сочинительная,  подчинительная  и  бессоюзная

  1. Год пройдёт, промчатся десять, но забыть не хватит сил, как за куст цеплялся месяц, в воду тёплую входил. (В. Рассохин)
  2. Летний вечер тих и ясен: посмотри, как дремлют ивы; запад неба бледно-красен, и реки блестят извивы. (А. Фет)
  3. Белели стужей облака сквозь сад, где падали капели, бледна была твоя щека, и как цветы глаза синели. (И. Бунин)
  4. Я держу на ладони планету, и от тяжести ноет рука, звонко тянется деревце к свету и не помнит, что жизнь коротка. (Н. Рожкова)
  5. Об этом известно давно, но я повторяю вам снова: из песни не выкинешь слова, когда в ней на месте оно. (М. Лисянский)
  6. На белом свете вечно мы пребудем, над нами смерть не властна потому, что мир принадлежит всецело людям и человек принадлежит ему. (В. Дагуров)
  7. Мы часто мать по пустякам тревожим: у друга заночуешь иногда, а мать не спит и думает, быть может, что с сыном приключилася беда. (В. Фирсов)
  8. Взрывается снаряд, земля летит вразброс, осколки рвут бугры промёрзших кочек, а пули всё летят, как будто в землю врос ожесточённый боем пулемётчик. (А. Сурков)
  9. Спит провинция в букете лопухов, греет брюхо мокрое в стогах, и плывут себе сады у берегов, где туманы водят реку под бока. (Е. Юшин)
  10. Звенит над дугой колокольчик, полозья кибитки скрипят, и ноет, болит моё сердце, и слёзы туманят мой взгляд при мысли, что здесь уж не встречу поры я любимой своей, поры, когда выступит травка, журча засверкает ручей. (А. Плещеев)
  11. Знаю, что ко мне ты не придёшь, но поверь, не о тебе горюю: от другого горя невтерпёж, и о нём с тобою говорю я. (М. Петровых)
  12. Я родился в деревне в апреле, в это время летят журавли, и родители очень хотели, чтоб Егором меня нарекли. (Е. Митасов)
  13. Тишина золотовейная в осеннем саду, только слышно, как колотят бельё на пруду, да как падает где-то яблоко звуком тугим, да как шепчется чьё-то сердце тихо с сердцем моим. (П. Соловьёва)
  14. Морозец по утрам целует в губы, но проседает с шорохом сугроб, гремят ледышки в водосточных трубах, как будто дятлы выбивают дробь. (Ю. Оболенцев)
  15. Все предали меня, и все ко мне жестоки, из омута уйду, где царствуют пороки, где волен человек свою лелеять честь. (Мольер)
  16. Наверно, прогневили мы Господа Христа тем, что его забыли и наша жизнь пуста, что люди убивают, вокруг идёт война, а грешник процветает и рушится страна. (А. Шитяков)
  17. Стелется по улицам листва, в палисадах иней серебрится, и теперь уже, как дважды два, ясно, что тепло не возвратится. (А. Мосинцев)
  18. Клубится в небе туч громада, заладил дождь, и грустно нам, что сбор окончен винограда и бродит осень по полям. (З. Серемба)
  1. Чтобы чувствовать себя свободным и в то же время счастливым, надо не скрывать от себя, что жизнь жестока, груба и беспощадна в своём консерватизме, и надо отвечать ей тем, чего она стоит, то есть быть так же, как она, грубым и беспощадным в своих стремлениях к свободе. (А. Чехов)
  2. Тоска по родине действует на всех одинаково: она преображает в наших глазах картины прошлого, идеализируя их; достоинства возрастают, а недостатки смягчаются временем и расстоянием, пока не сотрутся в нашем представлении совершенно. (Ж. Санд)
  3. За каждым словом стоит целый мир, и тот, кто орудует словами, обязан знать, что он приводит в движение миры, давая свободу двойственной сути слов: то, что тешит одного, может смертельно ранить другого. (Г. Бёлль)
  4. Клевета похожа на докучную осу: если у вас нет уверенности, что вы тут же на месте убьёте её, то и отгонять её не пытайтесь, не то она вновь нападёт на вас с ещё большей яростью. (С. Шамфор)
  5. Народ и знать есть в каждом городе, и чувства их всегда различны, а происходит это оттого, что народ не хочет, чтобы знатные им распоряжались и угнетали его, а знатные хотят распоряжаться и угнетать народ; эти два разных стремления приводят в городе к одному из трёх последствий: к единовластию, свободе или произволу какой-нибудь одной партии. (Н. Макиавелли)
  6. Не бойся врагов, — в худшем случае они могут убить тебя; не бойся друзей, — в худшем случае они могут предать тебя, но бойся равнодушных, так как именно с их молчаливого согласия существуют на земле предательство и убийство. (С. Цвейг)