вместе с бойцами Нахаев пытается захватить караульное помещение, чтобы вооружить красноармейцев винтовками. Караул едва отбился.

Переписка Сталина с Кагановичем показывает, что вождь воспринял эту историю очень серьёзно: его шокировало, что переворот запросто мог осуществить всего один батальон. На всякий пожарный тогда приняли решение от греха подальше вывести из Москвы ряд воинских частей. А в том, что мятежники получили бы поддержку ряда высокопоставленных чинов Красной Армии, Сталин не сомневался…

15 августа 1934 г. НКВД СССР издал приказ об усилении борьбы с преступностью, в котором говорилось о том, что «изъятие социально-вредного элемента» органами милиции и уголовного розыска ведётся в ряде регионов не планово и систематически, а «рывками». В качестве негативного примера была указана Западная Сибирь, где в марте 1934 г. были «изъяты» 4000 чел. «социально-вредного элемента», а в мае всего лишь 300.

Республика литераторов — это республика волков, всегда готовых перегрызть друг другу горло.

П. Бомарше

17 августа 1934 г. в Москве в Колонном зале Дома Советов открылся Первый съезд советских писателей, основной задачей которого стало учреждение Союза писателей СССР.

От имени политического руководства на съезде выступил Н.И. Бухарин. Он заявил: «Мы должны идти к литературе большой, к литературе громадной, литературе мощной по своему содержанию. К литературе действенной, которая по своему мастерству будет стоять великим горным хребтом в истории человечества и в истории искусства!»

Как писал в своём дневнике М. Пришвин, это «есть не что иное как колхоз», но именно через такой «колхоз», куда принудительно согнали советских литераторов, партии много удобнее было их контролировать и направлять в «правильное русло». А также карать чужими – как бы писательскими же – руками тех, кто не желал принимать партийные указания как прямое руководство к действию. Отныне писателем считался лишь член Союза писателей, а быть его членом мог лишь «поддерживающий платформу советской власти». Советским писателям предстояло действовать строго в рамках партийных установок, «социалистического реализма», воспитывать трудящихся в духе преданности партии Ленина-Сталина, «быть инженерами человеческих душ» — и никем больше.

Но подлинные мастера – Булгаков, Пастернак, Ахматова – почему-то не желали «дружно работать над созданием великой поэзии социализма», к чему призывал милейший Николай Иванович, не знавший, что жить ему осталось неполных четыре года.

20 августа 1934 г. объявлено об обмене партийных билетов. Обмен билетов проходил под лозунгом наведения порядка в структуре партаппарата.

8 сентября 1934 г., начав 6 сентября восхождение на высшую точку Заалтайского хребта, альпинисты Абалаков, Чернуха и Лукин достигли вершины и установили на ней бюст Ленина.

Безымянная дотоле вершина получила, естественно, имя вождя пролетарской революции.

18 сентября 1934 г. после длительных переговоров СССР принят в «довоенную ООН» — Лигу Наций. «За» было подано 39 голосов, 3 — «против» (Голландия, Швейцария, Португалия), представители 7 государств при голосовании воздержались. Окончательным преодолением своей международной изоляции СССР был в значительной мере обязан дипломатическим усилиям французского министра иностранных дел Луи Барту, надеявшегося вовлечь Москву в антигитлеровский пакт. Осенью того же года Барту по заданию германской разведки был убит в Марселе хорватскими террористами.
Для Советского Союза приём в Лигу Наций имел тогда крайне важное значение: это как бы оформило вхождение СССР в круг европейских держав, с которыми надо считаться.

Пребывание СССР в этой организации оказалось не слишком долгим: 14 декабря 1939 г. Советский Союз был исключён из Лиги Наций за агрессию против Финляндии. По иронии судьбы резолюция об исключении СССР базировалась на «Положении об определении агрессора», принятом в своё время именно по инициативе советского Наркомата иностранных дел.

20 сентября 1934 г. русский ледокол «Литке» завершил первое плавание Северным морским путем, совершенное за одну навигацию.

24 сентября 1934 г. газета «Правда» впервые назвала Сталина «великим кормчим».

Впоследствии этот титул у него с успехом позаимствовал Мао Цзедун.

24 сентября 1934 г. физик Петр Капица, с 1921 г. работавший в Англии и по примеру прошлых лет приехавший в СССР, чтобы повидать родных и близких и принять участие в научных совещаниях, был вызван в Совнарком, где его известили о том, что его выездная виза аннулируется и в Англию он больше не вернется.

29 сентября 1934 г. создан Союз писателей СССР.

27 октября 1934 г. совместным постановлением ЦИК и СНК СССР запрещены посевы опиумного мака и индийской конопли.

5 ноября 1934 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление об учреждении Особого совещания при Народном комиссариате внутренних дел СССР с правом ссылки или заключения в лагерь на срок до пяти лет и высылки из СССР (впоследствии права ОСО были в огромной степени расширены). ОСО просуществовали до 1 сентября 1953 г.

5 ноября 1934 г. в кинотеатре «Титан» в Ленинграде состоялся первый массовый показ фильма «Чапаев», который стал суперхитом советского кинематографа 1930-1940-х годов. Фильм был создан братьями Васильевыми, которые в действительности вовсе не братья, а однофамильцы.

Зрители ходили смотреть картину много раз, все надеясь, что Чапаев в финале выплывет.

5 ноября 1934 г. свой первый полет совершил крупнейший отечественный дирижабль полужесткой конструкции «ОСОВИАХИМ СССР-В6». Его длина составляла 104,5 м, грузоподъемность — 8,5 т.

16 ноября 1934 г. СССР впервые принял участие в Парижском Международном авиасалоне.

Не важно, кто нажал на курок, главное — кто оплачивал пули.

Э. Эмлер

1 декабря 1934 г. в нескольких шагах от своего кабинета в Смольном неким 30-летним Л. Николаевым убит выстрелом в затылок первый секретарь Ленинградского обкома партии, один из самых преданных соратников Сталина – 48-летний С.М. Костриков, больше известный под псевдонимом Киров.

Сергей Киров шел по Смольному. Когда он свернул в узкий коридор и направился к своему кабинету, от стены отделился молодой человек. Он достал из портфеля револьвер и выстрелил в партийного вождя. Именно с этого выстрела начинается самая мрачная страница в новейшей истории нашей страны. Впрочем, не стоит думать, что от руки террориста погиб пламенный борец за народное счастье. Достаточно вспомнить о печальной памяти Беломорско-Балтийском канале — любимом детище Кирова или роль Кирова в не менее печальной памяти раскулачиваниях, в которых первый секретарь Ленинградского горкома принимал самое непосредственное участие. В конце концов, достаточно вспомнить, что всего за три дня до своей смерти он два с лишним часа беседовал со Сталиным в его кабинете в Кремле, где Коба предложил своему старому другу и верному соратнику перебраться в Москву и стать вторым человеком в партии.

Конечно, на это можно возразить, что Сталин был невероятно хитер и мог подобными действиями прикрывать свои истинные намерения. Может, оно и так. Во всяком случае, этой тайны мы уже никогда не узнаем. Во времена хрущевской оттепели была предпринята безуспешная попытка разобраться с делом Кирова. Наивные люди пытались найти документы, в которых бы черным по белому рукой Сталина было написано: «Народному комиссару внутренних дел СССР Генриху Ягоде. Приказываю — убить Кирова».

И подпись: «Сталин». Конечно же, никаких подобных документов не нашли. И найти не могли.

Их просто не существовало. Наоборот, после своего разговора с Кировым Сталин неоднократно вызывал Ягоду и приказывал ему стеречь Кирова как зеницу ока. Может быть, и правы те, кто считает, что глава НКВД правильно понял своего хозяина. В момент убийства рядом с Кировым охраны почему-то не оказалось.

Следствие по делу Кирова продолжалось 27 дней. Тогда расследования вообще были недолгими.

Всем все было ясно с самого начала. Заключение подписали заместитель прокурора СССР Вышинский и следователь по особо важным делам Шейнин, позднее ставший писателем-детективщиком. Убийцей оказался молодой большевик Леонид Николаев. Кстати, вполне боевой товарищ. В 16 лет в дни наступления на Петроград белогвардейского генерала Юденича он ушел на фронт, там стал комсомольцем, работал в ГПУ, потом уехал в Мурманск, где даже занимал какой-то пост, хотя и второстепенный. Естественно, в том, что творилось вокруг него, он обвинял местные перегибы и партийных товарищей, которые забыли идеалы революционной борьбы.

Скорее всего, эти мрачные мысли и привели Николаева к убеждению в том, что кто-то должен пожертвовать собой, чтобы обратить внимание партии на столь пагубное положение.

Осталось выбрать жертву. Вот тут-то как раз некие доброхоты и открыли Николаеву страшную тайну: оказывается, Киров спал с его, Николаева, женой. Но самое интересное не в том, что Николаев был параноиком. Впоследствии выяснилось, что обо всех своих мрачных мыслях Николаев рассказывал чуть ли не на каждом перекрестке и довольно громко. Так что совершенно очевидно, что НКВД было прекрасно осведомлено о планах этого молодого человека. Более того, 1 декабря Николаев предпринял отнюдь не первую попытку убить Кирова. Незадолго до того он уже был задержан в Смольном, когда с оружием в руках пытался проникнуть в кабинет первого секретаря. Вместо того чтобы арестовать его и предъявить обвинение в попытке убийства одного из вождей революции, его отпустили и даже вернули ему пистолет.

В ходе расследования по делу убийства Кирова прошло семь судебных разбирательств, были арестованы и расстреляны 13 чел., среди которых был и его убийца Л. Николаев. Самым важным следствием этого убийства стало не столько то, что Сталин остался единственным лидером страны и избавился от своего самого серьезного политического конкурента, а то, что оно дало ему повод начать крупномасштабные «чистки» в стране. Однако уже в то время начали появляться версии о том, что убийство Кирова было лишь хорошо подготовленной политической провокацией, устроенной с согласия самого Сталина.

«…Все были подавлены – Кирова любили… Никто из нас не догадывался, что начинается новая эпоха, но все примолкли, насторожились…» (из воспоминаний И. Эренбурга).

А трудовой Питер распевал (шёпотом, с оглядкой):

Эх, огурчики, да помидорчики…
Сталин Кирова убил в коридорчике.

После Февральской революции либеральный журналист Киров горячо приветствовал Временное правительство. Даже попав на II съезд Советов, он не сразу переметнулся к победителям и до 1919 г. числился меньшевиком, правда, не слишком активным. Тем сильнее был эффект от его появления во власти – в марте 1919 г. в Астрахани по его приказу было расстреляно полторы тысячи рабочих, бастовавших по случаю нехватки хлеба.

Взлёт Кирова пришёлся на 1926 г., когда он сменил Г.Е. Зиновьева на посту руководителя питерских большевиков. Известная версия о конфликте Кирова и Сталина на ХVII съезде партии неубедительна: когда группа делегатов обратилась к «Миронычу» с просьбой стать генсеком, честный Киров всё доложил Сталину (судьба «ходоков» была, таким образом, предрешена).

Вокруг убийства Кирова до сих пор не утихают споры, причём модная в своё время о причастности Сталина к случившемуся представляется не слишком убедительной. Скорее всего, это была месть рогоносца Л. Николаева Последствия теракта были трагичными: по всему СССР прокатилась губительная волна «большого террора». До предела «закрутили гайки» и в Ленинграде, новым руководителем которого стал молодой подручный Сталина А.А. Жданов.

Прошёл слух, что если у кого-нибудь найдутся документы, доказывающие связь со старым режимом, эти лица тоже будут высланы. Люди в панике сжигали бесценные для отечественной истории бумаги. Из письма Бонч-Бруевича наркому просвещения: «В одном доме был сварен суп на документах Пугачёва из Оренбургского края. Обезумевший старик сжёг более ста писем Петра 1 и целую корзину документов ХVIII века».

Убийство Кирова позволило Сталину убрать с политической сцены своих основных конкурентов – Зиновьева и Каменева, а заодно и многих других. И всё это было проделано под лозунгом «настоящей большевистской революционной бдительности».

Это трагическое событие стало во многих отношениях рубежным в советской истории. Оно было использовано Сталиным как предлог к развязыванию массового террора по отношению как к «социально чуждым» элементам, так и к своим противникам в партии. К моменту убийства Кирова не было никаких оснований для ареста бывших оппозиционеров Зиновьева, Каменева и др. Сталин выдвинул лживую версию о принадлежности убийцы Кирова Леонида Николаева к «зиновьевцам». О том, как готовилась эта провокация, позже рассказал Ежов: «…Как сейчас помню, вызвал (Сталин) меня и Косарева и говорит: “Ищите среди зиновьевцев”… Пришлось вмешаться в это дело т. Сталину. Товарищ Сталин позвонил Ягоде и сказал: “Смотрите, морду набьем”». Вечером 1 декабря был принят указ о введении ускоренной судебной процедуры и о немедленном приведении в исполнение смертных приговоров. 16 декабря были арестованы Зиновьев и Каменев. За несколько декабрьских дней в Москве, Ленинграде и Киеве без суда расстреляно множество политзаключенных. Между тем неопровержимые данные о прямой причастности Сталина к планированию и подготовке этого убийства до сих пор отсутствуют.

Правда, Хрущев на XX съезде партии прямо заявил о виновности Сталина в «деле Кирова», но полномасштабное расследование проведено не было.

4 декабря 1934 г. советские газеты сообщили об аресте 37 белогвардейцев, якобы проникших в страну с террористической целью.

7 декабря 1934 г. образованы Кировская, Омская и Оренбургская области и Красноярский край.

7 декабря 1934 г. в СССР отменена карточная система на хлеб, муку и крупу.

15 декабря 1934 г. К. Циолковскому в голову впервые пришла мысль об эффективности многоступенчатой ракеты. Эту идею он счел столь значительной, что даже указал время ее рождения: «15 декабря 1934 года после 6 часов вечера…»

16 декабря 1934 г. арестованы старые большевики – Лев Каменев и Григорий Зиновьев.

Примечательно, что все четверо высших сотрудников НКВД – Паукер, Буланов, Молчанов и Волович, — принимавших участие в аресте, были впоследствии расстреляны как заговорщики.

На вершине политического олимпа СССР становилось всё просторнее и просторнее…

29 декабря 1934 г. расстрелян Леонид Николаев, застреливший Сергея Кирова.