5 января 1920 г. адмирал А. Колчак после восстаний в Красноярске подписал свое отречение от власти и передал титул верховного правителя России генералу А. Деникину.

Сам адмирал оказался под фактическим арестом у бывших союзников — белочехов, которые позже передали его местным властям: эсеровско-меньшевистскому Политцентру и большевикам, создавшим следственную комиссию по его делу.

Одно, что мы можем и должны сказать русскому интеллигенту, это — постарайся стать человеком. Став человеком, он без нас поймёт, что ему нужно: любить или верить, и как именно.

М. Гершензон

9 января 1920 г. в Воронеже после отступления Белой армии убиты 160 иереев Русской православной церкви во главе с архиепископом Тихоном, который остался вместе с паствой в Митрофановом монастыре и во время совершения богослужения был повешен на Царских вратах монастырского Благовещенского собора.

11 января 1920 г. в Петрограде в залах Зимнего дворца открыт Музей революции.

15 марта 1920 г. в связи с исчерпанием запасов угля и остановкой газовых заводов временно прекращено освещение улиц Петрограда.

16 января 1920 г. верховный союзный совет Антанты принял решение о прекращении блокады и возобновлении торговых отношений с советской Россией.

17 января 1920 г. в Советской России официально отменена смертная казнь.

18 января 1920 г. В.И. Ленин пишет письмо А. В. Луначарскому: «Недавно мне пришлось — к сожалению и к стыду моему, впервые, — ознакомиться с знаменитым словарем Даля. Великолепная вещь, но ведь этот областнический словарь и устарел. Не пора ли создать словарь настоящего русского языка, скажем, словарь слов, употребляемых теперь и классиками от Пушкина до Горького.
Что, если посадить за сие 30 ученых, дав им красноармейский паек?
Как бы Вы отнеслись к этой мысли?
Словарь классического русского языка?
Не делая шума, поговорите со знатоками, ежели не затруднит, и сообщите мне Ваше мнение».

25 января 1920 г. красными разгромлен отряд генерала Каппеля под Иркутском. Каппель погиб. После этого колчаковская армия полностью прекратила свое существование.

29 января 1920 г. Совнарком принял постановление о привлечении всех граждан, независимо от основной работы, к исполнению топливной, дорожной, сельскохозяйственной, гужевой и других повинностей.

Началась милитаризация труда. Рабочие должны были прикрепляться к заводам и выполнять производственный план под угрозой жёстких репрессий. Предусматривалось, что любой работник может быть принудительно направлен туда, где его труд нужнее. Главным идеологом милитаризации труда и создания трудовых армий стал Троцкий, заявивший на Х съезде РКП(б) в 1920 г, что военные методы хозяйствования присущи всему периоду строительства социализма.

За «трудовое дезертирство» он предлагал карать отправкой в штрафные рабочие команды и штрафные концлагеря.

2 февраля 1920 г. в Юрьеве (Тарту) подписан мирный договор между РСФСР и Эстонией, впервые в своей истории получившей независимость.

Согласно этому договору, подписание которого Ленин назвал, конечно, «событием всемирно-исторического значения», Советы, кроме территориальных уступок исконно русских земель, должны были выплатить Эстонии 15 млн. руб. золотом. Это была плата большевиков за разоружение эстонцами Белой Северо-Западной армии.

3 февраля 1920 г. постановлением Совнаркома образован Гохран (Государственное хранилище ценностей), задуманный как главный резерв ценностей Советского правительства и банк для его особых валютных операций.

Отдельный человек только тогда способен стать ценностью, когда имеет смелость быть просто собой.

«Первое сентября» 21. 04. 1998

7 февраля 1920 г. после нескольких допросов, начавшихся 21 января, без суда на берегу реки Ушаковки в 5 час. утра двойным залпом двойного оцепления вместе с председателем Совета министров В. Пепеляевым расстрелян по постановлению местного военно-революционного комитета Верховный правитель Сибири, выдающийся полярный исследователь адмирал А.  Колчак, так и не сумев (или не захотев?) воспользоваться хранившейся у него ампулой с ядом.

В секретной телеграмме из Москвы Ленин советовал иркутским чекистам не распространять вокруг следствия и суда лишних слухов и обделать всё «архинадёжно».

По рассказу председателя следственной комиссии С.Г. Чудновского, руководившего расстрелом, Колчак встретил его в камере одетым в шубу и папаху. Он спокойно отнёсся к приказу ревкома о его расстреле, отдал конвоировавшим его солдатам свой портсигар с папиросами.

Трупы Колчака и Пепеляева как палачей сибирского крестьянства было «решено отправить туда, где тысячами лежат ни в чём не повинные рабочие и крестьяне, замученные карательными отрядами», — в прорубь на Ангаре.

ПАМЯТИ АДМИРАЛА КОЛЧАКА
Он защищал страну от смуты
Как только мог.
Но дьявол карты перепутал,
Оставил Бог.

Смерть лихорадочно косила
Со всех сторон,
Тонула, как корабль, РОССИЯ,
А с нею – ОН.

Его вели между вагонов,
Как черти в ад.
Разило водкой, самогоном
От всех солдат.

Худой чекист, лицо нахмуря,
Отдал приказ…
А ОН курил, — как люди курят, —
В последний раз…

Шёл снег. Медлительно и косо,
Синела мгла…
Уже кончалась папироса
И пальцы жгла.

— Повязку? – Нет, со смертью в жмурки
Играет трус.
Он видел силуэт тужурки,
Скулу и ус.

И портсигар отдал солдату:
«Берите, что ж,
Не думаю, чтоб мне когда-то
Ещё пришлось…»

Ночная тьма уже редела,
Чернел перрон,
И, как всегда после расстрела,
Не счесть ворон.

Они, взметнувшись, к далям рвутся,
Летят, летят…
И виснут тучи над Иркутском,
И люди спят.

С. Бонгард

СПРАВКА. Александр Васильевич Колчак родился 16 (4) ноября 1874 г. в селе Александровское под Петербургом в семье штабс-капитана морской артиллерии, в дальнейшем генерал-майора, и военного инженера.

Среди предков А.В. Колчака — Колчак-паша, плененный войсками Миниха при взятии Хотина в 1739 г., бугские казаки, потомственные дворяне Херсонской губернии; многие в роду Колчака служили в армии и на флоте. Отец А.В. Колчака — Василий Иванович — воспитывался в одесской гимназии Ришелье, затем служил в морской артиллерии; прошел курс в Институте корпуса горных инженеров, где изучал металлургию. На Обуховском заводе служил приемщиком Морского ведомства . Ушел в отставку в чине генерал-майора. В 1894 г. выпустил «Историю Обуховского завода, в связи с прогрессом артиллерийской техники», а в 1904 — книгу «Война и плен, 1853-1855 г.г. Из воспоминаний о давно пережитом». Являлся франкофилом. Умер в 1913 г.

Мать А.В. Колчака — Ольга Ильинична — родом из донских казаков и херсонских дворян (урожденная Посохова). Кроме Александра, родила двух дочерей, одна из которых умерла в детстве (на дочерей не везло и Александру Васильевичу: Татьяна, его первенец, прожила всего несколько дней; Маргарита, третья, и последняя, из его детей, скончалась в двухлетнем возрасте).

При рождении Александра матери было восемнадцать. Умерла в 1894 г.

В 1888-1894 г.г. учился в Морском кадетском корпусе, куда перевелся из 6-й Санкт-Петербургской классической гимназии. Был произведен в мичманы. Кроме военного дела, увлекался точными науками и заводским делом: слесарить выучился в мастерских Обуховского завода, штурманское дело осваивал в Кронштадтской морской обсерватории.

В 1895-1899 г.г. на крейсерах «Рюрик» и «Крейсер» Колчак побывал в дальних заграничных плаваниях, в которых начал заниматься океанографией, гидрологией, картами течений у берегов Кореи, пытался самостоятельно изучить китайский язык, готовился к южнополярной экспедиции, мечтая продолжить работы Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева, дойти до Южного полюса. К этому времени прекрасно владел тремя европейскими языками, хорошо знал лоции всех морей Земли. В 1900 г. произведен в лейтенанты. При подготовке к Русской полярной экспедиции (РПЭ), участвовать в которой ему предложил барон Э.В. Толль, Колчак изучал магнитологию в Павловской магнитной обсерватории, практиковался в Норвегии у Нансена. В 1900-1902 г.г. с «Зарей» прошел путь по арктическим морям (с двумя зимовками — по одиннадцать месяцев каждая). Во время зимовок совершал дальние — до 500 верст — поездки на собачьих нартах и на лыжах. Исполнял должности гидролога и второго магнитолога. Во время плавания под руководством лейтенанта Колчака проводились комплексные гидрологические исследования, после которых береговая линия западного Таймыра и соседних островов приобрела совершенно новые очертания на картах; один из вновь открытых у берегов Таймыра островов Толль назвал именем Колчака. После навигации 1902 г. «Заря», добравшаяся до бухты Тикси, была раздавлена льдами и экспедиция, снятая пароходом «Лена», через Якутск прибыла в декабре в столицу. Толль, ушедший с тремя спутниками к острову Беннетта по морскому льду, не вернулся и Колчак, прибыв в Петербург, предложил Императорской Академии наук организовать спасательную экспедицию к острову Беннетта на шлюпках. Когда Колчак выразил готовность возглавить предприятие, Академия дала ему средства и полную свободу действий.

В полярную экспедицию Колчак отправился женихом, затем, в период подготовки спасательной экспедиции, оказалось не до свадьбы, и Софья Фёдоровна Омирова вновь осталась ждать своего жениха. В конце января на собаках и оленях поисковая экспедиция прибыла в Якутск, где тут же было получено известие о нападении японцев на Порт-Артур. Колчак телеграфировал Академии просьбу об отчислении в Морское ведомство и о направлении в район боевых действий. Пока решался вопрос о его переводе, Колчак с невестой перебрались в Иркутск, где в местном географическом обществе он сделал доклад «О современном положении Русской полярной экспедиции». В условиях начавшейся войны свадьбу решили далее не откладывать и (18) 5 марта 1904 г. А. Колчак и С. Омирова обвенчались в Иркутске, откуда через несколько дней и разъехались. За участие в Русской полярной экспедиции Колчак получил орден Святого Владимира 4-й степени.

В Порт-Артуре Колчак служил вахтенным начальником на крейсере «Аскольд», артиллерийским офицером на минном заградителе «Амур», командиром эскадренного миноносца «Сердитый». На поставленной им к югу от Порт-Артура минной банке подорвался и погиб японский крейсер «Такасаго». В ноябре, после тяжелой пневмонии, перешел на сухопутный фронт. Командовал батареей морских орудий в вооруженном секторе Скалистых гор. Награжден орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». 2 января 1905 г. (20 декабря 1904 г.), в момент сдачи крепости, из-за суставного ревматизма в очень тяжелой форме (последствие экспедиции на Север) оказался в госпитале. Попал в плен. Начав поправляться, был перевезен в Японию.

Правительство Японии предложило русским военнопленным либо остаться, либо «вернуться на родину без всяких условий». В апреле-июне 1905 г. Колчак проделал путь через Америку в Петербург. За отличие под Порт-Артуром он был пожалован золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденом Святого Станислава II степени с мечами. Врачи признали его совершенным инвалидом и отправили лечиться на воды; лишь через полгода он смог вернуться в распоряжение ИАН.

До мая 1906 г. Колчак приводил в порядок и обрабатывал экспедиционные материалы, была подготовлена книга «Лед Карского и Сибирского морей», напечатанная в 1909 г. 23 (10) января 1906 г. на объединенном заседании двух отделений Императорского Русского Географического общества Колчак сделал сообщение об экспедиции на остров Беннетта, а 11 февраля (30 января) Совет ИРГО присудил ему «за необыкновенный и важный географический подвиг, совершение которого сопряжено с трудом и опасностью», высшую награду ИРГО — Большую золотую Константиновскую медаль.

После событий 1905 г. офицерский состав флота пришел в состояние упадка и деморализации. Колчак оказался среди небольшого числа тех морских офицеров, которые взяли на себя задачу воссоздания и научной реорганизации русского военного флота. В январе 1906 г. он стал одним из четверых основателей и председателем полуофициального офицерского Санкт-Петербургского Морского кружка. Вместе с другими его членами разработал записку о создании Морского Генерального штаба (МГШ) как органа, ведающего специальной подготовкой флота к войне.

МГШ был создан в апреле 1906 г. Колчак, оказавшийся в числе первых двенадцати офицеров, выбранных из всего русского флота, был назначен заведовать Отделением русской статистики в МГШ. На основе предположения о вероятном нападении Германии в 1915 г., в МГШ была разработана военно-судостроительная программа, одним из главных составителей которой был Колчак.

В 1907 г. Главное гидрографическое управление Морского ведомства начало подготовку Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭ СЛО). Колчак разработал один из проектов этой экспедиции, при его активном участии происходил выбор типа судов для нее и наблюдение за постройкой ледокольных транспортов большого радиуса действия «Вайгач» и «Таймыр», строившихся на Невском судостроительном заводе в 1908-1909. В мае 1908 г. в чине капитана 2-го ранга Колчак стал командиром спущенного на воду «Вайгача», оборудованного специально для картографических работ. Весь экипаж экспедиции состоял из военных моряков-добровольцев, на всех офицеров возлагались научные обязанности. В октябре 1909 г. суда вышли из Петербурга, а в июле 1910 г. прибыли во Владивосток. В конце 1910 г. Колчак уехал в Петербург.

В 1912 г. Колчак назначается начальником Первого оперативного отдела МГШ, в его ведении — вся подготовка флота к ожидаемой войне. В этот период Колчак участвует в маневрах Балтфлота, становится специалистом в области боевых стрельб и в особенности минного дела: с весны 1912 г. он в Балтийском флоте — у Эссена, потом служил в Либаве, где была база Минной дивизии. В Либаве до начала войны оставалась и его семья: жена, сын, дочь. С декабря 1913-го Колчак — капитан 1-го ранга; после начала войны — флаг-капитан по оперативной части. Разработал первое боевое задание флоту — закрыть сильным минным полем вход в Финский залив (та самая минно-артиллерийская позиция Порккала-удд-остров Нарген, которую полностью с успехом, но не так быстро повторят моряки-краснофлотцы в 1941 г.). Приняв во временное командование группу из четырех миноносцев, в конце февраля 1915 г. Колчак закрывает двумя сотнями мин Данцигскую бухту. Это была самая трудная операция — не только по военным обстоятельствам, но и по условиям плавания кораблей со слабым корпусом во льдах: тут вновь пригодился полярный опыт Колчака. В сентябре 1915 г. Колчак вступает в командование, сначала временное, Минной дивизией; одновременно в его подчинение переходят все морские силы в Рижском заливе. В ноябре 1915 г. Колчак получает высшую русскую военную награду — орден Святого Георгия IV степени. На Пасху 1916 г., в апреле, А.В. Колчаку присваивают первый адмиральский чин.

В июне 1916 г. Колчака назначили командующим Черноморским флотом (одновременно произведя в вице-адмиралы «за отличия по службе»). Новый вице-адмирал проявил себя деятельным и находчивым командиром: он усилил минирование портов противника, флот под его руководством практически заблокировал выход германских и турецких судов в Чёрное море.

Происшедшая в Петрограде Февральская революция поначалу не особенно встревожила Колчака: Черноморский флот был далеко от центра событий. Командующий вывел флот в море, чтобы продемонстрировать противнику, что он сохраняет боеготовность. Однако под влиянием агитации посланцев «Кронштадтской республики» и общего развития в стране делегатское собрание севастопольских моряков, солдат и рабочих 6 июня (24 мая) 1917 г. приняло решение обезоружить офицеров, а Колчака отстранить от должности. Тогда Колчак демонстративно выбросил свой кортик в море, заявив о своей отставке, и 8 июня (26 мая) выехал в Петроград.

Колчак получает приглашение от американской миссии, официально обратившейся к Временному правительству с просьбой командировать адмирала Колчака в США для сообщения сведений по минному делу и борьбе с подводными лодками. 17 (4) июля А.Ф. Керенский дал санкцию на осуществление миссии Колчака, и в качестве военного советника он отбывает в Англию, а затем в — США. В августе во главе Российской военно-морской миссии он прибыл в США, делясь с американцами своим боевым опытом и знакомясь с их военно-технической подготовкой.

Ответив согласием на предложение партии кадетов баллотироваться в Учредительное Собрание, Колчак возвращается в Россию, но октябрьский переворот задерживает его в Японии до сентября 1918 г.

В январе 1918 г. Колчак отправился на Месопотамский фронт, однако обстоятельства заставили его приехать в Пекин, а оттуда в Харбин. В апреле-сентябре 1918 г. он неудачно пытался сформировать объединённые вооружённые силы на КВЖД для борьбы с «германо-большевиками». Тогда Колчак принял решение пробраться на Юг и примкнуть к добровольческой армии. В середине октября он прибыл в Омск. В ночь на 1 декабря (18 ноября) в Омске произошел военный переворот, выдвинувший Колчака на вершину власти. Совет министров настоял на его провозглашении Верховным Правителем России, Верховным Главнокомандующим вооруженных сил и производстве полным адмиралом. Переворот был произведён не столько Колчаком, сколько для Колчака, который был всероссийски известной фигурой в Сибири. В руках Колчака оказался золотой запас России, он получил военно-техническую помощь от США и стран Антанты; ему удалось создать к весне 1919 г. армию общей численностью до 400 тыс. чел. В 1919 г. Колчак переносит Ставку из Омска в правительственный эшелон, — новой столицей назначается Иркутск. Адмирал останавливается в Нижнеудинске.

Успехи армий Колчака пришлись на март-апрель 1919 г., когда его войска заняли Урал. Однако вслед за этим начались поражения, которые объяснялись как стратегическими и тактическими просчётами, так и более общими причинами – фактическим отказом от решения аграрного вопроса, коррупцией в тылу, атаманщиной, партизанским движением, конфликтами и противоречиями с союзниками, в том числе с командующим союзными войсками в Сибири французским генералом М. Жаненом. Колчак всем своим прошлым, воспитанием и образованием не был подготовлен к роли диктатора в условиях Гражданской войны. Он был слишком прямолинеен, выше всех политических расчётов ставил офицерскую честь и интересы «единой и неделимой России». По словам одного современника, он был «вспыльчивым идеалистом, полярным мечтателем и жизненным младенцем». Такие качества не могли не привести его к поражению. В декабре 1919 г. года поезд Колчака оказался блокированным в Нижнеудинске чехословаками. Адмиралу союзным командованием была гарантирована безопасность. 5 января 1920 г. он соглашается передать верховную власть генералу Деникину, а управление Восточной окраиной — Семенову, и переходит в чешский вагон, под покровительство союзников. 14 января совершается последнее предательство: в обмен на свободный проезд чехи выдают адмирала.

15 января 1920 г. в 9 час. 50 мин. вечера по местному, иркутскому, времени по указанию генерала Жанена Колчака арестовали. В одиннадцатом часу ночи под усиленным конвоем арестованных провели по торосистому льду Ангары, а дальше на автомобилях адмирала и его офицеров перевезли в Александровский централ. Узнав о захвате Колчака, Ленин лично дал указание его расстрелять якобы по решению местных властей.

Иркутский ревком намеревался сделать открытый судебный процесс над бывшим Верховным правителем России и министрами его Российского правительства. С 21 января Чрезвычайная следственная комиссия начала допросы, продолжавшиеся до 6 февраля, когда остатки армии Колчака вплотную подошли к Иркутску. Ревком вынес постановление о расстреле Колчака без суда.

СЕДЬМОЕ ФЕВРАЛЯ
И каждый год Седьмого февраля
Одна с упорной памятью моей
Твою опять встречаю годовщину.
А тех, кто знал тебя, — давно уж нет,
А те, кто живы, — все давно забыли.
И этот, для меня тягчайший день, —
Для них такой же точно, как и все, —
Оторванный листок календаря.

1969 А. Тимирева – А. Колчаку

Из писем А.В. Колчака А.В. Тимиревой (февраль 1917 — март 1918)

«Одного приказания играть симфонии Бетховена иногда бывает недостаточно, чтобы их играли хорошо».

Из письма А.В. Колчака А.В. Тимиревой; февраль 1917 г.

«Ведение войны вместе с внутренней политикой и согласование этих двух взаимно исключающих друг друга задач является каким-то чудовищным компромиссом. Последнее противно моей природе. А внутренняя политика растет, как снежный ком, и явно поглощает войну. Это общее печальное явление лежит в глубоко невоенном характере масс, пропитанных отвлеченными, безжизненными идеями социальных учений (но в каком виде и каких!) Отцы социализма, я думаю, давно уже перевернулись в гробах при виде практического применения их учений в нашей жизни. На почве дикости и полуграмотности плоды получились поистине изумительные. Все говорят о войне, а думают и желают все бросить, уйти к себе и заняться использованием создавшегося положения в своих целях и выгодах — вот настроение масс».

14 (1) апреля 1917г.

«Из Петрограда я вывез две сомнительные ценности: твердое убеждение в неизбежности государственной катастрофы со слабой верой в какое-то чудо, которое могло бы ее предотвратить, и нравственную пустоту. Я, кажется, никогда так не уставал, как за свое пребывание в Петрограде».

После 4 мая (21 апреля) 1917 г. — времени отъезда Колчака из Петрограда.

«Одновременно я потерял все, что для меня являлось целью большой работы и, скажу, даже большей частью содержания и смысла жизни. Это хуже, чем проигранное сражение, это хуже даже проигранной кампании, ибо там все-таки остается хоть радость сопротивления и борьбы, а здесь только сознание бессилия перед стихийной глупостью, невежеством и моральным разложением».

22 (9) мая 1917 г.

Анна Васильевна Тимирева (1893-1975) урожденная Сафонова, во втором замужестве Книпер. Родилась в Кисловодске. В 1906 г. семья переехала в Петербург, где в 1911 г. Анна Васильевна окончила гимназию княгини Оболенской. Свободно владела французским и немецким. В 1918-1919 г.г. в Омске была переводчицей Отдела печати при Управлении делами Совета министров и Верховного правителя; работала в мастерской по шитью белья и на раздаче пищи больным и раненым воинам. В 1911-1918 г.г. замужем за С.Н. Тимиревым; с 1922 г. — замужем за В.К. Книпером.

Самоарестовалась вместе с Колчаком в январе 1920 г. Освобождена в том же году по октябрьской амнистии, в мае 1921 г. вновь арестована; находилась в тюрьмах Иркутска и Новониколаевска.

Освобождена летом 1922 г. в Москве из Бутырской тюрьмы. В 1925 г. арестована и выслана из Москвы на три года. В апреле 1935 г. арестована в четвертый раз, в мае осуждена на пять лет лагерей (через три месяца заменены ограничением проживания: «минус 15» на три года). 25 марта 1938 г., за несколько дней до окончания срока «минуса», арестована в Малоярославце и в апреле 1939 г. осуждена по прежней статье на восемь лет лагерей. После освобождения жила за 100-м километром от Москвы. 21 декабря 1949 г. арестована без предъявления нового обвинения.

Десять месяцев провела в тюрьме Ярославля и в октябре 1950 г. отправлена этапом в Енисейск до особого распоряжения; ссылка снята в 1954 г. Затем в «минусе» до 1960 г. В промежутках между арестами работала библиотекарем, архивариусом, дошкольным воспитателем, чертежником, ретушером, картографом (Москва), членом артели вышивальщиц (Таруса), инструктором по росписи игрушек (Завидово), маляром (в енисейской ссылке), бутафором и художником в театре (Рыбинск); подолгу оставалась безработной или перебивалась случайными заработками. В 1956 г. получила ответ прокурора о гибели и реабилитации сына (В.С. Тимирева). Реабилитирована в марте 1960 г.. Умерла 31 января 1975 г.

А.В. Колчак был старше её на девятнадцать лет; к моменту их знакомства он уже плавал в водах четырех океанов и двадцати морей, объехал (первый раз) вокруг Земли, выпустил две книги, заслужил ряд русских и иностранных орденов. C момента знакомства А.В. Тимиревой с А.В. Колчаком до минуты ареста прошло пять лет. Бoльшую часть этого времени они жили порознь (у каждого — своя семья), месяцами не виделись. Письма писались часто, иногда без перерыва день за днем. Случайно уцелели в основном черновики. Рядом они пробыли менее двух лет: с лета 1918 г. по январь 1920 г. После гибели Колчака Анна Васильевна провела в тюрьмах, лагерях, ссылках и «минусах» в общей сложности около тридцати лет. Умерла, оставив тонкую стопку исписанных тетрадок и листков: фрагменты воспоминаний, стихи.

7 февраля 1920 г. народный комиссариат государственного контроля преобразован в Рабоче-крестьянскую инспекцию (Рабкрин), которую возглавил Сталин. В этой связи вспоминается ленинская работа «Как нам реорганизовать Рабкрин», содержание которой обязан был знать каждый советский студент в процессе изучения истории КПСС.

8 февраля 1920 г. Красная Армия выбила белогвардейцев из Одессы.

“Эпизод из фильма «Котовский». Его войска внезапно взяли Одессу, а там в оперном театре идёт концерт. Публика – интеллигенция, ещё не уехавшая в эмиграцию и ещё не истреблённая в глухих подвалах. Там мог находиться «в креслах», скажем, и Бунин, живший в те дни в Одессе, и мог он там оказаться с дамой. И вот победитель Котовский, внезапно захвативший Одессу, выходит на сцену, постукивая нагайкой о голенище, мрачным взглядом обводит зал (в фильме это актёр Мордвинов) и вдруг командует публике: «Встать!»

Не в том дело даже, что таким оказался Котовский, а в том, что много лет уже спустя создатели фильма видели в поведении Котовского пример революционной доблести и считали, что он принёс на своих саблях нормальную в их понимании революционную атмосферу. То есть атмосферу принуждения и насилия: «Встать!»” (В. Солоухин «Камешки на ладони»)

21 февраля 1920 г. по инициативе В.И. Ленина организована Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО). «Советская власть плюс электрификация всей страны», — по мысли Ленина, это и есть коммунизм.

21 февраля 1920 г. Красная Армия вошла в город Архангельск, выбив белогвардейцев.

23 февраля 1920 г. декретом ВЦИК и СНК в системе Наркомпроса РСФСР учреждён Главполитпросвет – Главный политико-просветительный комитет, — государственный орган, руководивший массовым коммунистическим просвещением взрослого населения.

Главполитпросвет функционировал до 1930 г., всё это время его председателем была Н. Крупская.

29 февраля 1920 г. в Москве открылся 1-й Всероссийский съезд трудового казачества, в резолюциях которого подчёркивалось, что «казачество отнюдь не является особой народностью или нацией, а составляет неотъемлемую часть русского народа».

3 марта 1920 г. в Москве состоялось открытие Дома печати (его сегодняшний наследник – Центральный Дом журналиста, в просторечии — Домжур).

Москва в ту пору была голодной, холодной, с разладившимся бытом. Членам Дома печати выдавали два бутерброда и не по карточкам. В то время поэт Арго шутливо и в то же время с горькой иронией писал:

Печати дом – краса природы.
Дают там по два бутерброда.
Но всё же, господи, прости,
Я съел не менее шести.

5 марта 1920 г. Выдержка из дневника, запись, сделанная в этот день: «Всё тихо и спокойно сегодня. На улице светит солнышко и вместе с ветерком здорово сушит. Снег почти уже растаял – остался – остался только по балкам и по лощинам, а на пригорках уже просохло, и выбивается из земли молоденькая травка. Озимые в степи начинают зеленеть. Вчера видела на поле мышь, которая уже вылезла из земли, почуяв весну…»

Какая безмятежная лирическая картинка! Но это был лишь небольшой просвет! Небольшой просвет в жизни автора дневника, молоденькой учительницы Галины Кузьменко, жены Батьки Махно. Строки написаны в Гуляй-Поле, на юге Украины. Судьба Галины драматична: после поражения войск Нестора Махно она бежит вместе с ним в Румынию. Скитания по заграницам.

Смерть Махно. Окончание второй мировой войны застаёт Кузьменко в Германии. В августе 1945 г. её привозят в Киев, где в следующем году она была осуждена по печально знаменитой статье – 58-й – к 8 годам лагерей. Отбывала наказание в Добровлаге. Затем жила в Казахстане (умерла в 1970-х годах, там же в 1993 г. умерла их общая с Нестором Махно дочь) и, конечно, все эти годы с клеймом: жена Махно. (Ю. Безелянский)

7 марта 1920 г. части Красной Армии вступили в Иркутск. Советской России возвращёна большая часть золотого запаса страны, созданного ещё в царской империи и захваченного чехословацкими легионерами в 1918 г. — 2200 пудов золота.

11 марта 1920 г. по приговору ревтрибунала в Ростове-на-Дону расстрелян Борис Мокеевич Думенко (род. в 1888 г.), героический красный командир Гражданской войны, один из организаторов красной конницы, сыгравшей важнейшую роль в разгроме белых на Дону.

Думенко арестовали и судили за «самоуправство» и «партизанщину». Свою роль сыграло и то, что он нанёс Троцкому личное оскорбление. После ликвидации Думенко все его заслуги в организации красной кавалерии были «приватизированы» С. Будённым, бывшим помощником Думенко, также приложившим руку к расстрельному приговору.

13 марта 1920 г. Красная Армия освободила город Мурманск от белогвардейцев.

15 марта 1920 г. в связи с исчерпанием запасов угля и остановкой заводов временно прекращено освещение улиц Петрограда.

20 марта 1920 г. Л. Троцкий представил в ЦК РКП (б) проект замены продразвёрстки хлебным налогом и введения товарообмена. 11 голосами (включая В. Ленина) против 4 предложение было отвергнуто.

22 марта 1920 г. войска А. Деникина оставили город Владикавказ.

27 марта 1920 г. красные войска захватили Новороссийск – военно-политический центр и последнюю ставку Добровольческой армии. Армия Деникина фактически прекратила свое существование; ее остатки укрепились в Крыму.

29 марта 1920 г. открылся IХ съезд РКП (б) (работал по 5 апреля), одобривший курс на полную ликвидацию частной собственности и милитаризацию экономики.

29 марта 1920 г. утверждена «Инструкция по управлению внутренней (секретной) тюрьмой Управления делами Особого отдела ВЧК». Тюрьма во внутреннем дворе дома №2 на Лубянской площади Москвы предназначалась для «наиболее важных контрреволюционеров и шпионов на то время, пока ведётся по их делам следствие», а также для тех арестованных, кого в силу «известных причин» необходимо «совершенно отрезать от внешнего мира».